Удивительные вещи случаются в наших пределах. Начинаешь даже подозревать, что сместилась некая событийная ось, и рядовые конфликты коммунального плана, каких полно по нашим городам и весям, на глазах меняют масштаб и быстро переходят в разряд политических противостояний.

Вы, наверное, сейчас вспомнили о ситуации в Екатеринбурге, где вот уже две недели кипят страсти вокруг расположенного в самом центре города сквера. Вернее, вокруг планов воздвигнуть там храм взамен некогда стоявшего и порушенного большевиками. Судьба сквера при этом становится, по меньшей мере, неясной. Его, скорее всего, не будет. Что явно не устроило значительную часть горожан. И она пошла стеной на другую, столь же значительную часть, которую составили сторонники строительства храма. Инцидент набрал такие масштабы, что к участию в действе пришлось привлекать ОМОН.

Перипетии всей этой истории повторять, думается, нет смысла. Она у всех на слуху – даром что ТВ наше некоторое время старательно замалчивало екатеринбургское ристалище. Что в век Интернета как минимум смешно, а как максимум – неумно. Очнулись телеканалы только после того, как свою оценку происходящему дал президент. Высказавшись на медиафоруме ОНФ в Сочи, В. Путин предложил здравый и простой вариант решения вопроса, за который тут же радостно ухватилось екатеринбургское начальство.

Непонятно только, почему раньше тамошние власти ни до чего такого не додумались. В ответ на протесты противников строительства, связанного с массовой вырубкой деревьев, которыми центр Екатеринбурга отнюдь не избалован, они продолжали потрясать протоколами общественных слушаний и прочими разрешительными документами. И, как мантру, зачарованно твердили что-то о духовных скрепах и неких вражеских кознях. 

А если учесть, что эти их тезисы встретили поддержку ряда маститых гуру журналистского сообщества, то вся история начала быстро менять тональность. Изначально бытовой, конфликт стал приобретать все более выраженное политическое звучание. Что лишь еще больше запутало дело и обострило противостояние. И оно неизбежно дошло бы до точки кипения – за малым не дошло, – не остуди горячие головы конфликтующих сторон и туго думающие мозги чиновников президент.

Но почему конфликт в стольном граде далекого Урала привлек к себе всеобщее внимание? Думается, прежде всего в силу своей типичности. Типична здесь не только фабула, когда где-то что-то собираются воздвигать, круша при этом уже созданное и важное для людей. Согласитесь, наша повседневная жизнь такие истории поставляет в избытке. 

Стоит лишь оглянуться вокруг – и можно увидеть вырубленную на две трети Александровскую рощу в Ростове, снесенные там же одни архитектурные памятники и целенаправленно доводимые до гибели другие. Можно вспомнить и приснопамятную ростовскую «транспортную революцию», вызвавшую негодование масс и давшую пищу для печального острословия. До нас то и дело доносятся отголоски конфликта в Новочеркасске, где покусились на зеленый наряд города под благим предлогом строительства детсада в роще «Красная весна». «НВ» неоднократно писало о тлеющем конфликте в батайском Авиагородке, где тамошнюю рощу могут вырубить ради строительства спорткомплекса с трибунами аж на 700 мест. Подобные «СКВЕРные истории» можно перечислять и перечислять…

И в каждой обращает на себя внимание позиция местных властей. Все они действуют как по шаблону. Молча, не спрашивая людей, ни с кем не советуясь. Не желая находить разумные компромиссы в спорных вопросах.

Именно такая позиция местной власти и создает благодатную почву для конфликтов, которые готовы перерасти во что угодно и кем угодно могут быть использованы. Но надо понимать, что отнюдь не извне семена раздора заносятся на нашу почву. Удобряем ее разного рода опасными глупостями мы сами. А потом с жаром рассуждаем о злоумышленных кознях и ужасаемся последствиям.

Простая, в общем, мысль. Президент ее понимает. Но почему только он?