День святых Петра и Февронии – счастье, пронесённое сквозь века

Стерпится – слюбится

В этом году День семьи, любви и верности я отметил в одиночестве. Впрочем, и при жизни жены моей, Светочки, мы не особо вспоминали об этом тихом празднике. Для нас главным месяцем был апрель. В апреле мы оба родились, в апреле сыграли свадьбу. А затем сорок лет прожили вместе без оглядок на католического Валентина и православных Петра с Февронией.

И то сказать: праздник семьи, связанный с именами князя Муромского и его супруги (русский аналог всемирного Дня влюблённых), появился не так давно. Сначала 8 июля 2005 года его провели в Волгограде. А затем в 2008 году на всероссийский уровень вывел новую знаменательную дату Фонд социально-культурных инициатив. 

Но всё-таки День святого Валентина у нас куда более популярен. По этому поводу квасные патриоты очень скорбят и пытаются противопоставить муромскую пару и римского мученика. А зря. Оба христианских праздника достойны уважения. И Валентина, который тайно освящал союзы любящих пар, и супружескую чету из Мурома, прожившую в любви и верности до смерти, объединяет одно: они свято чтили институт семьи и брака. 

Хотя, положа руку на сердце: ни о каком князе муромском Петре в летописях вы не найдёте ни слова. История любви князя и крестьянки известна нам лишь по «Повести о Петре и Февронии», написанной в XVI веке священником Ермолаем-Еразмом. 

Сказание Ермолая-Еразма открывается мрачным рассказом о брате Петра – Павле и его жене, которой насильно овладел злой крылатый змей и затем регулярно продолжал это нечистое дело. Женщина во всём призналась мужу, но тот не ринулся в бой с чудищем поганым, а предложил супруге, чтобы та, «обольщая злодея», выспросила – от чего тому смерть должна приключиться? И тогда можно будет освободиться «от злосмрадного дыхания и шипения его и всего этого бесстыдства, о чем даже говорить срамно». Говорить срамно, но потерпеть можно…

Оказалось, спасти Павла может его брат Пётр. Тот лихо отрубил голову чудищу, но брызги змеиной крови попали на тело победителя. Пётр «покрылся струпьями, и появились на теле его язвы, и охватила его тяжкая болезнь», от которой он не мог излечиться.

Тут и начинается история Петра и Февронии. Но вовсе не с любви. Напротив, князь поначалу не желал связывать жизнь с простой крестьянской девушкой, дочерью древолаза-бортника, то есть пчеловода, который ставил ульи на деревьях, подальше от медведей. Феврония фактически принудила Петра к браку, сказав, что иначе лечить князя не станет. Когда тот после первого «курса лечения» выздоровел и отказался от своего обещания, тело его вновь покрылось струпьями. Пришлось, скрепя сердце, взять крестьянку в жёны. Но дальше всё пошло по принципу «стерпится – слюбится». Супруги души друг в друге не чаяли, Пётр даже однажды, оказавшись перед выбором, отказался ради жены от княжения: «достояние свое к навозу приравнял, чтобы заповеди Божьей не нарушить». Правда, затем вернулся в Муром «по просьбам трудящихся» и боярства, которое в борьбе за престол чуть не перерезало друг друга. 

По преданию, князь Пётр и жена его Феврония умерли в один день – как в русских сказках. Только сейчас я понимаю, какое это огромное счастье. И как страшно пережить любимого человека.

Жениться или не жениться?

Я, может быть, выскажу крамольную мысль, но, по-моему, День святых Петра и Февронии в России надо отмечать наравне с Днём Победы. Потому что праздник счастливой семьи – тоже символ спасения страны и нации. 

Чтобы вы поняли, перед какой пропастью нынче стоит Россия, приведу печальную статистику. В 2010 году, по данным Росстата, у нас в Отечестве было зарегистрировано 1 215 067 браков, а разводов – 649 331. А в прошлом году количество зарегистрированных семей составило 863039, а распавшихся – 583 942. Ещё максимум десять лет – и количество пар, официально скрепивших свои отношения, сравняется с теми, кто такие отношения разорвал. 

К чему это ведёт? Ну, для начала – ещё один печальный факт. Тот же Росстат сообщил: в прошлом году впервые в новом тысячелетии число родившихся россиян оказалось меньше, чем количество умерших, – 1,6 млн и 1,8 млн соответственно. Конечно, можно говорить о негативных последствиях «лихих девяностых», но ведь и соотношение вступивших в брак и разбежавшихся в разные стороны граждан, согласитесь, никуда не денешь.

Разумеется, скептики могут возразить: для создания семьи необязательно бежать в загс, многие ведь живут в гражданском браке. Стоит ли зацикливаться на формальностях? 

Думаю, что стоит. И так мыслю не я один. Опять вернёмся к цифрам. «Левада-центр» в конце 2018 года провёл опрос «Брачные нормы». Так вот, на вопрос, справедливо ли мнение о том, что женатые люди обычно более счастливы, чем неженатые, утвердительно ответил 61% россиян, несогласных оказалось всего 17% (остальные не определились). На вопрос, должны ли люди вступать в брак, если хотят иметь детей, положительно ответили 63% респондентов против 24% несогласных. 

Но для меня куда важнее другой вывод: оказывается, подавляющее большинство опрошенных наших сограждан убеждены: женатые люди счастливее неженатых. 

Но что такое цифры? 

Не цифрой единой жив человек. Действительно ли так необходимо официально закреплять семейные отношения? В конце концов, когда-то не считался законным брак, не освящённый церковью. Может, это – всего лишь предрассудки, дань отживающей традиции? И насчёт семейного счастья, закреплённого печатью загса, тоже есть немало сомнений. Разве нет среди ваших знакомцев супружеских пар, которые живут, как кошка с собакой? Да примеров сколько угодно.

А я, пожалуй, соглашусь с подобным возражением. Недавно сидели мы тесной мужской компанией, и разговор сам собой свернул в сторону «ячейки общества». Один из моих собеседников, узнав, что я прожил с женой сорок лет, сделал большие глаза:

– Как?! Да тебя в музее надо демонстрировать! Среди моих знакомых таких реликтов – человека три-четыре…

Мне повезло больше. Если хорошенько посчитать, подобных семей-«долгожителей» наберу, пожалуй, с десяток. Но тоже, согласитесь, не дюже великий показатель. Ужасающе высокий процент разводов опять-таки не может вселять оптимизма.

Нет, дорогие мои, семейные узы – не панацея от несчастий. Нередко даже наоборот. Ведь вступление в брак означает, что человек взваливает на себя дополнительный груз проблем. Это и квартирный вопрос, и воспитание детей, и преодоление разницы в характере, вкусах, мировоззрении, темпераменте супругов. Создание счастливой семьи – это нелёгкий, кропотливый каждодневный труд. И не всякому это дело по плечу. 

Вот тут-то возликуют сторонники гражданского брака: лучше сначала пожить друг с другом без «официоза», притереться, узнать партнёра получше! А не выйдет – можно разбежаться и попытать счастья с другим (или с другой). Однако и здесь существуют подводные камни. Создавая «как бы семью», живя с «понарошечным» супругом, человек не ощущает той ответственности, которая ложится на него в реальном браке. Это как разница между профессиональным спортом и физкультурой. Одно дело – утречком пробежаться для здоровья, другое – участие в олимпийском марафоне, где нужна победа любой ценой. Разницу эту могут почувствовать лишь те, кто обменялся кольцами под марш Мендельсона. 

Хотя, конечно, печать ставится только в паспорте, на душу печать не поставишь. Может, и не стоит торопиться. Ведь, судя по статистике, примерно 17% семейных пар разводятся, прожив в браке от одного года до четырёх лет. А самый опасный период – от пяти до девяти лет совместного проживания. Эту дистанцию не выдерживают 28% супругов. 

Однако в любом случае счастье редко даётся сразу и без проблем. Наша семья возникла ещё в университете, когда нам с женой было по 23 года. Затем родился сын, 16 лет мы ждали собственное жильё, блуждая по съёмным «хаткам». Накапливалось и выплёскивалось раздражение, возникало непонимание, приходилось менять пристрастия и привычки. Но постепенно необходимость преодолевать трудности и невзгоды помогала взаимопониманию, укрепляла нас, рождалось чувство, которое, может быть, даже выше любви. Названия ему нет, вы просто становитесь единым целым. 

А может, это и есть настоящая любовь, высшее её проявление? В одном советском фильме пожилой персонаж говорит примерно следующее: «Если вы любите свою жену девушкой, приготовьтесь любить её и бабушкой». Вот если вы чувствуете в себе такую готовность, значит, можете делать предложение. То же самое касается и женщин. Подумайте: сможете ли вы сохранить свою любовь к избраннику, когда он станет седым стариком? 

Вот, пожалуй, то, что отличает День святых Петра и Февронии от Дня святого Валентина. Наш праздник – не только День влюблённых. Он значительно глубже по смыслу. История князя и крестьянки учит строительству счастливой семьи, терпимости, взаимопониманию и прощению, которые перерастают в любовь. Вспомните: ведь ни Пётр, ни Феврония поначалу вовсе не любили друг друга. Дочь древолаза поставила условием вступление в брак, даже не видя избранника. А князь отказался от брака даже после того, как Феврония излечила его от тяжкого недуга. И лишь затем вынужден был сделать крестьянку княгиней, фактически поддавшись на шантаж: не женишься – не вылечу! Казалось бы, менее подходящего начала для семейных отношений трудно придумать. А вот поди ж ты: княжеская семья из Мурома стала примером для подражания многих поколений, даже причислена к лику святых. 

Я желаю всем, кто вступает в брак, такой же судьбы. Не в смысле ореола святости. Но хотя бы прожить вместе долгие годы и умереть в один день. Потому что пережить любимого человека – это тяжкое испытание, которого я не пожелаю никому из вас.

Счастье

Памяти моей жены Светочки

Меня такое счастье обуяло!..

А впрочем, совершенно беспричинно:

Вот женщина лежит под одеялом,

Лежит и нежно смотрит на мужчину.

Швыряет листья осень золотая,

В квартире тишь, на улице безлюдно;

И женщина как будто не святая,

И он без нимба – то есть абсолютно,

Не то чтоб их судьба связала туго,

Не то чтоб их союз скрепил Всевышний,

А просто им – достаточно друг друга.

И всё, что за окном, – уже излишне.