Вспомнила, как лет десять назад знакомая была в недоумении, когда, с трудом втиснувшись в автобус, услышала из динамика припев песни группы «Ленинград», а в ней строчки: «Эй, где же ваши руки – бейте в ладоши, суки!» 

– Думала, что ослышалась! Я – в шоке! – призналась тогда женщина.

Увы, если ознакомиться со всем текстом песни, окажется, что слово «суки» в ней – еще самое культурное. 

На этой неделе я попала примерно в такую же историю. Днем включила канал «Муз-ТВ», где как раз шел обзор так называемого русского чарта, то есть лучших новых песен.

На пятой строчке чарта – молодая певица Молли с песней «Красивый мальчик». В ней припев: «Красивый мальчик, хоп-хей – как жалко, что ты гей!» Я даже к экрану подошла, тоже думала, что ослышалась…

На второй строчке Артур Пирожков с песней в традиционном для него танцевальном ритме: «Я нашей встрече рад и знаю весь расклад. Только один пустяк – что-то с тобой не так. Несмотря на милое личико – алкоголичка, алкоголичка!»

А как вам такие музыкальные шедевры последнего времени: «Пустите меня на танцпол пьяным подвигаться!» (исп. HammAli&Navi ), «В Ростове – шикарные плюхи (гашиш в форме таблеток. – Ред.), в Москве – ох……. нюхать, в Челябинске – лучше торчать. А в Питере пить!» (исп. группа «Ленинград»), «Попу как у Ким! Попу как у Ким! Мужа можно белого, а попу как у Ким!» (под Ким имеется в виду американская звезда реалити-шоу и актриса Ким Кардашьян. – ред.)  (исп. Н. Каменских).

После всего этого так и хочется спеть строчку-противоядие из советского хита: «Остановите музыку! Остановите музыку! Прошу вас я...» 

Часть российского поп-бизнеса и культуры, действительно, потеряла в последнее время тормоза – матерится со сцены и переходит все рамки приличия, в том числе в своих клипах. Вспомните «Ибицу» народных артистов России Филиппа Киркорова и Николая Баскова, где сплошные сцены насилия, пошлости и мат от буквы «Б» до «Х». 

Какое-то время назад победитель Евровидения-2008 заслуженный артист России Дима Билан одним из немногих осмелился высказаться о художественной распущенности. До него на это явление обратил внимание Михаил Боярский.

Но стоило певцу произнести слово «цензура», конкретно: «Мало-мальская цензура в этом перевернутом слегка мире, наверно, необходима...» – началась буря. 

Часть коллег по цеху забилась в истерике. Представители советской эстрады сразу начали вспоминать про жесткую цензуру тех лет и худсоветы. 

Хотя речь – совсем о другом. О том, что культура должна как-то приподнимать человека духовно, а не опускать его до уровня животного. 

Ведь хорошая музыка, действительно, может и настроение поднять, и негатив ослабить, и даже укрепить силу духа. Не зря ведь в годы Великой Отечественной такое внимание уделялось песням определенной тематики и маршам. 

Да что там военное время! Утром на площади перед Центральным рынком Ростова часто играет саксофонист замечательные, на слух известные каждому мелодии. В эти минуты ощущение, что мир вокруг и спешащие по делам люди как-то преображаются. Не хочется ни скандалить, ни ворчать…

Не знаю как сейчас, но несколько лет назад на главной улице Краснодара из репродукторов весь день тоже звучала приятная музыка. Это очень-очень здорово! 

В общем, я за то, чтобы музыки было как можно больше – и классической, и современной. Только не нужно все-таки искусству опускаться до хаоса и пошлости, тем более когда оно представлено для очень широкой и очень юной аудитории.