9 сентября – Международный день красоты

Торжество с косметическим налётом

Тему недели мне долго выбирать не пришлось. Грешно обойти вниманием Международный день красоты, который отмечается 9 сентября. Вообще-то красота – понятие довольно неопределённое. Есть красота души, красота окружающего мира, музыкальных произведений, живописи, поэзии. В нашем случае, однако, инициатором праздника стал Международный комитет эстетики и косметологии СИДЕСКО, основанный в 1946 году в Брюсселе. А поскольку Ван Гогу, Чайковскому и Петрарке косметологи без надобности, логично предположить, что речь идёт о женской красоте (мужчин оставим в стороне). Впрочем, «бьюти дей» отмечают не столько симпатяшки и красотки, сколько пластические хирурги, парикмахеры, стилисты, массажисты, фитнес-тренеры, визажисты и примкнувшие к ним продавцы косметики.

День красоты появился не так давно – в 1995 году. Россия подключилась к всеобщему сабантую четыре года спустя, в 1999-м. Новая знаменательная дата пока ещё толком не оформилась в полноценный праздник. С Рождеством и Новым годом всё понятно: ёлки-палки, Санта-Клаусы... Святой Валентин тоже вопросов не вызывает: сердечки, открытки, чмоки-чмоки. Хеллоуин с омерзительными тыквами однозначен, как пифагоровы штаны. А что делать с красотой, будь она неладна? Нам предлагаются только конкурсы красоток и скидки в бутиках. И то насчёт скидок – бабушка надвое сказала. 

А между тем женская красота как явление природы остаётся одной из самых удивительных загадок. По крайней мере – для мужской части человечества. Причём разгадывать её не рекомендую – во избежание… Но кое-какими мыслями хочу поделиться.

Спасение устрашающих

Всем известна сентенция Фёдора Михайловича Достоевского – «Красота спасёт мир». От долгого употребления она приобрела налёт пошлости. Тем более те, кто мусолит фразу о «спасающей красоте», мало понимают, о чём речь. Напомню: набивший оскомину афоризм произносит в романе «Идиот» чахоточный юноша Ипполит, который отличается болезненной язвительностью и скептицизмом. Обращаясь к князю Мышкину, Ипполит допытывается:

«Правда, князь, что вы раз говорили, что мир спасёт „кра­сота“? Господа, – закричал он громко всем, – князь утвер­ждает, что мир спасёт красота!.. Какая красота спасет мир? Мне это Коля пересказал.

Князь рассматривал его внимательно и не ответил ему». 

Читателю остаётся гадать, произносил князь приписанные ему слова или Коля их неверно передал.

Мышкин вообще уходит от долгих рассуждений о красоте. А ведь вопросы задаёт не только Ипполит, но и генеральша Епанчина: 

«Генеральша несколько времени, молча и с некоторым оттенком пренебрежения, рассматривала портрет Настасьи Филипповны…

–  Да, хороша, – проговорила она наконец, – очень даже. Я два раза её видела, только издали. Так вы такую­-то красоту цените? – обратилась она вдруг к князю.

– Да... такую... – отвечал князь с некоторым усилием.

– То есть именно такую?

–  Именно такую.

–  За что?

–  В этом лице... страдания много... – проговорил князь, как бы невольно, как бы сам с собою говоря, а не на вопрос отвечая».

Итак, Мышкин говорит не о её спасительной роли красоты, а о том, что истинная красота несёт в себе страдание. Кого спасла она в романе? Красавица-психопатка Настасья Филипповна истерически мечется между Мышкиным и Рогожиным, погибая в финале от купеческого ножа. А князь, «вполне прекрасный человек» (по определению Достоевского), окончательно сходит с ума. 

Не обольщались и по поводу «спасительной красоты» и древние греки. Вспомним, как самый красивый из греческих мужчин, царственный пастух Парис взялся рассудить, кто из трёх богинь прекраснее – Гера, Афина или Афродита? «Беспристрастный судия» отдал яблоко Афродите, поскольку та обещала ему обладание красивейшей женщиной на свете. Ею оказалась Елена – жена спартанского царя Менелая. Парис похитил её, и они укрылись в Трое. Тут пастушок погорячился: со Спартой надо бы аккуратнее. Результат – Троянская война, которая длилась десять лет, унесла тысячи жизней и завершилась падением Трои. Хорошенькое «спасение мира»…

 Кстати, о птичках. Мало кто может вспомнить о последующей судьбе Елены Прекрасной. А между тем роковая красотка после гибели Париса тут же выскочила замуж за его брата Деифоба. Когда же Трою разрушили, Алёнушка с ходу сдала Деифоба первому мужу – Менелаю, и тот с лёгким сердцем прикончил «гадёныша». Затем помирившиеся супруги вернулись в Спарту, где Елена родила Менелаю сына.

Так что лично мне ближе крылатое изречение Фаины Георгиевны Раневской в роли домработницы Маргариты Львовны из комедии «Весна»: «Красота – страшная сила». С упором на слове «страшная». 

Бег зайчихи по полям

Для мужчины женская красота не сравнима ни с какой иной. И здесь нет особого секрета. Поэт Николай Гумилёв прекрасно выразил это в стихотворении «Шестое чувство»:


Прекрасно в нас влюблённое вино

И добрый хлеб, что в печь для нас садится,

И женщина, которою дано,

Сперва измучившись, нам насладиться.


Но что нам делать с розовой зарёй

Над холодеющими небесами,

Где тишина и неземной покой,

Что делать нам с бессмертными стихами?


Ни съесть, ни выпить, ни поцеловать…


В том-то и дело. Нам, мужчинам, мало лицезреть нечто совершенное. Как верно отметил Марк Твен: «Самое красивое и самое совершенное, что существует в природе, – это мыльный пузырь». Однако я не вспомню ни одного из моих знакомых, кто предпочёл бы мыльный пузырь очаровательной девушке. «Ни съесть, ни выпить» – это куда ни шло, но «ни поцеловать» – уже перебор.

Без сексуального влечения мужчины женская красота теряет прелесть. Помните известную кабацкую песенку: «Ах, какая женщина – мне б такую…»? Эти мысли возникают у всех нормальных мужиков при виде очаровательной фемины. Французский писатель Поль Моран когда-то метко припечатал: «Положение очень красивой женщины напоминает положение зайца в день открытия сезона охоты». Впрочем, милые зайчихи сами прекрасно это понимают. И нередко пользуются своей неотразимостью. 

Всё это, право же, невеликое открытие. Как и то, что даже любовь к одной женщине часто неспособна подавить в мужчине природную животную страсть к другим. Нет, на первых порах любовь ослепляет и заставляет тянуться лишь к предмету твоего вожделения. Но потом… Лучше всего насчёт «потом» выразился создатель Гулливера Джонатан Свифт: «В глазах света вы будете молодой и красивой лишь несколько лет, а в глазах своего мужа – лишь несколько месяцев».

Осознание такой слепоты приходит с годами. Когда я спустя 40 с лишним лет смотрю видео нашей со Светланой свадьбы, не могу поверить: неужели я был женат на такой красавице?! Нет, я понимал, что жена моя красива. Но не особо обращал на это внимание. Зато мама моя, впервые увидев Свету, удивлялась: «Не пойму, Сашка, с чего вдруг эта красотка выбрала такого дурня, как ты?» С одной стороны, слышать это было приятно, льстило самолюбию. С другой – почему это я дурень? Очень даже и не дурень. Лишь сейчас понимаю: дурень-дурень. Что имеем – не храним, потерявши – плачем…

Влюбиться можно в красоту… 

Я уже цитировал слова Раневской о страшной силе красоты. В устах домработницы, хранящей фотокарточку любимого прощелыги в томике «Идиота» (бывают странные созвучья!), реплика звучит смешно. На деле же она полна глубокого смысла. 

Действительно, яркая красота поражает нас независимо от внутреннего содержания – от характера женщины, ума, добродетели и прочих милых прелестей. Конечно, можно вспомнить шекспировское – «Влюбиться можно в красоту, но полюбить – лишь только душу». Однако в жизни часто бывает иначе. Красота, ум и чудесный характер в одной женщине совпадают редко. Очень редко. Впрочем, примерно те же самые претензии женщины могут высказать по отношению к своим избранникам. Оттого-то более 60 % браков в России распадаются через несколько лет совместной жизни супругов. 

Мне повезло. Впрочем, «повезло» – не то слово. Мы с женой долго притирались, учились любить, терпеть, слышать друг друга. Красота ведь требует, чтобы её лелеяли, ценили, бережно сохраняли. 

Увы, многие женщины превратно толкуют слова «бережно сохранять». Славные вы наши, не надо надувать груди, как футбольные мячи, и вкачивать в губы силикон! Губки в форме утиной гузки не добавят вам поклонников – скорее, разгонят тех, что вились вокруг. Татуировки на ногах, руках, шее, филейных местах, конечно, привлекут к вам внимание. Но совсем не то, на которое вы рассчитывали. И поймите: даже самая феерическая внешность не способна принести счастье. Так нередко бывает: встречаешь красавицу, от которой глаз невозможно отвести, но едва она откроет рот – ты видишь перед собой законченную чумичку. Постарайтесь если не казаться умной, то хотя бы не быть дурой.

Надеюсь, мы просим не слишком многого? С Днём красоты вас, дорогие! Любви, счастья и достойных спутников жизни.


                     МОЯ МОЛИТВА

Господи, прости её, красивую, –

за мужчин, что взглядами насилуют

и пускают слюни похотливые;


Господи, прости её, счастливую

и далёкую от наших дел греховных,

за убогих, жалких и психованных

наших женщин с лицами плаксивыми –

тоже бывших некогда красивыми,

но измятых жизнью проклятущею;


Господи, прости её, цветущую,

с влажным взглядом, бархатною кожею,

на земных красавиц непохожую,

за морщины, шрамы и оплывшие

щёки, о румянце позабывшие,

за кривых, горбатых и юродивых

и за всех, что выглядят навроде их,

за ожоги на душе и коже

ты прости ей, всемогущий Боже.


Господи, прости её, любимую:

бьёт она, как белку в глаз дробиною

лупит сибиряк, – без сожаления;

перед нею грохнусь на колени я,

хлынут горлом горькие признания –

и скончаюсь, не придя в сознание.

А она, воздушная и нежная,

примет эту смерть как неизбежное,

только хмыкнет: эк беднягу скорчило –

хорошо хоть, шкурка не попорчена;

томным взором под ноги уставится…

Господи! прости её, красавицу.