Министр культуры Владимир Мединский назвал любителей комиксов умственно неполноценными


Спасти рядового Бэтмена


В начале сентября министр культуры Владимир Мединский плюнул в душу любителям «весёлых картинок», именуемых обычно комиксами. Посетив 32-ю Московскую международную книжную выставку-ярмарку на ВДНХ, министр заявил: «Комиксы – это для тех, кто плохо умеет читать. Я очень плохо отношусь к комиксам. Комикс – это как жевательная резинка, как вам сказать, это не еда. Комикс – это ориентация должна быть на ребенка, который только учится читать, до семи-восьми лет. Но взрослому человеку читать комиксы – это признаться, что «я дебил, я читаю комиксы». Коллекционировать их, наверное, можно, это прикольно, но не читать».

И тут народ возбудился! Интернет пестрит сотнями гневных откликов. В социальных сетях появились хэштеги #ядебил и #ячитаюкомиксы. (Хештеги – это лозунги, объединяющие единомышленников).

Нет, я вполне понимаю тех, кто на комиксах делает бизнес. Например, директора издательства комиксов «Комильфо» Михаила Богданова, который считает, что причина резкой оценки «графических романов» Мединским – показатель «невежества» министра: «Очень жаль, что министр культуры публично критикует не только новый для него вид искусства, не изучив, как мне кажется, досконально вопрос, но и нелестно высказывается в адрес творческих людей с чуждыми ему увлечениями». По словам Богданова, с такими высказываниями он сталкивался в 2007-2009 годах, когда комиксы не были широко представлены на российском рынке: «Мы перебороли эти стереотипы, объяснив читателям, что комикс – это лишь форма подачи информации, они бывают разных жанров, рассчитаны на разные аудитории и затрагивают порой весьма серьезные и остросоциальные темы».


Считаю возмутительным, что Мединский позволяет себе подобный лексикон. Любители комиксов у него «дебилы», а те, кто не верит в давно опровергнутый миф о 28 панфиловцах – «мрази конченные».
(Пользователь интернета paisiypchelnik)


А директор издательства комиксов «Бумкнига» Дмитрий Яковлев уличил Мединского в некомпетентности: «Для меня было странно слышать это высказывание, когда параллельно в госучреждениях и библиотеках по всей стране организуются центры комиксов или какие-то уголки комиксов, на это выделяются государственные деньги, закупаются книги... Вероятно, Мединский не в курсе этого. Самое трогательное, что Мединский это сказал на московской выставке-ярмарке, где впервые в истории была огромная зона комиксов, когда книжная ярмарка совершенно справедливо решила взять комиксы издателей и выделить им отдельный большой блок». 

В самом деле: чего вдруг министр взъелся? Комикс – история в картинках. Персонажи озвучиваются с помощью эдаких «пузыриков-облачков», вылетающих изо рта персонажей, витающих над их головами. Внутри – короткий текст. Такими же «пузыриками» обозначаются звуки: «Куда идём?» – «Вперёд». – «Спасайся!– «Пиф-паф!» – «Бум!» – «Ааа!»… Ну, что-то в этом роде. Развёрнутых диалогов, тем более речи автора рисованные картинки не предусматривают. Основа комикса – действие. 

Многие из нас в детстве воспитывались на этих самых комиксах. Вспоминаю детские журналы «Весёлые картинки», «Мурзилка», «Пионер» (для подростков). Мы обожали рисованные истории о «весёлых человечках» Незнайке, Буратино, Карандаше, Самоделкине и прочих.

И вообще: человеческая психика лучше и охотнее воспринимает информацию в визуальном виде. Вспомните: и в детстве, и в юности, и в зрелые годы мы всегда ценили книги с иллюстрациями. Во мне это прочно сидит до сих пор. Вот рядом со мною – любимый «Понедельник начинается в субботу» с иллюстрациями Евгения Мигунова. В другом виде читать «Понедельник» я не могу. Недавно за томик сказочной повести братьев Стругацких с любимыми картинками я без колебаний выложил 1200 рублей. 

В юности мне часто снились сны, в которых я листал Библию, где на каждой странице были яркие цветные иллюстрации иудейской истории: люди в одежде той эпохи, с оружием, предметами быта, в соответствующей обстановке и интерьерах… Проснувшись, я с сожалением понимал, что это – лишь мечты, и книги такой не существует. Но в конце 1990-х, будучи в Москве, я увидел её в Доме книги на Новом Арбате! Шок – именно те картинки, которые мне снились! Не менее тысячи – и на полстраницы, и на разворот. Не купить её было бы страшным грехом…

Думаю, многие из вас могут рассказать не менее интересные истории. Конечно же, мы отдаём предпочтение книжкам с картинками. Мой друг радовался, как ребёнок, когда купил «Трёх мушкетёров» с иллюстрациями Мориса Лелуара. И я его прекрасно понимаю. 

Но почему же тогда мне так ненавистны комиксы?

Люди с большой буквы Хэ


Чтобы ответить на этот вопрос, для начала нырнём в историю. По большому счёту, первые комиксы появились в пещерах первобытных людей. В сериях последовательных наскальных изображений неандертальцы рассказывали о том, как проходила охота, как загоняли и поражали зверя. В Древнем Египте комиксы-росписи на стенах повествовали уже о быте фараонов, их окружения, а также простых граждан. Да-да, именно комиксы, то есть картинки, следующие одна за другой и развивающие действие. 

Но перешагнём через века. В Европе XVI и XVII веков появились религиозные комиксы – «аллилуи»: пересказ жития святых в сериях цветных гравюр. Сначала они распространялись в Валенсии и Барселоне, затем – во Франции, Англии и Германии. 

Приём повествовательных картинок использовался и в русском лубке – например, в истории о том, как мыши кота хоронили. 

В XVIII веке «истории в картинках» использовались английскими политическими карикатуристами. В XIX веке «повествование в картинках» было поставлено на поток.

Да что там; вспомним наши отечественные «Окна РОСТА», где Владимир Маяковский со товарищи иллюстрировал в комиксах «горячие» события, происходящие в мире. 


Есть стереотип, что комиксы – это нечто чуждое российскому менталитету, нечто несущее деградацию. Есть люди, которые приходят в магазин с детьми и говорят: лучше бы ты что-то нормальное прочитал.
(Иван Чернявский совладелец магазина комиксов «Чук и Гик»)


Что объединяет все эти факты? Стремление к предельной простоте воздействия. То же и с комиксом: он построен на примитиве, «клиповости» сознания. Вот что пишет пользователь «Живого Журнала» с ником levancov: «Комиксы отличаются от книг или фильмов предельной сжатостью. Враг комикса – это объём. Любое углубление и усложнение увеличивает его, а комикс не должен быть объёмным. Основной атрибут комикса – скорость и упрощение. Это стало востребовано людьми, которые не располагают свободным временем».


Комиксы – это чтение больше для образованного среднего класса… для такой архаичной текстуальной культуры, в которой мы застряли, для многих людей, которые не следят за новинками мировой культуры, это является достаточно сложным чтением.
(Алексей Иорш, художник)


Комиксы прекрасно усваиваются именно новым поколением, которое выросло на общении в интернете – там не требуется грамотности, обмен мнениями происходит при помощи коротких фраз. Неслучайно популярен «езыг падонкафф» – сленг подчёркнуто безграмотный, состоящий из коротких фраз типа «аффтар убей себя ап стену», «пацсталом», «фтопку» и проч. Этот молодёжный «прикол» приучает к убожеству мысли. Не случайно одни из самых популярных реплик – «ниасилил» (не смог прочесть длинный текст) и «многабукафф» (слишком много букв, скучно). 

Великому американскому фантасту Рэю Брэдбери принадлежит знаменитое высказывание о комиксах: человечество не для того училось письменности, чтобы в итоге заменить её рисунком. Увлечение комиксами – это возврат к наскальной живописи, регресс и деградация. 

И самое страшное: через комиксы с их односложными, примитивными репликами, преобладанием упрощённого изображения в ущерб слову, языковой стилистике и образу у человека формируется клиповое мышление. Он привыкает к дозированной информации на элементарном уровне, у него не формируется многостороннее восприятие мира, глубина осмысления событий. Бэтмен, Человек-паук, Халк, Супермен, Люди Х (или, как говорят в России, «люди на букву хэ») и прочие «герои» вылеплены по одной схеме, конфликты примитивны до предела, изложение сюжета тупо до безобразия. 

Желающие могут сравнить известные комиксы с их воплощением на экране. Получив новые средства выражения, герои комиксов становятся более живыми, их характеры приобретают выпуклость, речь становится насыщенной, сочной, сюжетные линии усложняются… 

И в начале перестройки (конец 1980-х), и в «лихие 90-е» комиксы в нашей стране не пользовались популярностью. Их отвергали россияне всех возрастов и любых политических взглядов. Сейчас выросло поколение, которое яростно бросается защищать эти «весёлые картинки». Опасный симптом. Он свидетельствует о том, что в России опыты по выращиванию вместо «человека разумного» «человека дебильного» почти увенчались успехом. Ведь комиксы – один из инструментов формирования недалёких людей, которыми легко управлять. В США, по последним исследованиям, сложности с письмом и чтением испытывают 43,5 млн граждан. Речь идет не только о мигрантах, а о людях, с рождения говорящих на английском языке. Многие из них, кстати, неплохо живут. Но они легко управляемы, им можно внушить любую мысль и повести в любом направлении. 

Теперь и в России, оказывается, появились государственные программы по продвижению комиксов, создаются даже отдельные библиотеки для «графических романов».

А министра культуры, которые выразил тревогу в резком тоне, подвергают обструкции «виртуальные хомячки». 

Господи! Спаси меня от поп-корна, гей-парадов и Человека-паука!