Встретила старинного знакомого, человека остроумного, экс-кавээнщика.

– Горжусь собой: не подался на эстраду, не стал звездой, что было бы неизбежно, не заставил целых шесть стран яростно бороться за право считать меня своим, поскольку много кровей во мне намешано, – пошутил он в ответ на мое «Как дела?»

...Накануне президент Незалежной Владимир Зеленский сообщил потенциальным инвесторам о великих достижениях украинцев в области науки и техники. Например, о том, что это украинцы подарили человечеству первый в мире вертолет.

В российских СМИ список данных подарков вызвал иронию. А мой знакомый, на одну шестую, кстати, украинец, придумал этот маленький спич. Впрочем, возможно, что сделал он это и раньше в какой-то другой связи. Ведь кого только из классиков русской культуры за последние годы не пытались переместить в пантеон классиков украинских. Поводов для подобных спичей сегодня хватает.

Что же до этого заявления Зеленского, некоторые у нас, в России, принялись всерьез оспаривать упомянутые им первенства. Кто-то усомнился в том, что подразумеваемый Зеленским изобретатель первого вертолета, уроженец Киева Николай Скржинский (фамилий в своей речи Зеленский не называл) – стопроцентный украинец. Кто-то стал уточнять, что первый в мире вертолет – это детище двух инженеров – Скржинского и его тезки Камова, русского, из Иркутска.

Попытки перетягивания одеяла славы по национальному признаку представляются мне крайне сомнительными. Особенно, когда сам герой уже не может сказать, кем считает себя не только по крови, но и по сердцу, по воспитанию.

Мне со школьных лет запомнилось, что выдающиеся таланты и гении в области науки и техники всегда стоят на плечах предшественников. 

Вот, к примеру, Владимир Зворыкин, изобретатель телевизора, по которому зрители могут наблюдать сегодня эти жаркие споры.

Из-за поражения Белого движения в Гражданскую войну Зворыкин, подающий надежды русский конструктор, стал невозвращенцем. Он не вернулся из США, узнав о том, как печально для него складываются события в России. Все свои главные изобретения Зворыкин сделал в Америке.

Возможно, его талант не развился бы так ярко, если бы в институте на способности еще юноши Зворыкина не обратил внимание ученый, русский дворянин Борис Розинг. Этот замечательный Розинг был из голландских дворян, которых Петр Первый увлек перспективами службы в России. А после обучения у Розинга Зворыкин еще стажировался во Франции. 

Зворыкин не только изобрел телевизор. Он внес значительный вклад в развитие медицинской техники – уже в соавторстве с коллегой, по происхождению канадцем.

Это пример очень типичного для современной науки интернационализма. 

А вообще в том, что касается национального вопроса, мне нравится формулировка Владим Владимыча Маяковского.

Это такая красивая мечта, о которой он говорит в стихотворении «Товарищу Нетте, пароходу и человеку». Помните: «...чтобы в мире без Россий и Латвий жить единым человечьим общежитьем». Вряд ли это о том, что весь наш многокрасочный мир нужно унифицировать, лишить его неповторимых этнических особенностей. Я воспринимаю это так, что всю нашу планету надо воспринимать как отчий дом. А кичиться национальной принадлежностью – вообще последнее дело.

P.S. Кстати, Владимир Владимирович Маяковский по своему происхождению был наполовину украинец.