Война в Чечне, с начала которой исполнилось четверть века, – вроде и не самая удобная тема в эти новогодние дни. Но если вспомнить, что именно первый день нового 1995 года ознаменовался бесславным и кровавым штурмом Грозного, то понимаешь; высказаться на эту тему самое время.



Тот трагический Новый год положил конец иллюзиям и мечтаниям нашей недореволюции 1991 года. Подобно английской буржуазной революции XVII века, разбившейся, согласно крылатой фразе Маркса, об Ирландию, наша вдребезги раскололась, налетев на Чечню. Вот бы вовремя вспомнить эти марксовы слова да сделать соответствующие выводы. Но кто в ту пору думал о Марксе? Его на сумеречной заре 90-х было принято только поносить. Да и вряд ли читал Маркса вознесенный всенародным обожанием на вершины власти бывший секретарь обкома Борис Николаевич Ельцин. К тому же ни он, ни его окружение не знали и совершенно не понимали Кавказа.

А если шире — то и страны, которая досталась им в управление. До сих пор помню выражение лица Егора Тимуровича Гайдара, которого года за полтора до чеченских событий провезли по зоне осетино-ингушского конфликта. Похоже, от всего увиденного он впал в невменяемое состояние. Во всяком случае в глазах творца наших рыночных реформ читалось одно желание: поскорее убраться отсюда в свой тихий кремлевский кабинет.

Между прочим это гайдаровскими стараниями незадолго до того была разоружена грозненская танковая дивизия полного состава со всеми ее городками в Грозном и в Шали. Вооружение одним щедрым росчерком золотого вице-премьерского пера было передано чеченским «борцам с партократией» — генералу Дудаеву сотоварищи. Кстати, на многих снимках той поры рядом с Дудаевым красуется донской казачий атаман Козицын. На ту пору пришелся звездный час — его и его движения. Что весьма показательно. Но это так — информация к размышлению...

Давно замечено: самые ярые милитаристы получаются из глубоко штатских людей. Вот и нашим воителям, когда до них стало доходить, что в Чечне наворотили что-то не то, почему-то привиделось, что все можно исправить «одним десантным полком». После чего, обтянув животы камуфляжем, они принялись добывать победу. Помощь взяли соответствующую: паркетных генералов и лихих карьеристов. Что, естественно, быстро завело ситуацию в трагический тупик. Выходить из него пришлось уже усилиями совсем других людей. Но их имена сегодня вспоминать не любят. И я даже догадываюсь почему… Впрочем, от этого роль таких генералов, как Рохлин, Пуликовский, Трошев, Казанцев, Шаманов, не блекнет. И не поблекнет никогда. Достойное место в ряду спасителей Отечества закреплено за ними навечно.

Вспоминается разговор с тогдашним послом США в России Александром Вершбоу. На излете второй чеченской кампании он по собственной инициативе дал интервью "Нашему времени" . Дипломат высокой пробы, он был крайне осторожен в формулировках. Но эта осторожность выдавала линию американских, как ныне принято выражаться, партнеров. Затаившись и приняв охотничью стойку, они ждали обвала всей кавказской ситуации. В ходу было то, что потом назовут стратегией «мягкой силы».

И что не сработало. Вопреки всем расчетам, чеченская война не смогла фатально расколоть наше общество — хотя предпосылки к тому и создала. Но итогом стала смена политического курса. Россия избавилась от псевдореволюционного дурмана, вспомнив о национальных интересах. Это потом все происшедшее обзовут цветисто «вставанием с колен». На деле же произошло возвращение к единственно возможной для нашей страны логике развития.

О том, как оно проходило, «Наше время» рассказывало на своих страницах вместе с  коллегами — журналистами «Военного вестника Юга России». Публикации шли под рубрикой «Чеченское зазеркалье». Но если вдуматься, то было это самое зазеркалье отражением всего, что происходило тогда в стране.

Изменилась бы участь России без катализатора чеченской войны? Не знаю. Скорее всего, да. Но не исключен и обратный вариант: затянувшиеся безмерно 90-е годы...

Все-таки хорошо, что история избавлена от сослагательного наклонения. Разве что уроки ее следует усваивать активнее. Четко видеть и разделять причины и следствия, героев и антигероев. Отмеряя вину последним, никогда не порицать первых: окопных генералов, линейных офицеров и рядовых двух чеченских кампаний. Это они удержали страну на краю пропасти.