Сердце, признаться, ёкает всякий раз, когда получаем письма на казенных бланках по поводу   массового воинского захоронения на территории  бывшего Ростовского артучилища и  Ростовского военного института РВСН, ликвидированного в результате болезненной и спорной реформы. Очередное только что пришло в редакцию на бланке Минобороны России. Его подписал генерал Владимир Попов. Он возглавляет Управление  Минобороны по увековечению памяти погибших при защите Отечества.

Вид снаружи лагеря для военнопленных, фигурирующего в советских документах под названием « Гросс - Лазарет № 192 » (1943 г.). Государственный архив Ростовской области
На имя Владимира Васильевича мы, уточним, накануне направляли редакционный запрос и публикацию о  решении Ворошиловского  райсуда  как раз по поводу приведения в порядок и  благоустройства этого воинского захоронения. Представители военного ведомства на том суде были. И судебное решение по своим каналам наверняка в Минобороны  уже  отправили.  Тем не менее, в Управлении по увековечению памяти погибших при защите Отечества  редакцию попросили «дослать» им этот документ. Отправили, разумеется, копию — «Наше время» стороной «по делу» формально не являлось. Но именно газета стала площадкой, где общественники, поисковики, ветераны, военные откровенно высказывали свои суждения. Многие из них называли «позорищем» тот факт, что братская могила, в которой лежат  уничтоженные фашистами более пяти тысяч  советских солдат и офицеров,  а также мирных жителей, до сих пор не ухожена.

Позорище,  согласитесь, уже то, что  сама эта, далеко  не новая,  тема вышла  в наши дни  на соревновательный, со спорами сторон, судебный уровень. Пусть  победит сильнейший — это про спорт. А не для таких ситуаций… Если суд, паче чаяния,  вдруг  из-за  какой-то пустячной формальности отказал бы  в иске военному прокурору, выходит, массовое захоронение не надо было бы приводить в порядок?!  Ведь долгие годы оно  было официально не учтенным, по сути — заброшенным.  Минобороны РФ в результате обязали-таки к 9 мая увековечить  память погибших  при защите Отечества. И указали, как это сделать: «Путем благоустройства воинского захоронения с учетным номером 61-1457 — братской могилы (рва) умерших в плену, а также расстрелянных немецкими  оккупантами советских военнопленных, установить мемориальное сооружение  в месте  захоронения,  расположенного  по адресу: г. Ростов-на-Дону, ул. М. Нагибина, 24/50, обеспечить выполнение мероприятий по содержанию в порядке и благоустройству воинского захоронения и мемориального комплекса». 

Март 1976 года. Перезахоронение. Клуб Ростовского высшего военного командного училища.
Март 1976 года. Перезахоронение. Клуб Ростовского высшего военного командного  училища.

Теперь — о том, как этот четкий судебный акт (место, где предписано установить новый мемориал,  указано ясно) в военном ведомстве  переводят в практическую плоскость. В ответе Минобороны, который получила редакция, сказано, что принято решение об установлении памятного знака на территории войсковой части 41767 «возле КПП-2 военного городка со стороны ул. Новаторов, непосредственно прилегающей к месту воинского захоронения». Представитель поискового движения  Игорь Шмыгаль, после обращения которого  как  раз и последовали прокурорская проверка, иск гарнизонной прокуратуры в суд, категоричен: «Очередная профанация: местом установки памятника  обозначен  участок   примерно  в  100 метрах   от  захоронения...». Именно там военное ведомство намерено установить  памятный знак. Тот, оказывается, будет  в виде большого гранитного валуна с закрепленной на ней мемориальной доской. «Соответствующие указания направлены Главнокомандующему Военно-космическими силами», - резюмировал генерал Владимир Попов.

Сейчас, когда неонацисты по всему миру поднимают голову, иезуитски  поливают ложью историю, глумятся над ней, не скрывая своей радости, лучше бы  не усердствовать  дальше  в « споре на костях», а  ниже поклониться тем, кто  жизнь отдал за мир на земле. И помнить о том, что известны имена всего лишь трех человек, захороненных в братской могиле на территории бывшего РАУ. Трех из более пяти тысяч…