Вот не хотел же возвращаться к полемике с польскими «историками» по поводу «позорного пакта Молотова-Риббентопа», ответственности Сталина за Вторую мировую войну и т.д. Но параноидальные припадки клинических русофобов обострились настолько, что оставить их без ответа невозможно.

Напомню, что паранойя – это логически выстроенный бред, в который больной человек включает элементы реальности. Они с формальной точки зрения могут выглядеть на первый взгляд правдоподобно, однако при внимательном анализе оказываются маразмом.

Но если «натуральный» параноик действительно верит в созданную им картину, то «разоблачители агрессивного советского тоталитаризма» сознательно подтасовывают, искажают, замалчивают факты, выбирая лишь то, из чего могут слепить свои «страшилки». Когда же оппоненты представляют им неудобные аргументы, политические параноики начинают вопить, биться в припадках и затыкают рот тем, кто с ними не согласен.

Именно такой подход к России и истории Второй мировой войны демонстрируют польские политики. СССР обвиняют не только в том, что он вместе с нацистской Германией напал на Польшу и начал войну, но даже в том, что Красная Армия... не освободила Освенцим на полгода раньше!

Впрочем, отличились не только поляки. Накануне 75-летней годовщины освобождения Красной Армией Освенцима (Аушвица) немецкий журнал Der Spiegel сообщил, что узников этого концлагеря спасла… американская армия! Позднее редакция извинилась за «досадную ошибку». Но осадочек остался…

Однако круче всех оказались президенты Польши и Украины. В их речах, посвящённых освобождению Освенцима, не было упоминания ни Красной Армии, ни СССР. То есть отвагу отметили – но «чисто украинских» бойцов. Анджей Дуда: «Солдаты Украинского фронта освободили семь тысяч пленных, которые пребывали в этом ужасном месте... Но благодаря геройству солдат они были спасены». Владимир Зеленский вспомнил «солдат ударного батальона 100-й Львовской дивизии, которые вместе с бойцами 322 дивизии 1-го Украинского фронта освободили лагерь». Красиво получается, правда? Свободу узникам Освенцима принесли бойцы Украинского фронта, Львовской дивизии! «Гэроям слава»! При чём тут какие-то Советы?!

А ничего, что знаменитая дивизия состояла вовсе не из «западенцев», её сформировали в Вологде в 1942 году? Название Львовской получила позже, за героизм при освобождении Львова. Да и первый Украинский фронт до переименования был Воронежским… Так что с героическими украинцами нестыковка выходит. Нет, украинцы тоже были. Но в явном меньшинстве. Вот такая «интелихентная брехня». Подленькая и мерзопакостная. Типа – украинцы освободили, а «москали» себе славу присвоили.

Зато, по словам Зеленского, Польша первой ощутила на себе «сговор тоталитарных режимов» нацистской Германии и Советского Союза. «Это привело к началу Второй мировой войны и позволило нацистам запустить смертоносный маховик холокоста», – резюмировал лидер «незалэжной». Ну вот, теперь «москалики» и в холокосте виноваты…


По мнению эксперта по холокосту из Принстона Томаша Гросса, во время Второй мировой войны поляки убили больше евреев, чем немцы. Польская прокуратура возбудила против Гросса уголовное дело, но вскоре вынуждена была его прекратить.


Это позволило политологу Сергею Белашко констатировать: Зеленский «выставил себя идиотом. В третий раз за три зарубежных визита в течение недели». Напомним: до Польши Зеленский побывал в Давосе, где выступал перед пустым залом с «дежурными» обвинениями России и предложением принять Украину в ЕС вместо Великобритании. А в Иерусалиме отказался участвовать в траурных мероприятиях, посвящённых освобождению Освенцима, придумав нелепый «отмаз».

Так что теперь Владимира Александровича можно именовать «трижды идиотом» геройской Украины. И совершенно зря пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков назвал речь Зеленского оскорбительной для памяти наших дедов. На идиотов не обижаются…

Любовь до гроба, дураки оба

На самом деле Вторую мировую готовили крупные западные державы – Великобритания, Франция и США, вооружая и укрепляя гитлеровский рейх и толкая фюрера к советским границам. Однако и «панская Польша» была рьяным подпевалой и союзником бесноватого Адольфа. Она сама накликала на себя беду. Говоря по-самурайски, сама же вспорола себе брюхо.

Польша стала первым государством в Европе, которое сразу же после прихода нацистов к власти установило с ними дружеские отношения. 26 января 1934 года она подписала Декларацию о неприменении силы между Германией и Польшей (пакт Пилсудского-Гитлера). Согласно данным советской внешней разведки, в 1935 году польский генерал Юзеф Халлер утверждал, что между Германией и Польшей имеется также секретный военный договор, направленный против СССР. Того же мнения придерживался другой польский генерал – Владислав Сикорский. Текста, правда, никто не видел. Но свидетельств о сговоре поляков и немцев и без того более чем достаточно.

В июне 1935 года американский посол в Берлине Уильям Додд получил от немецких чиновников информацию, что Германия в союзе с Польшей готовится к захвату Балтийских государств и западных территорий СССР.

Поляки считали Россию врагом номер один. Главнокомандующий польской армией Эрдвард Рыдз-Смиглы говорил: «Пусть даже немец является нашим противником, но он, тем не менее, – европеец и человек чести… Русский – варвар, азиат, коррумпированный и отвратительный враг, с которым любой контакт опасен, а любой компромисс смертелен».

В докладе «двуйки» (разведывательного отдела главного штаба Войска Польского) в декабре 1938 года сообщалось: «Расчленение России лежит в основе польской политики на Востоке… Польша не должна оставаться пассивной в этот знаменательный исторический момент... Главная цель – ослабление и разгром России».

Во время беседы с маршалом Эдвардом Рыдз-Смиглы 16 февраля 1937 года Герман Геринг заявил: «Опасность представляет не только большевизм, но и Россия как таковая, независимо от того, существует ли в ней монархический, либеральный или другой какой-нибудь строй».


В будущем конфликте между Германией и Россией Польша явится естественным союзником Германии.

(Граф Ян ШЕМБЕК, заместитель министра иностранных дел Польши, 10 декабря 1938 года)


В октябре 1938 года посол Польши Юзеф Липский встретился с Германом Герингом, который подчеркнул, что «в случае советско-польского конфликта польское правительство могло бы рассчитывать на помощь со стороны германского правительства».

Польша, правда, 28 ноября 1938 года продлила с СССР договор о ненападении 1932 года. Однако в беседе с дипломатом Яном Шембеком посол Вацлав Гржибовский заявил: «Ослабление Советской России возрастает, и русская проблема назревает. Польша должна иметь влияние на судьбу этой проблемы и при её решении сохранить самостоятельность, не допуская Германию в Россию». Надо «создать видимость нормального сосуществования с Советами», но помнить, что наступает время решения «восточного вопроса» – возвращения Польши в границы 1772 года.

А 5 января 1939 года польский министр иностранных дел Юзеф Бек был принят лично Гитлером. Фюрер предложил Польше участвовать в «крестовом походе» на СССР и заявил о единстве интересов Германии и Польши в отношении Советского Союза: «Каждая использованная против СССР польская дивизия означает экономию одной немецкой дивизии».

Чуть позже, 26 января 1939 года, Бек сообщил министру иностранных дел Германии Иоахиму фон Риббентропу, что главная цель Польши – «ослабление и разгром России» и что она намерена претендовать на советскую Украину и на выход в Черное море. Сам Риббентроп вспоминал: «Я спросил Бека, не отказались ли они от честолюбивых устремлений Пилсудского в этом направлении, то есть от претензий на Украину. На это он, улыбаясь, ответил, что они уже были в Киеве и что эти устремления, несомненно, все еще живы и сегодня».

А 4 марта 1939 года польское военное командование подготовило план войны с СССР Wschod («Восток»). Но не срослось…

Страна Советов зря не посоветует

Чванливая польская шляхта с удовольствием выслушивала германские похвалы и уверения в вечной дружбе. Геринг в беседе с польским маршалом Эдвардом Рыдз-Смиглы разливался соловьём: «Польша – наш духовный союзник. У нас прекрасно складываются отношения, и мы будем с вами до конца». А советские дипломаты предупреждали польских коллег, что их страна обречена на гибель, если не изменит свою политику.

Нарком СССР по иностранным делам Максим Литвинов в феврале 1934 года на переговорах с Юзефом Беком выразил тревогу в связи с договором, который поляки заключили с немцами. Бек заявил, что Гитлер подписал пакт, поскольку с уважением относится к Польше. Литвинов ответил: «Вы ужасно заблуждаетесь. Не следует путать краткосрочную тактику с долгосрочной стратегией. Гитлер в настоящий момент лишь временно скрывает свои территориальные амбиции, но обязательно нападёт, когда наступит подходящий момент. Вопрос только в том, когда и где именно будет нанесен первый удар». Однако Бек отмахнулся. Литвинов понял: с Польшей договориться невозможно. Её руководство слепо и глухо.

Более того, Польша встала на сторону нацистской Германии и постоянно блокировала стремление Советского Союза по созданию системы коллективной безопасности в Европе. С 1934 года поляки гадили СССР везде, где только можно: в Лондоне, Париже, Бухаресте, Берлине… Это «достало» даже Францию. В 1934 году министр иностранных дел Франции Луи Барту раздражённо заявил: «Мы будем рассчитывать на Россию и больше не станем беспокоиться о судьбе Польши». В октябре 1934 Барту был убит террористом в Марселе...

И всё же Советы упорно пытались найти с Польшей общий язык. Так, в апреле 1938 года наркомат по иностранным делам направил своему послу в Париже инструкции по организации кампании в прессе, чтобы предупредить поляков о «четвёртом разделе» – угрозе уничтожения польского государства немцами, если оно продолжит прогерманскую политику.

А что же поляки? Французы в мае спросили польского посла, каково отношение его страны к Советскому Союзу. Тот ответил: «Польша воспринимает русских как врагов. В случае их попытки помочь чехословакам, для которой потребуется пересечь польскую территорию, мы окажем вооруженное сопротивление».

Военный союз СССР предлагал полякам и перед нападением Германии на их страну. Бесполезно… По сути, Польша сама была агрессивной страной, которая наряду с Германией захватывала чужие территории и строила планы по реваншистскому присоединению восточных земель…


Англия, ведя за собой Францию, предлагает гарантировать целостность Польши – той самой Польши, которая всего полгода назад с жадностью гиены приняла участие в ограблении и уничтожении чехословацкого государства.

Уинстон ЧЕРЧИЛЛЬ


Да, разногласия с Германией по поводу «вольного города Данцига» оказались неразрешимыми. Хотя, возможно, поляки пошли бы на уступки, не получи они лживые обещания Британии и Франции в военной поддержке. Польша тут же переметнулась к новым хозяевам и потеряла всякое представление о реальности. Эдвард Рыдз-Смиглы 6 августа 1939 года заявил: «Польша добивается войны с Германией, и Германия не сможет избежать её, даже если захочет». 24 августа поляки сбивают два гражданских самолета компании Lufthansa, 30 августа в Кракове убит германский консул Август Шиллингер. И понеслось…

И при чём тут СССР? Сами нарывались, сами получили.