Россиянин – это не национальность, это высокое звание


Чудь болотная или гордые славяне?

По роду деятельности мне приходится знакомиться с самыми разными публикациями, в том числе и наших «заклятых друзей». К примеру, братьев-поляков и украинцев. Они активно продвигают идею о том, что русский народ не имеет никакого отношения к славянам. Мол, у русских – угро-финские корни, русичи – это славянизированные финны. К тому же с тюркскими корнями, поскольку несколько столетий жили под монголо-татарским игом. А вот поляки, украинцы, чехи, словаки и прочие – они славяне патентованные.

Всё это подкрепляется результатами «научных исследований». Правда, кто эти «исследования» проводил, об этом авторы публикаций умалчивают.

Это – не просто околонаучные игры и спекуляции. На их основе создаются политические платформы, национал-шовинистические теории, государственная идеология. Так, в 2011 году украинский писатель Владимир Белинский получил премию Госкомитета Украины по телевидению и радиовещанию за книгу «Страна Моксель», где «доказывал» финское и тюркское происхождение русских и отсутствие у них славянских корней.

Впрочем, впервые о неславянском происхождении русского народа написал польский историк Франциск Духинский (1816–1893). Ещё в 40-е годы XIX века он вбросил идею, что русские – это ветвь «туранского племени», родственного монголам, а их язык – испорченный «туранцами» церковно-славянский. «Открытие» Духинского подхватили поляки и отдельные западноевропейские мыслители, в том числе духовный вождь коммунизма Карл Маркс. Правда, политикам и философам вскоре пришлось отказаться от столь бредовых измышлений ввиду их явной абсурдности. И вот тогда появилась новая теория. Она «доказывала» происхождение русских от финно-угорских народностей: меря, чудь, мещера, мурома…


Теория «чистопородности» украинской нации свидетельствует лишь об ущербности её создателей.


Даже известный русский историк Василий Ключевский писал с великой осторожностью и оговорками: «Надобно допустить некоторое участие финского племени в образовании антропологического типа великоросса. Наша великорусская физиономия не совсем точно воспроизводит общеславянские черты… Скулистость великоросса, преобладание смуглого цвета лица и волос и особенно типический великорусский нос, покоящийся на широком основании, с большой вероятностью ставят на счёт финского влияния». В дальнейшем, однако, исследования показали, что русские по антропологическому типу в наибольшей степени сближаются с поляками и далеко стоят от финских народов. Но кому это интересно?


Кто кого русистее, кто кого русее?

Честно говоря, все эти споры о том, в ком больше славянской крови, в ком меньше, меня сильно напрягают. Они напоминают мне нацистскую теорию о чистоте арийской крови. А почему, собственно, русские должны быть «чистокровными славянами», без каких-либо примесей? Что плохого, если, скажем, в северной части России финно-угорская кровь смешалась с русской, со славянской? У большинства русских в нашей стране вообще не возникает по этому поводу никаких вопросов. Равно как не вызывает отторжения и варяжская теория, согласно которой на формирование русской идентичности оказали влияние варяги, викинги, норманны – пришельцы из Скандинавских стран. Для меня как филолога это очевидно. В «Повести временных лет» встречаются чисто варяжские имена русских князей и княгинь в скандинавской транскрипции – Хельга, Хельг (Ольга, Олег), Ингвар (Игорь) и проч. Почему надо этого стыдиться?

Да нипочему. Нелепые претензии к русской идентичности «москалей» родились не сегодня, а ещё в середине XIX века. Тогда российская власть продвигала идею панславизма, согласно которой все славянские народы должны объединиться под скипетром русского царя. Но поляки, которые были в составе Российской империи, вели борьбу за независимость и создание отдельного государства. Претензии России на гегемонию в славянском мире были им ненавистны. Теория неславянского происхождения русских как раз и была призвана в пику идеологии панславянского братства во главе с Россией.

В этом русле борьба продолжается и сейчас. Национализм поляков построен на принципе «одна страна – один народ». Тем же самым вирусом заражена и Украина. Здешние «историки» и политики с пеной у рта вопят о том, что они-то и есть «настоящие славяне», «подлинные русские» по крови! «Украина – понад усе!» – калька с нацистского «Германия превыше всего!».


Гражданин империи чувствует себя значимым не только и не столько по крови, сколько по принадлежности к великому государству.


Для нынешних идеологов «незалэжной» крайне необходимо разрушить историческую аксиому: русские, украинцы и белорусы являются ветвями одного народа, выходцами из Древней Руси. Нет, говорят украинские «мудрецы», славяне – это мы, русскими называли в древности именно укров! А вы, москали – поганые угро-финны! У нас с вами нет ничего общего!

Эту чудовищную галиматью вбивают жителям Украины каждодневно и ежечасно. Поверить в неё может только абсолютный неуч и законченный идиот. Ну так нынешних украинцев и превращают постепенно в нацию моноэтнических полудурков.


Виновны ль мы, коль хрустнет ваш скелет?

Но больше всего нынешних «укров» бесит то, что «российские русские» абсолютно не реагируют на их обезьяньи пляски. Теория «чистопородности» украинской нации свидетельствует лишь об ущербности её создателей. Для нас смешна и нелепа сама постановка вопроса.

А знаете почему? Потому что нынешнее псевдогосударство Украина, созданное исключительно по прихоти большевиков, и в первую очередь – дедушки Ленина, постоянно должно доказывать своё право на существование. Доказывать то, что такая национальность, как украинцы, и впрямь существует в реальности, что украинский язык не просто самостоятелен, но вообще состоятелен как лексическая система. Укроидеологам кажется, что доказать это возможно, лишь отказавшись от связей со всем, что является русским. Слепить из ничего собственную историю, культурологический миф – каким бы бредовым он ни был.

А вот русским, живущим в России, это совершенно непонятно. Даже дико. Конечно, и в их среде встречаются одичалые националисты и шовинисты. Но они находятся в явном меньшинстве. Тем более у нас, на Юге. История донского казачества так уж сложилась, что в «степных рыцарях» издревле перемешивалась кровь самых разных народов, с которыми казаки и воевали, и торговали. Татарская, турецкая, ногайская, половецкая, кавказская, среднеазиатская, киргизская, казахская, греческая, армянская – разве все перечислишь!

Да ладно казаки, многие из них и русскими-то себя не считают. Но такая же ситуация в целом по России. Наша страна сложилась как империя, империей она остаётся и сейчас. А империя объединяет в себе десятки, сотни разных народов, этносов. И этносы эти сохраняют свою идентичность, сосуществуют, в том числе и смешиваются. Так что фактически у нас нет чистокровных русских. Ещё в XIX веке во Франции появилась поговорка: «Поскреби русского – и найдёшь татарина». Она приписывалась с тех пор кому попало, но суть её не менялась: русский есть дикарь, который притворяется цивилизованным человеком. Зато в России смысл её иной и сводится к киплинговскому «Мы с тобой – одной крови».


Россия сложилась как империя, империей она остаётся и сейчас. А империя объединяет в себе десятки, сотни разных народов, этносов.


Гражданин империи чувствует себя значимым не только и не столько по крови, сколько по принадлежности к великому государству. Именно поэтому у нас смешение кровей, смешанные браки являются предметом гордости. Взять меня и моих близких. Мой дед по матери – чистокровный осетин, то есть во мне на четверть осетинской крови. Племянник (сын родной сестры) – наполовину татарин, тут и скрести не надо. Другой племянник (сын двоюродной сестры) – наполовину армянин. В крови многих моих друзей течёт еврейская, грузинская, польская, немецкая, мордовская, узбекская кровь… И все они считают себя русскими! Ну, вру – не все. Кто-то, напротив, считает себя татарином, хотя он – наполовину русский, или армянином, или греком, хотя у него русские отец или мать. Но все мы – россияне. Да, мы гордимся своей этнической принадлежностью и дорожим ею. Но всё-таки главное – в принадлежности к великой стране.

И как нас может оскорбить то, что русских называют угро-финнами? На таких «историков» мы смотрим с жалостью, как на юродивых. Любое смешение кровей способствует здоровью и процветанию нации.

Величие нации состоит не в «чистоте крови», не в расовой «непорочности». Величие – в способности принимать и понимать всё лучшее, что создано человечеством, независимо от национальной принадлежности. Великая нация не опускается до мелкого поганства. Впрочем, вряд ли я смогу выразить свои мысли и чувства так, как Александр Блок в «Скифах»:

Мильоны – вас. Нас – тьмы, и тьмы, и тьмы.

Попробуйте, сразитесь с нами!

Да, скифы – мы! Да, азиаты – мы,

С раскосыми и жадными очами!


О, старый мир! Пока ты не погиб,

Пока томишься мукой сладкой,

Остановись, премудрый, как Эдип,

Пред Сфинксом с древнею загадкой!


Россия – Сфинкс. Ликуя и скорбя,

И обливаясь чёрной кровью,

Она глядит, глядит, глядит в тебя

И с ненавистью, и с любовью!


Да, так любить, как любит наша кровь,

Никто из вас давно не любит!

Забыли вы, что в мире есть любовь,

Которая и жжёт, и губит!


Мы любим всё – и жар холодных числ,

И дар божественных видений,

Нам внятно всё – и острый галльский смысл,

И сумрачный германский гений...


Мы помним всё – парижских улиц ад,

И венецьянские прохлады,

Лимонных рощ далёкий аромат,

И Кёльна дымные громады...


Мы любим плоть – и вкус её, и цвет,

И душный, смертный плоти запах...

Виновны ль мы, коль хрустнет ваш скелет

В тяжёлых, нежных наших лапах?


Лучше не скажешь…