Всего четыре дня назад в России произошло судьбоносное событие, отодвинувшее на второй план всемирно бушующую истерию по поводу пандемии коронавируса: обсуждение и принятие на уровне ГосДумы РФ поправок в Конституцию. Среди десятка изменений на слуху та самая, самая важная, высказанная депутатом ГД от «Единой России» Валентиной Терешковой — «обнуление» отчета президентских сроков: разовое, исключительно для действующего президента. 

Фото сайта ria.ru

Не обмусоленная в фейсбуках, стремительная и выданная в утро перед голосованием идея, высказанная героем СССР генерал-майором авиации Валентиной Терешковой, у либерально настроенной общественности вызвала сначала шок. А после того, как приехавший на обсуждение поправок в ГосДуму РФ Владимир Путин эту идею не отверг, волну негодования.

Отрефлексировали эту волну по-привычному прямо и беспринципно: шквалом глумливых, оскорбительных реплик и «аналитических справок» в ряде СМИ (в большинстве своем — зарубежных) и социальных сетях Рунета. В кои-то веки у представителей остро и вечно недовольной оппозиции оказался не размытый объект ненависти типа «правящей партии» или «руки Кремля», а конкретный живой человек. То, что этим человеком оказалась первая в мире женщина-космонавт, «Чайка», взлетевшая 16 июня 1963 года из Байконура в космос, их особенно не смутило.

Что парадоксально, саму идею «обнуления» восприняли в разы спокойнее как нечто ожидаемое, а вот на озвучившего эту идею человека обрушились мощно, слажено и «креативно». Травят 83-летнюю женщину по-диссидентски, в самом плохом смысле этого слова: публикуют в социальных сетях не только глумливые характеристики ее возраста и пола, но и радостно обмениваются «совковыми» частушками с рифмой к слову «звезда».

А что, такие же частушки реально распевали на советских кухнях. Вот только было это в ту эпоху России, когда понятия отваги и самопожертвования были чем-то… обыденным на фоне происходящих в те времена побед и свершений. Реальную оценку подвигу Валентины Терешковой можно дать именно сейчас, когда пиком героизма считают признания подвергнувшихся сексуальному домогательству, оголение налитых силиконом ягодиц или вот такие выходы в свет с плакатами «Не ту суку запустили в космос».

Имеющие такие нравственные ориентиры люди не могут даже представить, что идея Терешковой — ее собственная, горько сетуя о том, что «бабушку выставили ширмой». В заверения Кремля о том, что инициатива Валентины Владимировны была ее личной и ни с кем заранее не согласованной, поверить они не в состоянии. Как и осознать масштабы личности: почти сорок лет назад «Чайка» решилась в одиночку совершить космический полет, не стала прикрываться «коллективной ответственностью» и сейчас.

И получается уже привычный в нашей стране парадокс: персонажи, официально ратующие за нашу и вашу свободу личности, слова и самовыражения, беспринципно гнобят человека за публично озвученную позицию…

… Впрочем, думается, титанической личности, имеющей смелость одной из первых отправиться к звездам и, что немаловажно, колоссальный пласт знаний, чтобы вернуться обратно живой, все эти рифмы глубоко параллельны. На вопрос журналистов о нападках первая в мире женщина-космонавт, генерал-майор Терешкова отмахнулась: «Эти люди просто не любят страну». А вот мне за поругание моего кумира детства — обидно, и почему голоса нескольких сотен фриков сейчас звучат громче позиции миллионов россиян — непонятно.