Самолеты в Россию летят из Таиланда, Бангладеш, Алжира, Южной Кореи, ряда европейских стран, США... Ожидается, что в ходе нового этапа операции вызволения в ближайшее время в Россию могут прилететь около 20 тысяч человек,



Однако далеко не все пассажиры этих чартерных рейсов – застрявшие в коронавирусном пекле туристы. Тех уже, в основном, успели вернуть в страну в ходе предыдущих спецопераций. И теперь наряду с остатками беспечных туристов места в салонах самолетов занимают те, кто достаточно давно и до последнего времени вполне беззаботно пребывал в дальнем заграничном далеке. Наличие таких людей и является особенностью нынешней волны репатриации россиян.

Я далек от того, чтобы злословить по поводу постигших этих людей проблем. Того, что заставило их сегодня сняться с насиженных уже мест, сломать сложившийся за годы пребывания в чужом краю жизненный уклад и вспомнить об оставленной родной стороне. Где многое придется начинать как бы сначала и нелегко. Да и у каждого были свои веские резоны, заставившие в свое время уехать на чужбину. Экономические, семейные, даже климатические… Так что согласитесь, как-то мелко язвить по такому печальному поводу. Язык не повернется произнести сакраментальное «за что боролись, на то и напоролись». И все же…

Вспомните, сколько нынешних возвращенцев покинуло в свое время страну под громовым, ставшим классикой кличем «Пора валить!». Куда валить и откуда, было ясно без дополнительных пояснений. Россия переживала очередную трудную пору и очень многим представлялась злой мачехой. К тому же и за душой у валивших кой-чего имелось для начала безбедной жизни под заграничным солнцем, которое всегда многим нашим людям казалось более ласковым и нежным. У кого капиталец, нажитый непосильным трудом, а у кого – и знамя борьбы с «кровавым режимом», «проклятым Мордором». Пусть и потрепанная, и выцветшая местами тряпица – а сгодилась. Так что, кто с чего мог, с того и начинали новую жизнь.

Думаю, у каждого из нас есть знакомцы в этой самой свежей волне русской эмиграции. У меня так с десяток точно наберется. Один мой знакомый ростовчанин вот уже лет десять как сидит на Бали и, кажется, уже записался на чартерный рейс в Россию. Во всяком случае, в последний наш разговор по скайпу таких своих намерений не скрывал. Второй, кого знаю еще с армейской поры, застрял в таиландской Патайе, на которую променял родную, но вдруг опостылевшую Пермь. Еще один армейский приятель – тоже, кстати, ростовчанин, – сменив в свое время погоны и переприсягнув на верность Украине, в конце концов, заделался гражданином Израиля. А теперь делится со мной возмущением: мол, обратившись в посольство нашей страны с просьбой о возвращении в российское гражданство, встретил там более чем прохладный прием.

А ведь было время, когда он каждое утро, как с молитвы, начинал с заклинания «Валить пора!». И далее поносил на чем свет стоит «эту Рашку», которой никогда не видать удачи, не говоря уже о процветании. Четверть века прошло – и вот на тебе: родился еще один русский патриот… Видать, коронавирус еще побочное действие имеет, заражая многих наших соотечественников инфекцией квазипатриотизма.

Только боюсь, что очень уж это ненадолго. Минуют коронавирусные времена, и вновь овладеет возвращенцами охота к перемене мест. Вновь примутся они стенать о «петле несвободы» и «удушении личности». Дай бог ошибиться, конечно, но почему-то кажется, что именно так все и пойдет. Ведь даже сейчас, усиленно размахивая российским триколором, тот же мой израильский приятель называет нынешний российский карантин «попранием прав человека и гражданина». И судя по всему, самоизолироваться по прибытии на историческую родину, ничуть не готов. Даже такой малостью поступиться не желает. А доводов разума не то что не слышит – не понимает, как если бы произносились они на языке иной планеты.

А может, так оно и есть, и планеты у нас разные? Ведь не случайно старинное обозначение планеты – слово «планида» – одновременно является синонимом слова «судьба». Неужто и вправду, разошлись судьбы?

Ну, да ладно, спасибо и на том, что вспомнили наши возвращенцы, что они – россияне. Будем надеяться, что не забудут тех, кто в эти времена готов посылать за ними самолеты. Как не забудут и других – кто вдоволь попользовавшись их деньгами и знаниями, сейчас отвернулся от них, как от нечестивых чужаков, указав на дверь.

Вот пусть тогда вопрос «пора валить?» сменится на вопрос «нужно ли валить?». Если это произойдёт, значит, все нынешние передряги терпелись недаром, и вековой, хотя и изрядно потускневший культ Запада окончательно в нашем сознании изжит. А некогда сладкий в своей запретности плод под названием «заграница» превратится в обыкновенную жвачку. Чем на деле и является.