Скандал вокруг премии имени Эдуарда Успенского


«Ты не Эдичка-писатель, ты – садюга!»

Очень хочется поговорить о скандале, который разгорелся в конце мая вокруг имени покойного детского писателя Эдуарда Николаевича Успенского. Вернее, не только вокруг его имени, но и вокруг его личности. Началось с того, что Российская государственная детская библиотека объявила конкурс на лучший логотип премии «Большая сказка» имени Успенского. Тут же отреагировала родная дочь писателя Татьяна Успенская. Она написала открытое письмо директору библиотеки Марии Веденяпиной, а также выступила в ряде других СМИ, в том числе на телеканале «Россия 1» во время передачи «Прямой эфир».

Татьяна Эдуардовна высказалась резко против того, чтобы престижная премия носила имя её отца:

«С большим сожалением и горечью хочу выразить свое несогласие с присвоением премии его имени.

Думаю, что человек, чьим именем называют государственную премию, должен быть прежде всего добрым и нравственным… Мой отец был человеком очень жестоким, совершавшим в течение всей жизни домашнее насилие… Это было физическое, психологическое, эмоциональное насилие, повторяющееся постоянно по отношению ко мне – его дочери, моей матери – его жене, его внукам, детям другой жены (известной телеведущей Элеоноры Филиной) и т. д…

К несчастью, грубость и хамство, контроль и принуждение постепенно стали нормой его жизни… Также нормой стала показная идиллия, когда при приезде телевизионных групп приглашались внуки и должны были изображать счастливую семью великого писателя.

Зная о своих проблемах, в том числе с алкоголем, мой отец не обращался к официальным психологам, а являлся сторонником секты В.Д. Столбуна, проходил у него «лечение», поддерживал секту материально, рекламировал ее на ТВ, в газетах... Мой отец знал об избиениях детей, практикуемых сектой, но это никогда его не останавливало. Он восхищался Столбуном, его методами, приводил туда своих знакомых и друзей.

Будучи несомненно талантливым человеком, способным увлечь людей творческими идеями (передача «Гавань», создание мультфильмов совместно с творческими коллективами студий), он не сумел преодолеть свои человеческие пороки.

Хотелось бы, чтобы мое мнение было услышано…

Считаю, что имя человека, практиковавшего много лет насилие в своей семье, в том числе в отношении детей, не должно быть присвоено премии в такой гуманистической области, как детская литература».

Татьяну Успенскую активно поддержал и детский писатель Валентин Постников. Это – сын известного детского писателя Юрия Дружкова (Постникова), основателя журнала «Весёлые картинки», автора книжек о популярных в своё время персонажах Карандаше и Самоделкине. Всё своё детство Валя провёл в окружении популярных детских писателей: Эдуарда Успенского, Юрия Коваля, Григория Остера и других. «Друг семьи» поведал миру много ужасов о создателе Чебурашки и дяди Фёдора, приведём лишь некоторые из них:

– Эдуард Успенский никогда не помогал детским писателям. Нельзя называть премию именем человека, который не любил детей. Он бил свою дочь Таню, оскорблял, выгонял на мороз в одном платье и закрывал за ней дверь. Как-то с Успенским мы были во Дворце пионеров на Неделе детской книги, к дяде Эдику подошли дети с просьбой дать автограф и сфотографироваться с ним. «Идите в ж...», – ответил он. Я спросил: дядя Эдик, как же так можно обращаться с детьми? «Запомни, Валя, – сказал мне Успенский, – чтобы писать хорошие детские книжки, автору вовсе не обязательно самому любить детей. Андерсен тоже не любил детей».

Вопрос: можно ли называть детскую премию именем зверского человека, который выгонял свою дочку на мороз, как Зою Космодемьянскую?



Почему молчали ягнята?

Можно добавить историю развода Эдуарда Успенского с Элеонорой Филиной, вместе с которой они много лет вели замечательную музыкальную передачу «В нашу гавань заходили корабли». Филина тоже рассказывала о тяжёлом характере Успенского. Да и часть защитников писателя отмечает его непростой характер: жить с ним под одной крышей было сложно.

Может, и впрямь лучше последовать совету писателя Александра Архангельского: «В свете возникшего скандала предлагаю компромиссный вариант: детскую книжную премию переименовать из «имени Эдуарда Успенского» в «имени Чебурашки»?

Ну, для начала – ещё немного любопытных фактов. Лично я считаю часть из них омерзительными, но – не я эту волну начал гнать…

Так, по поводу писателя Валентина Постникова. Именно этот персонаж в нескольких передачах Андрея Малахова заявлял, что является… родным сыном Эдуарда Успенского! Мало того: в этом на голубом глазу призналась и мать Валентина – Наталья Постникова, которая рассказала все в подробностях! А затем признание её это так подкосило, что она оказалась на больничной койке. «Мама находится при смерти, – рассказал Постников. – А ведь ещё месяц назад с ней все было хорошо».

Так на кой же шут тебе понадобилось вываливать грязное бельё, заставлять родную мать выходить на позор перед миллионами обывателей, чтобы те затем смаковали подробности?! Ты не знал, чем это обернётся? Я, например, считаю это скотством. И объяснение, на мой взгляд, одно: борьба за многомиллионное наследство Эдуарда Успенского.

После этого слушать об ужасах, которые творил «Чебурашкин папа» над дочерью и близкими, из уст Постникова я не могу. Не верю. Кстати, результаты ДНК-теста оказались, по мнению эксперта, неоднозначными:

– Тот факт, что Валентин Постников и Татьяна являются родственниками, маловероятен. Что касается Юрия Николаевича (родного брата Успенского) и Постникова, то и они не имеют близкого родства по мужской линии. Чтобы прийти к общему итогу, было решено проверить образцы ДНК Татьяны и ее дяди. Здесь складывается очень интересная ситуация: вероятность того, что они являются родными дядей и племянницей, составляет 92 процента, а вероятность того, что они являются отцом и дочерью, составляет 98 процентов.

Выходит, и Татьяна – не родная дочь Успенского, а её отец – брат Эдуарда Николаевича? Приплыли… Вот почему я никогда не смотрю мутную помойку Андрея Малахова.

Да и сама дочка Татьяна Эдуардовна выглядит как-то сомнительно. Оказывается, папа попросту оставил её без наследства. Как и других кровных родственников. Всё состояние он отписал четвёртой (она же была и второй) жене – Елене Успенской. В своих многочисленных интервью Татьяна не скрывает раздражения по этому поводу, а её «неслучившийся брат» подзуживает женщину к «праведной борьбе».

Вопрос у меня простой: если всё обстояло так, как описывает Татьяна Успенская, то почему на протяжении всей жизни писателя его родичи ни словом не обмолвились о том, каким он был ужасным истязателем и кровососом? Подозреваю, что каждый надеялся отщипнуть хотя бы кусочек от жирного наследства. Даже самопальный «сын лейтенанта Шмидта».

Попытка не засчитана. Решили зайти с другой стороны?


Чебурашка – олимпийский мутант-чудовище?

Вообще-то часть «компромата», который вывалили на Эдуарда Успенского, вызывает двойственное впечатление. Валентин Постников приписал писателю фразу, обращённую к детишкам: «Идите в ж…». Это – буквальное повторение байки о Фаине Раневской. Великая актриса тоже бросила ребятишкам в красных галстуках, которые к ней приставали: «Пионэры, идите в ж…!». Но никто до сих пор камня в неё не швырнул. Или заявление о том, что Успенский «никогда не помогал детским писателям». А писательница Алла Боссарт считает иначе:

– Эдуард Успенский совершил революцию в детской литературе. Он научил детских писателей говорить с детьми по-человечески. Это он открыл дорогу таким авторам, как Гриша Остер, Марина Москвина, Сережа Седов, Андрей Усачёв и многие другие.

В общем, читающая публика в отношении шумихи вокруг детской премии разделилась в оценках. Причём большая часть ратует за то, чтобы назвать премию именем Эдуарда Николаевича.


Что до меня, во мне просыпается чувство брезгливости, когда читаешь «обличения» «писательницы» Алины Витухновской:

– Успенский был не хорошим детским писателем, а плохим детским писателем, да еще и советским, что вообще непростительно. В отличие от Винни Пуха или Муми-тролля, которые есть идеальные сущности и метафизически и внешне, Чебурашка – интернациональное чудовище-мутант, сготовленный, скорее всего, по спецзаказу к Олимпиаде. Гомосоветикус, только в миниатюре. Буквально – существо, низведённое до животного. Нечто мягкое, безвольное, что можно пинать, упаковывать, запирать в телефонную будку. Это ли не идеальный советский гражданин, будущий ватник?

Эта литераторша, по информации Википедии, «с 1998 по 2011 годы успешно гастролировала по странам СНГ с программой “Копрофил тоже человек”». Для справки: копрофил – тот, кто испытывает половое удовлетворение, наблюдая за тем, как люди испражняются или даже поедая фекалии. Собственно, и остальное «творчество» этой дамочки, по-моему, сродни пожиранию дерьма.

Я разделяю другую позицию, сторонники которой помнят, что Эдуард Успенский воспитывал двух усыновленных детей-инвалидов из Спитака, разрушенного в 1988 году землетрясением. Помогал детскому приюту. Построил в своём «поместье» детский городок для всех желающих.

Мне ближе аргументы драматурга Евгения Казачкова:

– Дочь Эдуарда Успенского попросила не называть литературную премию его именем, потому что он был «домашним тираном».

Логика здесь примерно та же, как если бы родители позвонили в школу и попросили аннулировать похвальную грамоту сына по математике, потому что он не слушается маму и дерётся с братом. Как бы этого ни хотелось жертвам и примкнувшим, но двойка за поведение посмертно никак не отменяет оценок по другим предметам.


Или журналиста Александра Рыклина:

– Какое сладостное наслаждение для некоторых неожиданно обнаружить, что какой-нибудь человек, добившийся общественного признания за успехи неважно, в какой сфере, оказывается, ставил в угол сына, покрикивал на жену и вообще был малоприятный и грубый человек. И уже совершенно неважно, что он изваял, изобрел, сочинил или доказал. Его можно и нужно предать позору, заклеймить, подвергнуть обструкции и лишить всего на свете. А если этот человек уже умер, его следует выкопать из могилы, а останки пронести по улицам, предавая осквернению, а потом выкинуть на помойку... Так новые праведники, которые сами не могут ничего изваять, изобрести, сочинить, доказать, самоутверждаются в мире новой этики...

И бальзамом на душу ложатся слова директора той самой детской библиотеки Марии Веденяпиной:

– В плане литературной премии мы не рассматриваем личные качества, а исходим из того вклада, который привнес Эдуард Николаевич. За последние 50 лет он был главным сказочником, герои этих сказок до сих пор с нами.

И – резюме уже названной Аллы Боссарт:

– Если назвать премию за вклад в российскую детскую литературу не именем Успенского, то, интересно бы знать, – чьим?

Ответы шлите через почтальона Печкина на деревню Простоквашино дяде Фёдору, псу Шарику и коту Матроскину.