Уверен: этим вопросом сегодня задаются многие. И по мере того, как отходит в прошлое коронавирусная эпопея и на первый план выступает необходимость определить свою позицию в ходе предстоящего голосования, он начинает звучать все настойчивее.



Вот и у меня вопрос этот возник практически сразу, как только на своей декабрьской пресс-конференции президент Путин намекнул на возможность правки Основного Закона страны. А позже, в марте, в своем послании уже обошелся без намеков и прямо указал на необходимость обновления целых разделов Конституции.

И в декабре, и марте, в атмосфере сенсации – еще бы, ведь президент до сих пор был самым рьяным противником конституционных изменений! – показалось, что стоит за этой идеей некая сугубо утилитарная цель. Скажем, связанная с президентскими выборами 2024 года. Вот так вот просто… Однако стоило поразмышлять – и ощущение простоты, которая, как известно, порой хуже воровства, исчезло. Вместо того сложилось понимание нелинейности мира, в котором доводится жить и необычайно сложной ситуации, в которой вместе со всеми остальными странами оказалась и Россия. Ситуации откровенно предгрозовой…

Довелось в пору армейской службы видеть, как накрывает пустыню песчаная буря. Ощущение, скажу вам, жутковатое. На горизонте, над залитыми палящим солнцем барханами вдруг возникает темное, по виду грозовое облако. В наступившей тишине, при полном безветрии оно быстро надвигается на тебя. Так быстро, что уже через четверть часа весь воздух вокруг превращается в песчаное месиво. Мириады песчинок – из них состоит то самое темное облако, – подгоняемые бешено дующим «афганцем», беснуются вокруг. Ветер не дает двигаться и даже валит тяжелые автомобили. Если не подготовиться, не использовать с толком те четверть часа затишья перед бурей, жди беды.

А поделился я с вами армейскими воспоминаниями для того, чтобы вы смогли лучше понять: сегодня вот такое черное облако уже заволакивает мировые политические горизонты. И мы с вами можем наблюдать его, что называется, невооруженным глазом. От примеров воздержусь: достаточно включить телевизор или радио, чтобы почувствовать предгрозовую атмосферу. Сама обстановка требует укрепления основ нашей государственности.

Собственно, все прошлые наши Конституции принимались с такой целью и таким пониманием. В 1936 году новый Основной Закон был принят, когда на горизонте уже занимался пожар Второй мировой войны. Другое дело, что многое прогрессивное, что вместила в себя та Конституция, оказалось перечеркнуто репрессиями. А они в свою очередь во многом способствовали трагедиям первых месяцев разразившейся в июне 1941 года войны.

Конституцию 1977 года предполагалось принять десятью годами раньше. Когда, в условиях острого соперничества двух сверхдержав из крови многочисленных конфликтов зарождалась трехполюсная модель мира, где уравновешивающую роль должны были играть неприсоединившиеся государства. Опоздали на десять лет – и это опоздание, помимо прочих факторов, обусловило трагическое падение СССР.

Новая Россия приняла в 1993 году свою Конституцию не только потому, что потребовалось узаконить порядки, возникшие после августа 1991 года. Народ одобрил этот более чем сырой и, мягко говоря, противоречивый документ, чтобы положить конец распрям между двумя ветвями власти. Как известно, в октябре 1993 года кровавые распри эти поставили страну на грань гражданской войны.

И с этой своей задачей Конституция 1993 года справилась. Полномасштабного гражданского конфликта в России не случилось. В чем, пожалуй, единственное достоинство во многом скроенного по заемным лекалам Основного Закона.

Можно долго перечислять конституционные положения, которые перестали соответствовать нашим сегодняшним реалиям. Это и верховенство международных норм над отечественным законодательством, и отсутствие конституционно гарантированных прав на труд и жилище, достойное материальное обеспечение, и признание частной собственности на недра… Все это, на мой взгляд, требует не только подновления нашего правового фундамента, а решительного принятия новой Конституции. Возможно, это и будет сделано в будущем. А сейчас ждать некогда. Надо действовать. Надо, чтобы обновленная Конституция смогла наработать опыт до выборов 2024 года.

Но почему-то многие сегодня сосредоточились на так называемой «поправке Терешковой» по обнулению сроков для действующего ныне президента. Только так ли уж стоит возводить принцип «два срока и ни сроком больше» в абсолют? Или списанный с Конституции США, он так дорог нам, потому что способен гарантированно привести к успеху?

Да нет же. Достаточно взглянуть на тот раздрай, что сегодня рушит, и не дай бог, обрушит сиявший нам до поры «град на холме». Более того: далеко не все западные демократии привержены этому принципу. Потому что исходят в своем госстроительстве из собственных резонов и обстоятельств.

Вот и нашей стране уже тесно в наскоро скроенных четверть века назад конституционных рамках. Да и опыт кой-какой накопился. Думается, что теперь, стараясь усовершенствовать собственную Конституцию, мы будем меньше оглядываться на некритически взятый чужой опыт. Знать его, конечно, стоит. В том числе – и прежде всего – отрицательный опыт. Все это и иметь в виду, размышляя перед голосованием над поправками в наш Основной Закон. Но во главу угла есть полный смысл ставить отечественный менталитет и отечественные традиции. И собственную ответственность за будущее страны. То, что требует высказать свое мнение на голосовании 1 июля.