Вчера опять наткнулась в соцсетях на пост о том, что Ковид-19 – это  афера. Почему, мол, столько внимания  коронавирусу, а не  онкологии и туберкулезу, от которых тоже погибает масса народа? Когда я что-то подобное слышу или читаю, когда, выходя на улицу, вижу  людей, которые не носят защитные маски или носят их под носом, подбородком, а то и цепляют на ухо, у меня ощущение, что я – в стране глухонемых.

Авторам  этих постов  и тем многочисленным, кто ставит под ними лайки, хочется сказать: ребята, а вы, правда, не догоняете? 

«Корона» чрезвычайно заразна, распространяется семимильными темпами. Она уменьшает шансы на благоприятный исход у тех же  онкологических больных и  туберкулезных,  у диабетиков, сердечников, гипертоников  и т. д.  

– Нет! – уже полгода твердят ковид-диссиденты и прочие скептики. – Пандемия – это не медицина, а экономика и политика. Всемирный заговор   элит с целью сделать бедных еще беднее, а богатых еще богаче.

Есть у меня знакомая – Ирина, типичная выразительница таких взглядов. Общаемся мы с ней по телефону. Трубки во время нашего разговора раскаляются.

– Правителям легче манипулировать голодными и обнищавшими, – усмехается Ирина.

– А по-моему, наоборот. Голодные и нищие – злы. Это – огнеопасное состояние, потому что терять им нечего. Каждый нормальный политик это понимает. Зачем  играть с огнем? – возражаю подруге.

Но  не всегда  заносит нас в политические сферы. Бывают споры в преломлении к коронавирусу и  на более близкие  нам темы. Не верится Ирине, что коронавирус – это не где-то там, в мегаполисе,  и что подхватить его можно при самом что ни на есть безобидном общении.

Вернее, не верилось. Потому что в сентябре произошло событие, которое ее потрясло.

У ее родителей были знакомые, которых она знала еще с детства. Когда родителей не стало, продолжала им позванивать. Чаще по праздникам, но порой и  так, без повода. Просто, чтоб узнать, как дела.

Недавно позвонила – в трубке чужой голос. Можно позвать хозяина? В ответ – молчание, потом всхлип. 

В общем, случилась ужасная история. Отец семейства – тот самый, который добрый знакомый Иркиных родителей, решил отметить день рождения. Собраться небольшим родственным кругом, поскольку возраст уже такой, что если ждать, когда пандемия кончится, то можно и не дождаться. Ну и собрались: дети, внуки, правнуки…

Вскоре почти все участники этого семейного торжества почувствовали недомогание. Ковид!

 У молодых, включая ребенка ясельного возраста, болезнь протекала в легкой форме. У старших членов семьи – в тяжелой. Ни виновник торжества, ни его жена с ковидом не справились…

Эту историю Ирина рассказывала мне с дрожью в голосе. Потеряла почти что родных людей.

– Но ты-то хоть теперь маску носишь? – спрашиваю, зная Иркины ковид-диссидентские наклонности.

– Когда обстоятельства припирают, приходится надевать, – усмехается она и быстро переводит разговор в другое русло.

Что же должно произойти, чтобы  наши фомы  неверущие поняли:  «корона» – это очень серьезно.