Пандемия коронавируса кардинально изменила жизнь моей близкой подруги и поделила ее на две части. В одной все место занял коронавирус. И состояние, в котором она пребывала немногим больше месяца назад, вполне можно назвать психологический коронавирусный синдром.

Фото: ru.interaztv.com
Из-за пандемии она фактически потеряла работу и вот уже девять месяцев при мизерной пенсии ей приходится запускать руку в те сбережения, которые считала НЗ. И он уже подходят к концу, а надежды, что все станет на свои места, так и не появляется, несмотря на сообщения о грядущем спаде заболевания и изобретении десятка вакцин. А еще перед самым началом пандемии у нее сорвалась поездка по Европе, на которую она долго копила деньги и о которой мечтала много лет. И когда вернут деньги – неизвестно. Двойной стресс.

За время пандемии стрессов добавилось. Потеряла близкого родственника, многие друзья и знакомые тяжело переболели ковидом. Неудивительно, что добрый, отзывчивый, очень дружелюбный человек стал пессимистом, букой и дистанцировался от всех, с кем раньше был близок. Масочно-перчаточный режим приятельница соблюдает четко, плюс очки в обязательном порядке. Из дома на работу, которой давно уже нет, есть только офис, и его приходится оплачивать, ходит пешком, возвращается тоже – благо расстояние позволяет. Продукты покупает на рынке на открытом пространстве. Если знакомых на улице встретит, ближе, чем на два метра к себе подходить не разрешает. Дома никого не принимает, хотя раньше двери всегда были открыты для друзей. С противниками масочного режима в бесполезные споры не вступает, уверена в справедливости русской пословицы про жареного петуха.

Но однажды утром я получила он нее очень душевную открытку, такими люди обмениваются по телефону. Пусть мелочь, а приятная. Потом она позвонила и рассказала, как старалась избавится от паники, страха за свою жизнь, жизнь близких.

…В одну из бессонных ночей, когда уже не было сил терпеть очередной сериал – политических дебатов она не смотрит принципиально, взяла в руки альбомы с фотографиями. Благо, за жизнь накопилось их с десяток. Перебрала, пересмотрела, рассортировала. Посмотрев фото друзей, с которыми давно из-за суеты перестала общаться, нашла телефоны, позвонила. У кого-то все хорошо. У дальней родственницы – беда. Заболела дочь, нужного лекарства в аптеках нет. Справочное дает именно такую информацию. Тогда подруга предложила искать лекарство просто в аптеках – заходить и спрашивать, не осталось ли хоть одной упаковки. Созвонилась с друзьями в районах, за пределами области. Все откликнулись – нашли общими усилиями на два курса! Уже пришли бандероли из Цимлянска, из Семикаракор, а из Казани так прямо курьером доставили. В ее жизни впервые за много месяцев появился смысл.

- Знаешь, - поделилась она со мной две недели назад, - а я ведь давно многих с днями рождения не поздравляю. Забываю. Вот составила список, оказалось, столько людей было рядом по жизни, которым хоть раз в году надо обязательно сказать теплые слова, поблагодарить за то, что они были в твоей жизни.

А вчера звонит подруга и радостно сообщает, что начала ремонт на кухне. Просто поздравила неделю назад свою знакомую с мужем с днем рождения – у них в один день, а

те рассказали, какой дизайн для кухни придумали, причем все – из недорогих материалов, а главное – своими руками.

- У меня тоже получается, - голос в трубке бодный. – Знаешь, я от офиса отказалась, зачем зря платить? Тем более ремонтом занялась. Экономия идет сразу по нескольким направлениям.

А вчера пришла ко мне прострочить шторы для обновленной кухни, рассказала, что вешать их будет сосед – вызвался помочь, в том числе и в ремонте. В общем, позитив пересилил и потеснил коронавирус.

Моя бабушка часто повторяла: «Когда закрывается одна дверь, обязательно открывается другая». Она прожила долгую жизнь и знала, что говорит. Сегодня перед нами закрыты очень многие двери. И некоторые – по нашему сознательному выбору. Как бы мне ни хотелось, я не хожу в театр, в людные места, потому что приходится ухаживать за пожилой одинокой родственницей. Таким образом, я берегу не только себя, но и ее, и за нее переживаю больше. Она – слабее. Трудно всем. И врачам, и учителям. Тяжело перенесла ковид учитель моего внука, говорила, что это был ад. Но готовится выйти на работу, и, несмотря на то, что еще не пришла в ту форму, которую для себя считает нормой, строит большие планы. Ее дети – ученики, очень этого ждут. Психологический коронавирусный синдром преодолеть сложно, но – можно. Главное – захотеть.