Как быстро сегодня все меняется. Причем настолько, что за изменениями не могут уследить даже специалисты. А может быть, в этом и смысл перемен?

Фото для иллюстрации с сайта frombanks.ru
На днях моя знакомая Лена обратилась в Сбербанк. Она погасила ипотеку и хотела сделать возврат средств по страхованию жизни и здоровья, а также имущества (для тех, кто не знает:  страхование по этим двум направлениям – обязательное условие при оформлении ипотеки в Сбербанке). Страховку моя знакомая оформила в СК «Сбербанк страхование», придя в один из офисов банка, поэтому туда же она отправилась за расторжением этих двух договоров. 

Расторгнут их или нет, она не знала, хотя и прочитала бумаги, которые ей дали при оформлении страхования. Из них вроде бы и следовало, что деньги при полном погашении ипотеки по страховке должны вернуть. Да, не всю потраченную при оплате сумму, а исходя из времени подачи обращения об аннулировании договора, но все же это – деньги. 

В офисе Сбербанка знакомой сказали позвонить на номер 900. Если там скажут, что можно рассчитывать на возврат средств по страхованию, значит, в банке заявление от нее примут. 

Лена на номер 900 позвонила. Там подтвердили ее лучшие ожидания: страховку ей должны вернуть и по страхованию имущества, и жизни и здоровья. 

Лена вернулась в отделение банка и, обрадованная, сообщила (но уже другой сотруднице), что пришла написать заявление о возврате средств по страхованию, так как на номере 900 дали добро.

– А вы страховку когда оформили, две недели назад? Если раньше, то вам не на что рассчитывать.

Лена стала настаивать: мол, у вас в офисе сказали позвонить на номер 900, она так и сделала и теперь имеет все шансы получить назад свои деньги – так сказали на другом конце связи.

– Ладно, – согласилась сотрудница, – заявление мы от вас примем. Но ничего не гарантируем.

Лена взяла талончик, чтобы подать заявление. Дальше последовала очень долгая процедура. Почему долгая? Потому что, по словам оператора Сбербанка, к которому попала Лена, страховку она вовсе и не совершала, значилась в базе в статусе нахождения в проекте.

Лена и здесь не унималась, убеждала оператора: сами подумайте, если бы, имея ипотеку в Сбербанке, она не оформляла страхование в течение полутора месяцев, оставил бы банк ее в покое? Нет. А так даже эсэмэсочки не прислал. К тому же деньги Лена внесла, чеки предоставила. Оплату же ей никто не вернул. Какие могут быть сомнения в том, что она оформила страховку? 

Но у оператора сомнения имелись. Оператор долго куда-то звонила, после чего Лена вновь услышала: «Звоните на номер 900. Если там разрешат, мы заявление примем».

И Лена позвонила опять. Снова ей сказали, что в Сбербанке должны принять ее заявления. А дальше… Дальше было много еще чего. Но две бумаги, по которым Лене должны вернуть больше 10 тысяч рублей, у нее в итоге приняли, и через полтора часа пребывания в офисе банка моя знакомая, наконец, решила свое дело. 

Правда, обескуражила операционисток, явно удивленных тем, что страховку можно теперь вернуть и в том случае, если прошло больше двух недель с момента ее оформления. «Как же теперь консультировать клиентов? – перешептывались сотрудницы банка. – Мы же не получали новых распоряжений!»

А Лена шла домой и думала, как хорошо, что она сначала столкнулась с сотрудницей, которая учла, что все сегодня меняется быстро, и посоветовала позвонить на номер 900. Если бы сначала Лене попался другой операционист, денег, которые положены моей знакомой по закону, она могла бы так и не увидеть...