Откровенно говоря, желания писать о «казусе Навального» и обо всем, что с ним связано, не испытывал. И тема избитая, да и не думаю, что на каждый чих главного ее фигуранта вообще стоит реагировать.



Всё и так хорошо видно в телевизоре. И что там, что в Интернете образа несгибаемого борца, рыцаря без страха и упрека не получается – даже на дружественных к так называемой несистемной оппозиции каналах и порталах. Аудиовизуальные форматы они, знаете ли, коварны. Всегда являют миру показываемого в первозданном виде. И помешать им в этом невозможно – как не ретушируй кадр. Так что с человеком по фамилии Навальный, все предельно ясно. Помимо его воли и воли его пиарщиков. Видели, знаем…

И что представляют из себя все эти шествия, прогулки, флэшмобы и пр., тоже в целом понятно. Благо конфузию означенные мероприятия потерпели буквально только что и на наших глазах. Так о чем еще говорить?

Но вот на днях позвонил наш читатель из Багаевского района. Как раз по поводу нашей информации о неудачной протестной акции 14 февраля в Ростове. И задал простые вопросы: что все-таки влечет наш молодняк на улицы? Что движет протестантами? Иначе говоря: какие такие чаяния хотят они донести до остального народа и власти?

Все это наш читатель предложил спросить у самих манифестантов. Пусть-де через газету поделятся наболевшим. Мысль показалась интересной, вот и решил провести небольшой опрос среди той части ростовского студенчества, что отметилась в недавних акциях, а результатами потом поделиться с читателями.

Но оказалось, что делиться, по большому счету, нечем. Ничего более внятного, чем «мы против…», не услышал. В графе «против» назывались несвобода, несправедливость... А если «за», то все обязательно были «за прекрасную Россию будущего». Ну, еще, конечно, требовали свободы Навальному и выражали респект его жене, которую сравнивали чуть ли не с женами декабристов. Хотя та, как известно, именно сейчас укатила к чужим берегам и на героическую княгиню Трубецкую ни по одной статье не тянет.

Вот, собственно, и весь набор. Классическое «за все хорошее против всего плохого». Налицо отсутствие ясных целей. Что, надо сказать, характерно для молодежных протестов в самых разных странах. Поводы могут разниться, но не более. Так что изображать из этих ребят «врагов государства» или пуще того «террористов», как это делают, впадая в административный восторг, иные чиновники, нет никакого резона. В конце концов, молодежный бунт, ядро которого составляют молодые люди из далеко не обездоленных слоев общества, – обычное явление для развитых стран. Чему примеров – тьма.

С молодыми просто надо разговаривать. На равных, но не заискивая и не поучая. И пытаться понять, что хотят, но не умеют еще нормально сказать. И помнить себя лет в 17-20, когда тоже на многое сердито насупливали бровки. А еще стараться убирать из нашей жизни проблемы, которые составляют горючий материал для протестов и на которых горазды спекулировать разного рода политиканы.

Однако такие эксцессы с участием зеленой молодежи далеко не безобидны. И опасны именно отсутствием целей и знаний у протестантов. Ведь в определенный момент те же закулисные политиканы – а такие всегда находятся – легко заполняют целевой вакуум нужным им идеологическим посылом. И тогда – как тут не вспомнить Маркса – идеи, овладевая умами масс, становятся материальной силой. И силой, увы, разрушительной.

Так что, простите за выражение, «учение Маркса всесильно»… И его, надо полагать, технологи разных цветных и черно-белых революций почитывали. Потому что работают в полном соответствии с его постулатами. Которые, надо сказать, далеко не сегодня опробованы. Все четыре русских революции на них замешаны. Если вспомнить, то там ведь тоже никаких ясных лозунгов поначалу не заявлялось.

Молодежь в данном случае лишь расходный материал. Каким, скажем, были хунвейбины в китайской «культурной революции» конца 60-х или только ставшие рабочими недавние крестьяне, которых 9 января 1905 года повел к царю-батюшке поп Гапон. Судьба что одних, что других печальна. Первых, использовав, буквально вычеркнули из жизни, вторых подставили под пули у Зимнего дворца.

Такова участь всех, кого Маркс с бесстрастностью патологоанатома называл движущими силами. От них в нужный момент избавлялись всегда и везде. Еще до исторического материализма, в пору средневековья поняли, насколько удобно иметь дело с неоперившимся молодняком. Случился в ту давнюю пору такой «крестовый поход детей». Подростки-простолюдины, умело возбуждаемые монахами-францисканцами, двинулись из Европы освобождать Иерусалим от иноверцев. Думали, их благие помыслы заставят расступиться морские пучины. Не получилось, и те пучины поглотили многих юных крестоносцев...

Похоже, каждый век имеет свое Средневековье.


На снимке: В прежние времена оружием бунтарей, как известно, служил булыжник. Теперь - смартфон с функцией селфи…