Забираю ребенка из садика и слышу слова шестилетнего мальчика:


– Ольга Александровна, а какое вы имеете право требовать от меня положить игрушку в шкафчик? Она – моя, я принес ее из дома.

– Сейчас мы идем в музыкальный зал, нужно все убрать…

Дальше разговор не слышала, да это и неважно. Важно, что шестилетнее чадо может позволить себе так разговаривать с воспитателем. Который старше. Которого дети просто обожают. На которого родители, можно сказать, молятся.

Сегодня, к сожалению, хамское поведение детей распространено. Его даже пытаются выдать за умение отстаивать собственные интересы. Просто в группе, куда ходит сын, я с этим пока как-то не сталкивалась.

Хотя, конечно, понимаю, что случай этот не единичный. Около года назад несколько родителей прямо с ума сходили по поводу того, что детям не рекомендуют надевать в садик смарт-часы и носить сотовые телефоны. У мам с папами аргументы разные: «Нам нужно, чтобы к тому моменту, как забирать ребенка из садика, он был уже одет. Поэтому мы должны сообщить ему об этом заранее, по телефону»; «Вадику часы только подарили, он с ними даже спит, неужели не может походить в них в группе?»; «Не понимаю, почему я должна снять часы с ребенка в садике? Только потому, что так хочется воспитателям? Часы никому не мешают, к тому же я слышу, что происходит с моим ребенком в группе».

А воспитатели-то, в общем, и не против гаджетов, только предупреждают: нести за них ответственность они не станут.

Хорошо, тогда одна очень мудрая мама разместила в родительском чате сообщение, после которого родительский пыл поостыл. Она написала примерно следующее: «Есть и у моей дочери все эти новомодные штучки. Только в садик мы их никогда не берем. У племянника недавно смарт-часы на прогулке в саду разбили... Ну а по поводу того, чтобы ребенок был одет вовремя, всегда звоню воспитателям, никогда не отказывали».

В нашей группе дети теперь не носят смарт-часы и сотовые телефоны, однако понятно: часть родителей готовы потакать своему чаду, да и своему собственному «хочу», даже если это идет вразрез с общими устоями и фактически пользы-то и не приносит. Хочу, и все тут.

И это «хочу» активно культивируется сегодня. Дочь-восьмиклассница рассказала, как на уроке ОБЖ проходили тему, посвященную недопониманию детей и детскому перенапряжению.

На уроке разбирали случай, когда учитель, не уважая детское достоинство, может оскорбить ученика. Когда по какому-то предмету могут задать чрезмерно много, как будто и других заданий нет. Когда родители не пытаются понять своего ребенка, не слышат его, не пытаются вникнуть в его проблему. Во всех этих случаях у него растет перенапряжение, которое может вылиться неизвестно во что. «Чтобы этого не случилось, – подытожил учитель, – звоните по телефону доверия».

Это я считаю правильно: дети должны знать, куда обращаться в сложных ситуациях, когда довериться некому. Я против оскорблений, чрезмерной нагрузки, когда не учитывают особенностей детской психики... Но посвящать целый урок теме детского перенапряжения я бы не стала.

Здесь, скорее, надо вести беседы с родителями, большее внимание уделять подготовке педагогических кадров. А вот рассказывать классу, где две трети не хотят и не собираются браться за учебники в школе и за пылевую тряпку дома, что они еще и перенапрягаются (ведь такая категория слушателей расценит рассказ учителя ОБЖ именно так), это – лишнее.

Мы можем давать свои детям свободу, но приучать к труду, уважению и ответственности. Когда же за свободой скрывается только «хочу» и ничего больше, не говорит ли это о нашем собственном и общества нежелании тратить нервы, силы, время и материальные ресурсы на воспитание подрастающего поколения? Ведь гораздо проще дать истеричному ребенку смарт-часы, а лень лоботряса объяснить перенапряжением, чем создать условия, при которых ребенок и сам поймет, что его поведение неуместно, а делать следует не только то, что хочется.