Страна отметила День памяти и скорби – 22 июня

Как нас пугают Тараканищем

Тема Великой Отечественной войны является одной из цементирующих наше общество. Однако в последнее время на Западе речь всё чаще идёт не о трагедии и победе советского народа, а о столкновении двух бесчеловечных тоталитарных режимов – гитлеровского и сталинского. Победителями во второй мировой объявляются англосаксы и французы. А употребление россиянами таких слов, как «отечество», «подвиг», «победа», «жертвенность», объявляется попыткой раздуть победобесие, национализм и шовинизм.

Раньше подобные взгляды вполне успешно навязывались в основном западному обывателю. Однако нынче то же самое приходится слышать уже от российских школьников, молодёжи и даже вполне взрослых людей.

А чему удивляться? В «новой», ельцинской России шельмование подвигов советских людей стало нормой. Вот хотя бы отрывок из статьи «историка» Андрея Зубова «Победа, которую мы потеряли»: «Да, мы избежали гитлеровского рабства, но в полной мере получили ярмо сталинское, а разве оно легче?... Не так позорно быть завоёванным внешней превосходящей силой, как покориться своему доморощенному “Тараканищу”»... То есть простой посыл, из которого следует: лучше уж пить «баварское» и сдать Ленинград на милость врагу. Зачем столько жертв?

Я вовсе не за то, чтобы лакировать действительность и скрывать просчёты, ошибки руководства, допущенные в ходе войны. Омерзительно смакование неудач и потерь СССР во второй мировой войне. Вспоминается Николай Михайлович Карамзин, автор «Истории государства Российского», который писал:

«Историк должен ликовать и горевать со своим народом. Он не должен, руководимый пристрастием, искажать факты, преувеличивать счастье или умалять в своем изложении бедствие; он должен быть прежде всего правдив, но может и даже должен всё неприятное, всё позорное в истории своего народа передать с грустью, а о том, что приносит честь – о победах, о цветущем состоянии – говорить с радостью, энтузиазмом».

Сегодня приходится констатировать: возможно, мы потеряли значительную часть поколения конца «лихих 90-х» – начала 2000-х, которое воспитано на «прогрессивных» школьных учебниках истории, сочинённых под диктовку американских «соросят». Сейчас государство пытается выправить ситуацию. Хотелось бы верить, что оно ещё не опоздало. Задача серьёзная.

Гитлера победили тайком от Сталина?

Долгое время российские школьные учебники, СМИ, книги, выступления сомнительных «историков» были полны диких утверждений, с помощью которых формировалось мировоззрение недалёких и легковерных обывателей. Особо отличился Виктор Суворов (настоящее имя – Владимир Резун), издавший «исследование» «Ледокол», которое без слёз читать нельзя. Одна из главных мыслей Резуна: «несчастный» фюрер нанёс удар по СССР первым, чтобы опередить Сталина, который готов был сам напасть на Германию. Не буду анализировать этот бред. Завоевание «лебенсраума» (Lebensraum) – «жизненного пространства» на Востоке, оккупация территорий СССР и превращение советских граждан в тупое стадо рабов были главной целью политики фюрера, о чём он открыто писал в книге «Моя борьба». Естественно, что Сталин готовился к войне. Но в отличие от Гитлера, которого активно вооружали и подталкивали на Восток будущие наши союзники – США и Великобритания, Советский Союз мог рассчитывать только на свои силы. И к 1941 году он, увы, не был готов к масштабному столкновению с таким противником, как Германия.


Для нас свята память героев, боровшихся с нацизмом. Мы с благодарностью вспоминаем союзников по антигитлеровской коалиции, участников Сопротивления, немецких антифашистов, приближавших общую Победу.

(В. Путин. «Быть открытыми, несмотря на прошлое»)


Вспоминаю, как ещё при Лужкове к очередному юбилею Победы в Москве были вывешены копии плакатов военного времени с призывами «За Родину! За Сталина!» и с изображениями Верховного Главнокомандующего. Какой визг и вой поднялись! Тогда-то я и услышал из уст «неполживых» недотыкомок тезис о том, что войну выиграл не Сталин, а советский народ. Что касается Сталина, могу согласиться. Один человек войну не выигрывает. Наполеон был гением, но без армии он никто и звать его никак. Однако и народ никогда ничего не выигрывал. Тем более если речь – о мировой войне. Приведу отрывок из беседы известного блогера Дмитрия Пучкова («Гоблина») и историка Клима Жукова:

Жуков. Выясняется, что защищали мы <Родину. – А.С.> плохо, бездарно, и вообще весь народ, вопреки воле руководства, разгромил мощнейшую армию в истории человечества, за которой стояла мощнейшая экономика.

Пучков. Это меня повергает в детский восторг. То есть вопреки воле кровавого Сталина советские люди создали ПТУ, техникумы, институты, университеты, стали профессорами, доцентами, обучили миллионы себе подобных, сами, вопреки воле кровавого Сталина, побежали и построили себе танки, самолёты, пушки… Никакое руководство к этому отношения не имеет.

Жуков. А когда началась война, все попрыгали в эти танки и поехали воевать. Четыре года в мясорубке провели…

Пучков. …а до этого успели ещё эвакуировать заводы за Урал…

Жуков. …втайне от Сталина заложить фундамент, провести электричество…

Пучков. …и сами победили!

Для вменяемого человека идиотизм подобного утверждения о «победе простого народа» очевиден. Приверженцами такого тезиса могут быть только неучи, кретины или мерзавцы.

И яркие победы, и тяжёлые поражения – это заслуга или же вина прежде всего именно руководства страны и армии. Несомненно, морально-волевые качества народных масс играют огромную роль. Но народ кто-то должен вести. Это касается и начала войны, и её продолжения, и её завершения. И мы имеем право знать правду, только правду и ничего, кроме правды.


Мы гордимся мужеством и стойкостью героев Красной армии и тружеников тыла, которые не только отстояли независимость и достоинство Родины, но и спасли от порабощения Европу и мир.

(В. Путин. «Быть открытыми, несмотря на прошлое»)

Правда доктора Геббельса

Но как раз этой правды и не хватает. Вместо неё всё чаще подсовывают байки и домыслы, что-то преувеличивая, что-то замалчивая, что-то подтасовывая. Например, история о том, как Сталин в 1937-1938 годах разгромил военные кадры, что привело к тяжёлым поражениям и потерям Красной армии в начале войны. Повсюду гуляет цифра в 40 тысяч расстрелянных командиров. На самом деле это не так. С 1937 по 1939 год действительно было арестовано или уволено 36 898 командиров. Из них к 1941 году восстановлено около 15 тысяч человек, то есть почти половина. Что касается приговорённых к смерти, из 8 122 командиров расстреляно 1634 человека. А численность состава Красной армии в 1937 году составляла 206 тысяч человек. Не спорю, удар по армии был нанесён, но он не был столь значителен, как нам хотят представить.

Причинами поражений Рабоче-крестьянской Красной армии (РККА) в 1941 году, по мнению исследователей, были численное превосходство противника, отсутствие компактных ударных группировок у РККА и применение немцами новых технологий ведения войны. Вермахт, безусловно, являлся более опытной и умелой силой, нежели Красная армия.

План «Барбаросса» имел реальные шансы на осуществление, если бы германское военное руководство обладало полной и объективной информацией о противнике. Однако немецкая разведка с задачей не справилась. На Нюрнбергском трибунале генерал-полковник Альфред Йодль признал: «Мы страдали постоянной недооценкой русских сил. В нашей разведке были крупные провалы». Генерал-полковник Франц Гальдер в дневнике отметил: «Перед началом войны мы насчитывали в Красной Армии примерно 200 дивизий. На 51-й день войны мы вынуждены установить, что их 360». Но и это – неточные сведения. Немцы представления не имели об экономических возможностях СССР, о глубоко эшелонированной обороне, о мобилизационном потенциале. С 1 августа до 31 декабря 1941 года в РККА было сформировано 206 мотострелковых дивизий, направлено на фронт почти 2 млн 216 тысяч бойцов. Благодаря этим пополнениям удалось остановить наступление частей вермахта под Москвой.

Но дело не только в этом. Красная армия продемонстрировала высокий технический уровень, что стало для немецкого командования неприятным сюрпризом. Наши солдаты были вооружены десятизарядными винтовками СВТ-40, которых у немцев и в помине не было. Германцы довольствовались пятизарядной винтовкой Маузер. Советские танки Т-34 и КВ были значительно лучше немецких, наши танкисты с первых же боёв показали свой высокий профессионализм. Ни о Т-34, ни о самозарядных винтовках, ни о реактивных миномётах («катюшах») немцы понятия не имели. Их шовинистическая, шапкозакидательская пропаганда сыграла с ними дурную шутку. Представления об РККА были карикатурные: азиаты, монголы, кавказцы, которые побегут при первых же выстрелах. Не случилось…


Россия – одно из крупнейших европейских государств. И мы ощущаем свою неразрывную культурную и историческую связь с Европой. Мы открыты к честному созидательному взаимодействию.

(В. Путин. «Быть открытыми, несмотря на прошлое»)


Тот же Франц Гальдер уже в начале восточной кампании написал тревожно: «Первый серьёзный противник». Время показало, что он не ошибся. Как бы ни было больно нынешним ревизионистам от истории, но приходится признать: победа советского народа во главе с его руководством (в том числе и со Сталиным) стала возможной благодаря превосходству нашей военной техники, беспримерному мужеству наших солдат и военному гению наших военачальников. Глупо противопоставлять их «простому народу». Они – его неотъемлемая часть, что признавали даже наши враги. Так, Геббельс писал 18 марта 1945 года: «Мне представлено генштабом дело, содержащее биографию и портреты советских генералов и маршалов... Эти маршалы и генералы почти все не старше 50 лет. Убеждённые большевики, исключительно энергичные люди, по их лицам видно, что народного они корня... Приходится прийти к неприятному выводу, что военное руководство Советского Союза состоит из лучших, чем наше, классов».

Хотелось бы, чтобы к такому же выводу своевременно пришли те, кто сегодня пытается играть в опасные игры вблизи наших границ. Прислушайтесь если не к нам, то хотя бы к доктору Геббельсу. Не забывайте: он плохо кончил…