Как победить бедность в России: рецепты и проекты


Фото: imenno.ru

Не до жиру, быть бы живу?

Недавно опубликовано исследование Росстата под названием «Комплексное наблюдение условий жизни населения».Народ опрашивали в октябре-ноябре 2020 года и охватили более 100 тысяч домохозяйств. Исследовались условия быта, труда, здоровье и медицинское обслуживание, воспитание детей, образование и т.д. С точностью до запятой вопрос звучал так: «Какой минимальный месячный доход необходим вашему домохозяйству, чтобы свести концы с концами, то есть оплатить все необходимые ежедневные расходы?».

Какая же предельно низкая сумма необходима «средней» российской семье, чтобы не помереть с голоду или не влезть в долги и кредиты? Как показал опрос, эта сумма составляет 60 тысяч 900 рублей. Если брать семью из трёх человек, это 20 тысяч 300 рублей на душу, из четырёх – 15 с лишком тысяч на каждого. Не жирно. Правда, нам уточняют, что как раз молодые семьи с детьми считают приемлемым минимумом для себя 80 тысяч 900 рублей в месяц, а семьи с детьми-инвалидами – 88 тысяч 400 рублей, то есть для полных семей с одним ребёнком выходит примерно от 27 до 30 тысяч рублей на человека. Тогда как прожиточный минимум в России в этом году составил 11 650 тысяч рублей на душу населения, а минимальный размер оплаты труда (МРОТ) ожидается в размере 12 792 рублей.

В целом же россияне стали менее привередливы. Оценка минимального дохода за два года выросла примерно на 4% (в 2018 году – 58 500 рублей на хозяйство), хотя цены на товары и услуги повысились на 7%.

Почему так? Ларчик открывается просто. Агентство РБК приводит мнение доцента экономического факультета МГУ Олега Буклемишева: «То, что казалось ранее беспросветной жизнью, теперь, в свете пандемии, кажется не таким ужасным… Сама по себе занятость стала серьёзным плюсом, поэтому заработок уже выглядит более привлекательно. Кроме того, средний класс отказался от ряда привычных расходов на проведение досуга, рестораны, выезд за рубеж, и у этих людей образовались дополнительные сбережения».Другими словами, заработал принцип «не до жиру, быть бы живу»: если прежде многие искали работу с более высокой зарплатой, то теперь радостно то, что хотя бы эта сохраняется. Да и «середнячки» со стабильным доходом меньше ездят, больше копят.

Но всё равно ситуация в стране крайне серьёзная. Согласно данным опроса, лишь 24,3% домохозяйств могут без последствий для бюджета покупать самые необходимые товары. 75,7% домохозяйств испытывают финансовые затруднения. Подчёркиваю: речь не о дорогих гаджетах, hi-fi технике, автомобилях или брендовых шмотках, а о хлебе, картофеле, макаронах, дешёвом мыле и шампуне, смене стёршихся туфель на новые, покупке недорогих джинсов взамен изношенных и т.д. Уровень жизни большинства наших сограждан, по меркам современной западной цивилизации, неприлично низок.

Конечно, бывали времена похуже, общество бездумного потребления не всегда является лучшим образцом для подражания и т.д. И всё же у меня создаётся впечатление, что без кардинальных социальных реформ Россия может захлебнуться в нищете и перестанет существовать как государство.


В нищете, да не в обиде

Впрочем, я далёк от того, чтобы рисовать ужастики и страшилки. Положение непростое, но не катастрофическое. Конечно, оно усугубляется пандемией коронавируса, которая провоцирует рост безработицы, проблемы в экономике, резкое повышение смертности и т.д. Но именно поэтому необходимо не паниковать, а решать реальные проблемы.

К сожалению, прорывных решений лично я пока не вижу. Да, вводятся незначительные выплаты и льготы для отдельных групп населения (неработающие пенсионеры, малообеспеченные семьи и проч.), власть пытается робко сдерживать рост цен. Однако результаты этих шагов вряд ли кого-то впечатлят. Средний доход граждан России по итогам прошлого года составлял 35 700 рублей в месяц, но это, так сказать, «средняя температура по больнице». Конечно, если сложить зарплату гражданина, получающего 100 тысяч рублей, с зарплатой того, кто получает 10 тысяч рублей, и разделить надвое, «на нос» выйдет 55 тысяч. Я утрирую, однако, как говорится, есть ложь, есть наглая ложь, а есть статистика.

Реально же 20% россиян с наиболее высокими доходами получали примерно 82 500 рублей в месяц, а 20% малообеспеченных жили на 9 880 рублей (данные исследования агентства FinExpertiza). Разница между богатыми и бедными по уровню доходов – в 8,4 раза.

При этом 42% наиболее обеспеченных россиян проживают в Москве, 8,8% – в Подмосковье, чуть больше 7% – в Санкт-Петербурге. То есть почти 60% богатеньких буратино – на скромном пятачке! Добавьте сюда тех, кто трудится в Ямало-Ненецком национальном округе, в Якутии и на Чукотке – и выходит, что остальная, подавляющая часть населения страны вынуждена жить, как в песне Сергея Трофимова:

Бьюсь, как рыба,

А денег не надыбал..

Такая пропасть между зажравшейся столицей и регионами-нищебродами тормозит экономическое развитие страны и ведёт к обнищанию граждан. По опросам Фонда развития гражданского общества, в первом квартале 2021 года индекс социального благополучия снизился у большинства субъектов России. Конечно, власть пытается поддержать неимущую часть населения за счёт антикризисных выплат самым бедным слоям населения. Стремление похвальное, однако малопродуктивное, поскольку суммы выплат явно недостаточны, а на большее чиновный народ не решается.

В Ростовской области среднедушевой денежный доход составил 31 300 рублей. С учётом инфляции он сократился на полтора процента. По уровню доходов населения мы занимаем 38 место из 85 российских регионов. Середнячки, так сказать. А 13% живут за чертой бедности. И поводов для оптимизма пока не видно. Если ещё не так давно в рамках национальных проектов стояла задача вдвоеснизить уровень бедности в нашем регионе к 2024 году, то теперь ковид отодвинул решение этой задачи уже к 2030 году. А за это время, как говаривал Ходжа Насреддин, «кто-нибудь да и помрёт: или я, или шах, или осёл».


Безвозмездно, то есть даром

Но это – лишь цифирьки, цифирьки, цифирьки… А за ними стоят живые люди с их проблемами. Что должна сделать Россия, чтобы решить эти проблемы хотя бы отчасти? Ведь наша страна позиционирует себя как социальное государство, для которого главное – благосостояние граждан.

Я повторяю: мелкими подачками типа доплат до прожиточного минимума или минимальной оплаты труда ничего к лучшему не изменить. Нужны меры решительные, кардинальные. Тем более за рубежом, прежде всего на Западе, такие меры активно разрабатываются и внедряются в жизнь. По всему миру становится всё более популярной идея всеобщего базового дохода как меры социальной защиты и стимулирования экономики. Конечно, идея о введении безусловного базового дохода, то есть суммы, которая будет выплачиваться каждому взрослому гражданину страны вне зависимости от его возраста, занятости и социального положения, подвергается как обоснованной, так и необоснованной критике, но в период пандемии её упорно стремятся провести в жизнь во многих странах.

Впрочем, первоначально эта попытка была зафиксирована ещё до времён свирепого ковида. Причина – экономический кризис 2008 года и страх перед автоматизацией производства и сферы услуг, что неминуемо приведёт к росту безработицы и социальному напряжению в обществе. Первой отличилась Швейцария. Здесь в 2016 году инициативная группа из 130 000 человек вынесла на референдум предложение о выплате каждому гражданину ежемесячно 2 500 швейцарских франков (каждому ребёнку – 625 франков). Столь заманчивое предложение сначала встретило поддержку, но затем было отвергнуто 77% участников голосования.

Вслед за швейцарцами в 2017 году решили пойти финны. В их пилотном проекте безработные граждане страны в возрасте от 25 до 65 лет получали ежемесячно по 560 евро. Получатели не должны были отчитываться о расходовании средств. Власти страны хотели проверить, помогут ли подобные выплаты людям решиться на новое для себя дело и повышение квалификации или это приведет лишь к росту числа иждивенцев. Через два года оказалось, что удовлетворённость жизнью у испытуемых повысилась, но это не привело их к желанию более активно искать работу.

Затем идею безусловного дохода опробовала Германия. Правда, размах эксперимента здесь невелик: 120 человек получают по1200 (чуть выше прожиточного минимума) в месяц в течение двух лет. О подобных выплатах подумывают и в Италии. Правда, здесь речь идёт не о безусловном доходе. Выплачиваемые суммы на семью (760 евро в месяц) как раз оговариваются условиями: например, семья должна «отпахать» каждую неделю минимум восемь часов на общественных работах. Также власти итальянского Ливорно уже начали выплаты ста беднейшим семьям города. А в голландском Утрехте планируется эксперимент по выплате Ђ970 отдельным группам горожан.

Да, идея безусловного дохода, то есть чётко определённых одинаковых сумм каждому гражданину, пока не нашла полноценного отклика. А вот с пособиями малоимущим и талонами на еду дело обстоит получше. В США такие пособия (чаще всего безработным родителям-одиночкам с двумя детьми) в среднем составляют около 400 долларов в месяц. Здесь же действуют и другие виды помощи – например, льготная медицинская программа и продуктовые талоны.

Во Франции воспользоваться пособиями могут лица старше 18 лет, если они являются родителями-одиночками и недавно потеряли работу, или люди с небольшим доходом старше 25 лет (наличие ребенка для них не обязательно). Максимальный размер выплаты – чуть больше 1 000 евро в месяц). В Великобритании тем, кто работает меньше 16 часов в неделю и не имеет больших сбережений, положена ежемесячная выплата в размере 292 фунтов. В Австралии работающим людям с невысоким доходом положены дополнительные 800 долларов в месяц при наличии детей.

В России, увы, несмотря на то, что она претендует на звание социального государства, подобная поддержка малоимущих граждан либо отсутствует совсем, либо совершенно недостаточна. Причём «слуги народа» даже не пытаются обсудить и осмыслить ситуацию. Так, недавно Госдума в первом чтении отклонила законопроект о выдаче малообеспеченным россиянам продуктовых карточек, который разработали и внесли депутаты из фракции ЛДПР и сенаторы Сергей Леонов и Иван Абрамов. Законодатели предлагали поддержать граждан, чей доход не превышает величину прожиточного минимума в конкретном регионе. Сумма помощи, которую можно было потратить только на еду, должна была составить 25 процентов от регионального прожиточного минимума.

К сожалению, эта инициатива не нашла поддержки.

Впрочем, есть люди, которые не прекращают попыток оказать реальную помощь россиянам, которые находятся на грани и за гранью нищеты. Например, в Калининградской области были опробованы проекты по введению продуктовых карт для неимущих. По этим картам можно приобрести лишь продукты 35 наименований: свинина, говядина, куры, мясные и рыбные консервы, колбаса, сосиски (сардельки), рыба мороженая неразделанная, мука, яйца, молоко, сметана, творог, сахар, соль, свежие огурцы и помидоры, лук, капуста и проч.

Такая политика, распространённая на всю страну, была бы самым разумным шагом в нынешнее непростое время. Как сказал в беседе с «Известиями» Председатель комитета Госдумы по экономической политике Александр Жихарев: «Для людей это было бы ощутимо. А во-вторых, мы поддерживали бы российских производителей». Но вот пойдёт ли российская власть на такой «аттракцион неслыханной щедрости»?