Лично я думала, что все потому, что они получают больше нашего, и кухня такая изысканная – не чета домашним тормозкам. Но совсем недавно, общаясь по телефону со своей знакомой, живущей много лет во Франции, узнала, что европейцы получают от работодателя талоны на питание, которыми можно покрыть часть затрат на обед в кафе или ресторане не только в рабочий, но и в выходной день и даже оплатить ими часть покупок в магазине.

– В доковидные времена приносить еду с собой из дома на работу было не то что не принято – запрещено, – просветила меня приятельница. – Таким образом государство поддерживает малый бизнес – кафе и рестораны имеют постоянный доход.

По большому счету в Европе продовольственные вау­черы выполняют еще и функцию оптимизации налогов. Работодатель приобретает продовольственные ваучеры для своих работников, при этом талоны, в отличие от прибавки к зарплате, не облагаются социальными взносами или облагаются по пониженной ставке. В отдельных случаях работники что-то доплачивают за ваучер, в других – получают его как премию. Подобную социальную задачу ваучеры должны выполнять в Литве. Там талоны на продовольствие планируют выдавать жителям, воспитывающим детей дошкольного возраста, чтобы родители могли оплачивать продукты в маленьких магазинах, торгующих свежей сельхозпродукцией. Это позволит жителям сэкономить, а фермерам и крестьянам – спокойно торговать своей продукцией без оглядки на цены в супермаркетах.

В Америке программа льготной покупки действует более 50 лет. Этот федеральный проект охватывает малообеспеченных жителей, которым ежемесячно переводится на электронную карточку определенная сумма, которую можно потратить на приобретение продуктов питания. Ваучеры нельзя использовать для приобретения алкоголя, сигарет или товаров для дома. Талоны также нельзя обналичить или потратить в ресторанах быстрого питания.

С помощью льготных талонов власти также могут мотивировать людей покупать определенные группы товаров. Например, в Бельгии доступен так называемый эковаучер, которым работодатель может поощрить работника. На эти талоны бельгийцы приобретают энергосберегающие лампочки, оборудование для экономии потребления воды, проездные билеты на общественный транспорт, бумагу из вторсырья и т.д. В Венгрии, в свою очередь, популярны вау­черы, которыми работники могут расплатиться за билеты в театры, музеи и на концерты. Такие талоны также не облагаются налогами, поэтому выгодны работодателям.

О введении талонов на питание поговаривали и в России. Даже планировали ввести их в 2017 году, потом отложили запуск программы на 2021 год… Пока тишина. Это притом, что опыт использования ваучеров, по утверждению экспертов, способствует повышению бюджетных доходов и снижению объемов теневой экономики. В Европе и Америке талоны на питание получают более
70 миллионов человек.

У нас применение ваучеров тоже могло бы решить массу проблем. С той же пресловутой морковью, цена на которую в нынешнем сезоне достигала 140–160 рублей за килограмм. Несколько лет назад мы всю зиму поили внуков овощными соками. От 20 до 30 рублей за килограмм на оптовом овощном рынке покупался мешок моркови – и вперед, все на витамины. А почему бы многодетным и малоимущим семьям с детьми не выдать ваучеры на овощи, фрукты, мясо, молоко именно своих, местных производителей? Ведь под объемы ваучеров они бы могли планировать и объемы посадки овощей. 

А то после провала овощного сезона в прошлом году в Багаевском, Семикаракорском и других районах, где выращивался обычно весь «борщевой набор», в этом году его днем с огнем искать надо. Нет заказа – кто будет рисковать и сажать не нужную никому морковку и свеклу. Будет заказ – будут и овощи. По такой же схеме чеснок стал брендом китайцев. И вся Россия ест китайский чеснок. Потому что там уже 20 лет существует государственная программа поддержки его производителей. Китаю это выгодно: люди обеспечены рабочими местами, государство – стабильными налогами, поскольку из-за невысоких цен занят практически весь мировой рынок. И если где-то цены на китайский чеснок падают из-за сопротивления местных производителей, то в других странах сливки снимаются по полной.

Грамотная поддержка государства, вовремя подставленное плечо – не нескольким олигархам-монополистам, а людям, формирующим спрос и предложение, – великая сила.