На Юге России пытаются сохранить бондарное искусство


Фото: packinghousewines.com

Не все коньяки одинаково коньячны

Неожиданно наткнулся я на необычное торжество – День дубовой бочки, который отмечает народонаселение планеты 22 июля. Не знаю, как вам, а моему сердцу эта памятная дата близка до невозможности. Не то чтобы меня, как Мальчиша-Плохиша, инстинктивно тянуло к бочке варенья и корзине печенья. Но проблемами дубовых бочек мне пришлось заниматься вполне серьёзно, и я прекрасно понимаю, почему благодарное человечество отвело этой бочкотаре отдельный замечательный праздник. А для России он вообще мог бы стать национальным.

Однако начну издалека. Если кто-то считает, что Отечественная война России с Францией завершилась в 1812 году, он глубоко заблуждается. Великая битва продолжается, хотя на полях сражений льется уже не кровь, а коньяк. Я имею в виду давний спор французов и россиян за бренд, который упрямые галлы продолжают связывать исключительно с провинцией Коньяк. Французы настаивают на том, что коньяком может называться лишь напиток, произведённый в этом регионе из местных сортов винограда. Всё остальное имеет право называться только бренди.

Россияне с такой постановкой вопроса в корне не согласны. Бренди – это крепкие алкогольные напитки, вырабатываемые из коньячного или виноградного спирта с добавлением компонентов, которые не допускаются в технологии коньяка. По большому счету каждый коньяк (в том числе французский) является бренди, однако далеко не каждый бренди является коньяком.

Коньяк отличается особым способом приготовления и выдержки, в том числе российский. Потому так называемые русские коньяки ценятся во всем мире. Специалисты-виноделы давно уже делят все коньяки на северные («русские», к которым, однако, причисляют и коньяки из Армении, Грузии, Азербайджана, Узбекистана, Белоруссии, Молдавии и Украины) и южные («французские», к которым относятся также коньяки Болгарии и Испании). У северных напитков во вкусе и аромате доминируют ванильные, смолистые, шоколадные тона с пикантными нотками экзотических цветов, чернослива, изюма и миндаля; южные коньяки проявляют ярко выраженные фруктовые и цветочные оттенки, нюансы жасмина, розы, шафрана, мускатного ореха, имбиря и т.д.

Как человек малопьющий не стану принимать позицию ни одной из сторон. Добавлю только, что в июле этого года были приняты поправки в закон РФ «О регулировании алкогольной продукции», утверждённые президентом Путиным, которые вводят понятие «коньяк России» – то есть продукт, сделанный на 100 % из выращенного в России винограда, что должно отображаться на этикетке. Правда, большинство стран мира разделяют позицию Франции – в соответствии с Мадридским договором 1891 года, согласно которому французские национальные напитки защищены законом.

Но это всего лишь присказка, хотя и с приятным послевкусием. Сказка впереди. И связана она непосредственно с нашим праздником.


«Винный» дуб

Дело в том, что любой знаток скажет вам: огромное значение для коньяка имеет тара, в которой вызревает, выдерживается напиток. Именно от качества бочки зависят вкус, аромат и даже цвет конечного продукта. И вот тут у французов вроде бы есть козырь: долгое время они утверждали, что для производства истинного коньяка подходит лишь дуб, растущий в Лимузене или Гаскони (для арманьяка вообще предпочитают лишь чёрный гасконский дуб).

С давних пор наше государство приобретало для отечественных коньячных заводов (преимущественно расположенных на Северном Кавказе) импортную бочкотару. Например, на Дербентский коньячный завод большая часть дубовых бочек была завезена ещё в советские времена из Франции, Испании, Болгарии. Служат они и до сих пор, хотя средний рабочий срок такой бочки (30–40 лет) уже подходит к концу. После этого древесина не выделяет в необходимом количестве танины – фенольные соединения, придающие коньяку особый вкус и запах.

К тому же бочки со временем начинают подтекать, да и вообще их пористая древесина неспособна предотвратить испарение спирта. В среднем за год испаряется около 3 %, а крепость уменьшается на 0,5 %. Этот эффект называют «доля ангелов», её платит каждый производитель за свой продукт. Не исключение и французский Коньяк, где каждый год испаряется до 50 000 гектолитров спирта, то есть около 22 миллионов бутылок!

Проблема с качественными дубовыми бочками по-настоящему проявилась 15–20 лет назад. Уже тогда на Дербентском коньячном комбинате единственному бондарю Нуратдину Матадову было под восемьдесят лет, и он горько жаловался на то, что вдвоём с учеником не в силах обслуживать всё производство. Коньяк необходимо первоначально выдерживать в новых бочках и лишь затем переливать в старые (старой бочкотара становится уже через несколько лет использования). Да только закупать дубовые резервуары на Западе дорого, и качество уже не то. А своих бондарей не хватает: престиж профессии упал…


Бочку – на пьедестал

Между тем России есть прямой смысл вкладывать миллионы долларов именно в неё. А дубовой бочке вообще поставить золотой памятник. Мы уже писали, что для её производства происходит тщательный отбор каждого дерева. Чисто для коньячной – два вида (из Лимузена и Гаскони), а для ряда других марочных французских вин выбор чуть шире. До недавних пор специалисты считали, что из 400 видов дуба для марочных вин Франции подходят только три: европейские скальный и черешчатый, а также американский белый.

Однако в последнее время взгляды коньячных дел мастеров изменились. Эксперты вынуждены были добавить к перечню «винных» дубов также дуб кавказский. Произошло это в 90-е годы прошлого века, когда Всероссийский научно-исследовательский институт пивоваренной, безалкогольной и винодельческой промышленности (ВНИИ ПБ И ВП) совместно с Институтом виноделия в Бордо провел оценку качества древесины российского дуба. В результате оказалось, что в южном регионе России произрастают массивы дуба, качество древесины которого не уступает отборной древесине известных регионов Франции, а по некоторым показателям и превосходит ее. Результаты дегустации белых вин, сброженных и выдержанных в бочках в течение 8 месяцев, показали следующее: 48,5 % дегустаторов выбрали французский дуб, 47,8 % – российский дуб. То есть эксперты признали почти полную идентичность отечественной и французской древесины по способности формировать органолептические свойства вина.


«Наполеон» в ожидании реванша

Вот тут и началось…Французские мастера мгновенно решили воспользоваться плодами открытия. В Майкопе было создано совместное российско-французское предприятие, в которое со стороны Франции серьезные инвестиции вложила крупнейшая в мире компания по производству бочкотары, которая выпускает свыше 90 000 бочек в год. Фактически это означало косвенное признание французами высокого качества российских коньяков, которые испокон веку выдерживаются в бочках из так называемого кавказского дуба.

С нашей стороны в процесс включились мастера винно-коньячного дела Ставрополья, где ещё сохранились отличные бондари с большим опытом изготовления коньячных бочек. С самых первых шагов они заговорили о том, что наступило время серьёзно озаботиться созданием отечественной школы бондарного искусства. Ведь очень мало стран могут похвалиться тем, что на их территории растут дубы, подходящие для коньячного производства. Это то же самое, что золото, а может, даже платина.

К сожалению, дальнейшее развитие событий нельзя назвать слишком оптимистичным. В связи с этим вспоминается фильм «Подвиг разведчика», где герой Павла Кадочникова уверял своего простоватого приятеля: «Терпение, мой друг, и ваша щетина превратится в золото!». Увы, «друг» нашего разведчика не дождался золотого дождя. Так и в нашем случае. Сырьевая база на Кавказе значительна – запасы древесины дуба есть в Адыгее и Краснодарском крае. Однако отечественные предприятия не смогли обеспечить достойную обработку сырья и довести весь процесс от начала и до конца. Российская фирма смогла производить только заготовки в виде клёпки, которые затем отправляются во Францию для последующей сборки и возвращаются в Россию в виде бочек – но уже по более внушительным ценам.

А вот у французов существует тщательнейший отбор материала, компьютерная обработка данных по каждому дереву. Есть огромный полигон, где в естественных условиях созревают доски для будущих бочек, проходят благотворные биохимические процессы образования в древесине веществ, действуют собственные метеостанции, регистрирующие движение воздушных потоков над полигоном, сложная технология отборки досок, их шлифовки, сборки и обжига бочек. Но главное – индивидуальные рецепты и секреты бочаров.

В общем, если сравнить кавказский дуб с золотом, то можно констатировать, что в России пока не хватает талантливых ювелиров. По мнению специалистов, если в ближайшее время бондарными проблемами не заняться на высоком государственном уровне, удержать качество российских коньяков на высоком уровне будет невозможно. Закупать бочки в необходимых количествах отечественной коньячной промышленности не под силу. А если этого не делать, даже самые лучшие предприятия способны будут выдавать лишь низкопробный суррогат.

И тогда французский «Наполеон» возьмет реванш у ставропольского коньяка с героическим именем «Барклай де Толли». А оно нам надо? – как сказал бы знаменитый персонаж фильма «Ликвидация» с героическим именем Давид Гоцман.