Национал-шовинизм и семьдесят лет спустя дает о себе знать


Фото: politnavigator.net

Праздник по локоть в крови

Не могу я пройти на этой неделе мимо торжеств по поводу 30-летия незалежности моей любимой нэньки Украины, который она отметила 24 августа. И Владимира Александровича Зеленского поздравляю, и его подельников… в смысле – соратников, и счастливострадальный украинский народ. Однако я хотел бы остановиться совсем на другом празднике. Он называется День памяти павших героев-защитников независимости Украины и стоит совсем рядом с первым – 29 августа.

Учредили памятную дату с подачи президента Владимира Зеленского в 2019 году. Одна из причин связана с гибелью бойцов ВСУ, попавших из-за бездарности командования в Иловайский котёл. Другая – с бандитскими формированиями Организации украинских националистов (ОУН) и Украинской повстанческой армии (УПА), которые, согласно трактовке украинских историков, во время второй мировой войны сражались за независимость Украины от советских и германских оккупантов.

Между тем исторические факты свидетельствуют несколько об ином. Ещё 12 сентября 1939 года на со¬вещании в поезде Гитлера начальнику военной разведки и контрразведки Канарису была поставлена задача «заняться подготовкой украинских организаций, работающих с Вами и имеющих те же цели – уничтожение поляков и евреев». Под «украинскими организациями» имелась в виду Организация украинских националистов (ОУН). И через два месяца 400 украинских боевиков начали обучение в лагерях абвера в Закопане, Комарне, Кирхендорфе и Гакештейне. В 1941 году эти молодчики стали боевым ядром Украинской повстанческой армии (УПА), которая согласно Акту провозглашения украинской государственности от 30 июня 1941 года вошла в войну на стороне Германии и обязалась «тесно сотрудничать с национал-социалистической Великой Германией под руководством вождя Адольфа Гитлера». Также в документе заявлялось о формировании Украинской национальной революционной армии, которая «создаётся на украинской земле, будет бороться дальше совместно с союзной немецкой армией против московской оккупации за Суверенную Соборную Украинскую Державу и новый порядок».

Вот тогда и началось… Мне не очень хотелось бы описывать зверства ОУН-УПА, потому что эти картины – не для людей со слабыми нервами. Но кое о чём упомянуть всё же придётся. Так вот, в день принятия Акта провозглашения независимости в оккупированный немцами Львов по-шакальи ворвался украинский батальон «Нахтигаль» («Соловей») под командованием гауптмана Романа Шухевича. Для начала «соловьи» зверски уничтожили больше трёх тысяч львовян-поляков, затем в течение недели – ещё семь тысяч евреев, русских и украинцев. Всё это подтверждено документальными свидетельствами. Особо надо отметить, что уничтожение мирных жителей фактически было освящено Украинской греко-католической церковью.

Одуревшие от крови националисты с таким остервенением взялись за дело, что перепугали даже Гитлера. Фюрер, выслушав 5 июля 1941 года доклад Гиммлера о львовской резне, приказал ему «навести порядок с этой бандой». В результате главарей оуновцев разогнали, а Степана Бандеру даже засунули в концлагерь Заксенхаузен, хотя и в привилегированный блок. Вспомнили о нём только в середине войны, когда Красная Армия стала теснить немцев на Запад.

Вот тут-то крысы из УПА себя и проявили…


Без права на жизнь

Когда читаешь скупые строки документов, которые рассказывают о зверствах украинских националистов, просто отказываешься верить. Вот несколько «подвигов» «борцов» за незалежность Украины, которые каждое убийство превращали в изощрённую пытку.

Двум подросткам, братьям Горшкевичам, разрезали животы, отрубили ноги и руки, засыпали раны солью, оставив умирать в поле.

В одном из домов на столе среди объедков и недопитых бутылок самогона лежал мертвый ребенок, голое тельце которого было прибито к доскам стола штыком. В рот ему был всунут недоеденный огурец.

Садисты разорвали двухмесячного ребенка Иосифа Фили за ножки и части тельца бросили на стол.

Летом 1944 года сотня бандеровцев наткнулась в Паридубском лесу на лагерь цыган, бежавших от преследования гитлеровцев. Бандиты резали их пилами, душили удавками, рубили на куски топорами. Всего уничтожили 140 цыган, в том числе 67 детей.

Издеваясь над одной из беременных женщин, бандеровцы разрезали ей живот, вырвали из него плод, а вместо него затолкали живого кролика.

Оуновцы вырезали целые госпитали бойцов Красной Армии, которые поначалу находились в тылу без охранения. Бандиты отрезали у раненых уши, языки, половые органы.

Сейчас именно этим людям воздвигают на Украине памятники, провозглашают героями страны. Люди, вы что, совсем с катушек слетели?! Это ведь даже не зверство, этому даже названия нет.

А что же насчёт борьбы бандеровцев против германского фашизма, на которой так упорно настаивают украинские националисты? Никаких фактов по этому поводу раздобыть не удалось. Противоположные сведения имеются – в частности, о том, что банды УПА проводили свою преступную деятельность при поддержке немцев. Например, в Бобрском районе, в лесах между селами Сырники, Дюбешка и Романове, где находились несколько банд «повстанцев», немецкие самолеты сбрасывали своим прихвостням на парашютах вооружение и боеприпасы.

В некоторых районах Западной Украины приземлялись немецкие самолеты, которые доставляли боеприпасы и продовольствие для банд УПА. И не только боеприпасы, но и людей: в составе многих банд находились вооруженные группы немецкого десанта.

В Турчинском лесу были уничтожены 292 бандита, среди которых оказалось 39 немцев.

При ликвидации банды в восьми километрах от Перемышлян бандиты были одеты в немецкую форму и среди них были немцы.

При столкновении с бандой у села Чумчаны в числе убитых также оказались гитлеровцы.

Так что отчаянную версию о борьбе украинских упырей-нацистов на два фронта придётся отмести. Боролись они в основном против мирного населения, против своих соседей.


По-хорошему не получится

Мне придётся затронуть болезненную тему – карательные меры в отношении «повстанцев» ОУН-УПА в послевоенные годы. Часть нашей либеральной интеллигенции до сих пор рисует светлые образы этих людей как непоколебимых борцов с тоталитаризмом. На самом деле всё не так просто. Советское правительство хорошо знало о кровавых погромах. Однако, несмотря на это, 12 февраля 1944 года было принято обращение к украинским националистам с призывом прекратить сопротивление. Им гарантировались безопасность и неприкосновенность, если они чистосердечно и глубоко осознают свои ошибки.

Но большинство «упоротых» бойцов УПА продолжали свирепствовать в лесах Западной Украины вплоть до начала 1950-х годов. Подразделения НКВД-МВД в ответ расправлялись с ними тоже жёстко. Да, в первые послевоенные годы за колючую проволоку ГУЛАГа часто попадали не те, кто партизанил в рядах ОУН-УПА, а так называемые мирные жители. Часть из них помогала бандеровцам сознательно, большинство – из-за страха. И всё же психологически эти люди были более близки к «своим», «незалежным» «воякам». Это следует хотя бы из кадров видеохроники, где показаны погромы и убийства «мирными жителями» львовских евреев – радостные лица мужчин, женщин, детей, избивающих, раздевающих, добивающих своих жертв. Милые развлечения обывателей.

После войны подобные люди попадали в ГУЛАГ, где их ничего хорошего не ожидало. Занимаясь историей ГУЛАГа, я то и дело наталкиваюсь на мемуары узников, которых явно нельзя отнести к сторонникам советской власти. Но и они крайне негативно отзываются о «мирных бандеровцах». Вот отрывок из романа «Хранить вечно» майора Льва Копелева. Копелев рассказывает, как двое уголовников на его глазах грабили нескольких жителей Западной Украины:

«Под нами сидели, теснились на скамьях, крючились на полу «западники», ехавшие из Бреста. Алик и Коля (уголовники из «блатных». – А.С.)вскоре начали «проверять» вещи своих соседей. И тогда широкий, как медведь, Герасим, хваставший, что имел трёх Георгиев, как самый геройский пластун-разведчик, Иващук – задира и матерщинник, уверявший, что «ничого и никого не боявси», и плечистый Иван и двое долговязых полещуков – настоящих бендеровцев – все покорились безропотно двум мальчишкам, которые их начали «курочить» – грабить.

Федя-Нос доверительно улыбнулся:

Вы не мешайтесь, майор... Эти сидорполикарпычи вам кто? Они б вас самого без соли схавали. Я этих гадов знаю. За тряпку убьют человека, за кусок сала душу вытянут. Вот вы, фронтовик, а разве ж они вас жалели, что вы голодаете?

Герман Иванович шептал мне:

А знаете, ведь это даже справедливо. Эти бендеровцы и полицаи нас с вами зарезали бы, если бы только могли. А уж поделиться с голодным – никогда. Я их знаю, всю жизнь прожил рядом. Они – страшная публика. Жадные, скупые, русских и поляков ненавидят, а уж про евреев и говорить нечего, они их убивали и продавали – первые помощники немцам были...

Володька торжествующе хихикал и оглашал «сводки с комментариями»:

Сала два, нет, три куска – кил на шесть тянет... Ах ты, бендера сучья, жалился, ему пайки мало... прохаря хромовые! Ах ты, полицейская морда, в лагерь, как на парад, едет...».

Заметим: передачи и «шмотки» «захидники» получали без ограничений, при этом они не только ни с кем не делились, но позже, когда в лагеря стали попадать настоящие бандиты, группировались вокруг них и грабили других заключённых. Ярый антисоветчик, лагерник Дмитрий Панин вспоминал в записках «Мысли о разном»:

«На пересылке в Омске наши западники себя показали. Обычно всё-таки грабителями были «друзья народа» – уголовники. Но оказалось, что наши бандеровцы – почище их. Они начали потрошить бытовиков, несмотря на то, что совсем недавно обожрались своими посылками, и потрошили их ничуть не хуже, чем самые отпетые уголовники».

Большая часть бандеровцев получала за контрреволюционную деятельность «привычные» 25 лет лишения свободы. Однако Хрущёв ещё с 1945 года убеждал Сталина в необходимости амнистии боевиков-«захидников». Он сообщал 4 августа 1945-го:

«С 1 июня по 1 августа явилось с повинной: бандитов – 5117, дезертиров и уклонявшихся от призыва в Красную Армию – 21 663 человек».

К тому же мы убедились, что бойцы ОУН-УПА в лагерях содержались довольно вольготно. А после того, как с 1947 года смертная казнь в СССР была отменена, участились вооружённые побеги бандеровцев, которым нечего было терять и нечего опасаться (побеги Ивана Тонконогова, Павла Батюты и других). Мало того: с приходом к власти Хрущёва Указом Президиума Верховного Совета СССР от 17 сентября 1955 года «Об амнистии советских граждан, сотрудничавших с оккупантами в период Великой Отечественной войны» все бандиты с Западной Украины вышли на свободу, многие из них расползлись по Союзу.

Казалось бы, эти гуманные акты должны были сыграть благую роль. Да только не все эксперименты по приручению ядовитых змей приводят к положительным результатам. Прошло более семидесяти лет, а яд пещерного национал-шовинизма по-прежнему даёт о себе знать. И я уверен: дай возможность нынешним укронацикам кромсать людей пилами, топорами, распинать и разрывать на куски – они будут делать это с не меньшим энтузиазмом, чем их духовные предшественники.

И нам об этом забывать нельзя. По-хорошему с ними не получится.