Итоги выборов депутатов Государственной думы России подвели еще неделю назад, однако из топовых эта тема на Дону все еще не исчезла.

Напомним: жителям Ростовской области прошедшие выборы принесли сразу две новинки. Впервые прошедший формат онлайн-голосования на Дону, как и в остальных шести регионах – участниках эксперимента, серьезных нареканий не вызвал.

А вот со вторым новшеством изначально было немало шума: в федеральных выборах приняли участие граждане России, проживающие на территории Донецкой и Луганской народных республик. И голосовали они именно за будущих представителей Ростовской области в Государственной думе. 

Оппозиционно настроенные жители Дона изначально такой вариант восприняли в штыки, уверяя: соседи из Донбасса станут «административным ресурсом» для увеличения доли проголосовавших за «Единую Россию». И по результатам голосования так же уверенно констатировали свою правоту: действительно, в избирательных округах, где могли отдать свои голоса донбасские россияне, доля голосов за «ЕР» была заметно выше. «Цинично использовали замордованных людей», – прокомментировал в социальных сетях итоги один из известных ростовских оппозиционеров.

…В дни голосования я как раз стала свидетелем волеизъявления донбасских «замордованных»: в это время находилась в командировке, где присутствовали журналисты со всей России и несколько российских коллег из Донецка (ДНР). 

Лично я открепительное взять не удосужилась, забыв за сборами в поездку. И если бы именно донецкая коллега не напомнила, забыла бы и заранее оставить заявку на «Гос­услугах» на онлайн-формат выборов. Сами же донбасские журналисты в первый день голосования во время перерыва выбрали место поудобнее – где лучше ловил мобильный интернет – и оперативно проявили свою гражданскую сознательность. «За кого голосовали?» – решилась я на беспардонный вопрос. Моих донецких коллег он не смутил: «За «Единую» же». И так же искренне уточнили: «А другие к нам приезжали редко и особой агитации не вели. Кого знали, за тех и голосовали». 

И речь тут совсем не о политике. Как минимум мои коллеги решение об участии в российском голосовании и выборах конкретных кандидатур принимали добровольно и осознанно. А вот итоги донецких журналистов возмутили. Соотношения политического расклада им были не особо интересны, но игнорирование своей гражданской обязанности более чем половиной избирателей Дона их неприятно удивило. Внятно объяснить, почему на участки, даже при наличии виртуальных, добралась в итоге лишь половина взрослых жителей Ростовской области, я не смогла. Точнее, аргументов-то у меня было предостаточно. Но людей, воюющих уже несколько лет, в том числе и за право быть услышанными, они вообще не впечатлили. «Поверь, уж мы-то точно знаем, что бывает при равнодушии, – говорили они. – И как «на протесте» выбирают популистов, и как вроде в шутку – клоунов. Седьмой год уже наблюдаем результаты».

Стоит отметить, что явка избирателей в этот раз составила  51,72 %, что выше прогнозируемых накануне значений: на прошлые парламентские выборы пришло на 4 % меньше россиян. В Государственной думе нового созыва появится новая политическая партия. ЦИК России зарегистрировал минимум нарушений за все время. Президент Владимир Путин на недавней встрече с главами парламентских партий назвал результаты выборов в Госдуму осознанным волеизъявлением большинства россиян. Вот только не отпускает мысль, что к остальным взрослым россиянам гражданское осознание может прийти разве что «донбасским» способом. Может, все-таки есть менее радикальные варианты?