«Пора сказать прямо, информационную кампанию по борьбе с коронавирусом и объяснению людям необходимости вакцинации государство проиграло», – написал недавно в Telegram-канале вице-спикер Госдумы РФ Петр Толстой. Под словами Петра Олеговича о том, что «у людей нет доверия к вакцине и что на вопросы, почему бывают осложнения, а вакцинированные все равно могут заболеть, никто не отвечает», подписались бы многие люди.

Еще в самом начале пандемии информация о коронавирусе сводилась лишь к тому, что вирус пришел из китайского Юханя, что главными его симптомами являются высокая температура, головная боль, расстройство кишечника, и что в Европе люди скупают туалетную бумагу – эта информация стояла в топе мировых новостей несколько месяцев.

А незадолго до событий в Юхане по всем соцсетям прошла информация о том, что скоро всех начнут «чипировать». Под чипированием подразумевалось некое средство, внедрив которое в организм человека, можно будет изменить его генетический код. Кто, зачем и каким образом это будет делать, не разъяснялось.

Как раз в феврале прошлого года, когда до локдауна в нашей стране оставалось совсем ничего, я беседовала с заведующим кафедрой психофизиологии и клинической психологии Южного федерального университета академиком Российской академии образования, доктором биологических наук, профессором Павлом Ермаковым. В разговоре Павел Николаевич сказал, что недавно вернулся из командировки в Москву: договорились с коллегами-психологами из МГУ создать в своих вузах группы из студентов психологических факультетов по разоблачению в соцсетях всякого рода фейков, связанных с коронавирусой инфекцией...

А вскоре уже весь мир потрясла новость о коронавирусе. У нас заговорили о вакцинации. И тут народ вспомнил о «чипировании»: вот оно!

Большинство людей твердо уверовали, что вакцинация и есть скрытое «чипирование», а значит, зло. Потому что не у всех есть Интернет, не все сидят в соцсетях, откуда и пошел в народ фейк о «чипировании», который тут же  подхватило сарафанное радио, которое во всех случаях срабатывает безотказно. Поэтому к прививкам народ отнесся с недоверием. И, как верно заметил Петр Толстой, в вакцинации подход «мы сказали, а вы делайте» не работает.

Нашему народу нужно объяснять, приводить доводы, а не пытаться заставить просто поверить на слово.

«Если бы вместо пустых политических шоу хотя бы один телеканал посвятил ежедневную часовую программу ковиду с разбором вируса, побочек от него, влияния вакцины на инфекцию и на здоровье людей, у нас не было бы проблем ни с заболевшими, ни с вакцинацией», – сказала мне соседка, недавно переболевшая коронавирусом. В подъезде нашей многоэтажки ковидом переболела почти половина жильцов.

Между тем, по данным социологических служб, около 50 % россиян не хотят прививаться от коронавируса. И коллективный иммунитет в нашей стране до сих пор не заработал из-за низких темпов вакцинации и изменчивости вируса. Об этом на днях сообщила профессор Школы системной биологии университета Джорджа Мейсона (Вирджиния, США), главный научный сотрудник лаборатории функциональной геномики медико-генетического научного центра РАН Анча Баранова. Сейчас начал активно распространяться штамм «дельта», который снизил эффективность вакцины. Получается, считает Баранова, что те, кто уже переболел и вакцинировался, должны ревакцинироваться, а темпы ревакцинации еще хуже, чем вакцинации...

Сегодня людям нужна информация о том, как развивается ситуация с коронавирусом, разъясняющая, как он меняется и способны ли противостоять тому же штамму «дельта» вакцины, разработанные еще год назад? Людям разъяснять все это надо, убеждать их, а не требовать – мы сказали, а вы делайте. Такие методы уже неактуальны.