Почему упорно не приживается новый праздник


Какая фамилия у Пушкина?

Великие выходные мы с вами наконец пережили. Лично мне они большой радости не принесли. Пандемия, будь она неладна. И унылая осенняя пора.

Хотя повод для радости вроде бы был. Долгие дни отдыха дарованы российскому народу по случаю торжества, которое появилось в нашем календаре совсем недавно. Объявить 4 ноября Днём народного единства предложил в сентябре 2004 года Межрелигиозный совет России. 27 декабря 2004 года соответствующий закон был принят в третьем чтении. 327 депутатов проголосовали за, 104 (все коммунисты) – против. Что вполне понятно, поскольку вскоре последовала отмена празднования годовщины Великой Октябрьской социалистической революции (7 ноября).

Но если революция до сих пор на слуху, особенно у старшего поколения, то с народным единством пока, как сейчас принято говорить, «пичалька». И главная печаль в том, что многие до сих пор не понимают, с какими событиями эта дата связана. А связана она со взятием 4 ноября 1612 года ополчением Минина и Пожарского Китай-города в Москве.

Правда, согласно соцопросу фонда «Общественное мнение», народные массы насчёт героизма далёких предков вполне себе в курсе дела: «63 % россиян считают: правильно, что для празднования Дня народного единства была выбрана годовщина освобождения Москвы от польско-литовских войск народным ополчением под руководством Минина и Пожарского. 11 % считают выбор этого события неправильным. В целом нужным праздник считают 67 %».

Казалось бы, всё пучком. Если бы не одно «но». Чуть ниже приводится расшифровка этих самых 67 %. И мы с удивлением узнаём: лишь 4 % опрошенных считают, что праздник надо отмечать потому, что он связан с важной исторической датой! 29 % полагают, что он просто сплачивает людей. Ещё 12 % привлекает дополнительный выходной. 10 % затруднились ответить – и далее по мелочи.

Заметьте: гражданам сразу же сообщают, что празднуется День народного единства в честь освобождения Московии от шляхтичей. А затем уже интересуются: вы как, не против? Это всё равно что проводить опрос: «Какая фамилия у Александра Пушкина?». Да, сегодня всё больше людей осознаёт, что длинные выходные связаны с Днём народного единства, но вот с чем связан сам таинственный день, большинство не в курсе. Для многих это – лишь повод объединить людей независимо от национальности, религии, классовой принадлежности и проч.

Кто же против? Правда, почему День единства надо отмечать 4 ноября, а не 15 «мартобря», не совсем ясно. Под объединительное торжество подходят и Куликовская битва 1380 года, и Отечественная война 1812 года, и Великая Отечественная 1941–1945 годов, и много что ещё, если покопаться.

Мне кажется, новый праздник связан с идеологическим шатанием нынешней верховной власти. В 2004 году, когда появилась торжественная дата, руководство России всё ещё надеялось понравиться Западу, продолжая политику перекраивания нашего исторического прошлого, бездумного охаивания «проклятого коммунистического режима». Потому и стирали из памяти наиболее значимые советские праздники, среди которых главным был День Октябрьской революции – 7 ноября.

Но эта дата слишком укоренилась в российском обществе. Тогда решили пойти путём святого Владимира, который заменял языческие праздники христианскими. В новой России никто не скрывал, что проводится точно такая же политика. «Мы полагаем, что день трагического разделения России – 7 ноября – не стал днём примирения и согласия», – заявляли члены Межрелигиозного совета России, подчёркивая, что последовавшие затем события «привели к гибели миллионов наших сограждан, в то время как освобождение Москвы от иноземных захватчиков в 1612 году объединило народ и прекратило братоубийственное кровопролитие».

А вот тут хотелось бы поспорить…


Елец – всем ворам отец

Итак, октябрьская революция 1917 года привела к кровавой гражданской войне, а вот в 1612 году благодаря взятию Китай-города и московского Кремля на Руси воцарилось братское единство. Ой ли? На самом деле это – лукавство. Да, и в одном, и в другом случае речь идёт о гражданской войне.Но почему-то при выборе новой знаменательной даты (4 ноября 1612 года) и отмене старой (7 ноября 1917 года) Госдума и Межрелигиозный совет руководствовались разными «реперными точками». В первом случае нам предлагают исходить из окончания гражданской войны, во втором – из её начала!

После окончания гражданской войны 1917–1920 годов в СССР установилось единовластие, общество было объединено одной идеологией, политикой, нравственными и духовными скрепами. Пусть часто со скрипом, но страна развивалась, победила в мировой войне, достигла значимых результатов в экономике, культуре, стала первой в освоении космоса.

Теперь возьмём 1612 год. Победе над поляками предшествовала чудовищная по масштабам гражданская война (с 1598 г.) и польско-литовская интервенция (с 1603 г.). О каком единстве могла идти речь во времена Великой смуты? Одним из её поводов стала смерть младшего сына Ивана Грозного – Дмитрия, который в Угличе якобы случайно наткнулся на ножик. Престол в это время занимал Борис Годунов, и молва обвинила именно его в убийстве царевича: мол, татарин боялся, что по достижении совершеннолетия Дмитрий займёт престол (на самом деле царевич был незаконнорождённым и прав наследования не имел). Вскоре в Польше появляется «чудом выживший» Лжедмитрий, права которого на русский трон поддержал польский король Сигизмунд.

И понеслось… Под знамёна Лжедмитрия Первого стекались не только польские авантюристы, но и казаки донские, запорожские (черкасы), беглые холопы, мятежные бояре, люди приграничной «засечной черты» – системы оборонительных сооружений против кочевников Дикого поля. Она получила название от засек – заграждений из поваленных крест-накрест стволов деревьев, направленных заострёнными вершинами в сторону противника.

Здесь же находили пристанище беглые холопы, разбойники, приговорённые к смерти душегубцы.

К чему я веду? Да к тому, что Смутное время мало подходит под определение «народное единство». Московиты бились и против поляков, и вместе с поляками против русских бояр, и друг с другом. Самозванцы воевали за трон, холопы – за волю, северяне – против южных «засечных людей», бояре – за кого выгодно, казаки – за себя и свои вольности.

Даже после взятия Кремля никто ни с кем не объ­единился. Холопы остались холопами, бояре – боярами, «воры» – «ворами». Ворами называли не пошлых уголовников. Тех именовали татями. А «вор» – это бунтарь, выступающий против власти. В нашем случае – те, кто боролся против Москвы под любыми знамёнами или без них. Ещё несколько столетий существовали поговорки о пограничных городах «засечной полосы»: «Орёл и Кромы – первые воры», «Елец – всем ворам отец», «Ливны ворами дивны», «Северская земля – воровская земля», «Кромы – ворам хоромы»…

Какая «стабильность», когда были утрачены Смоленск, значительная часть Карелии, вскоре Русь потеряла выход к Балтийскому морю, отдала Швеции Новгород, Старую Руссу, Ладогу? После Смуты во многих уездах размер пашни сократился в 20 раз, а численность крестьян в 4 раза – это «стабильность»? По всей Московии долго шастали безнаказанно польские шайки пана Лисовского (в их составе – белорусы, казаки, татары), чуть не разбившего войско самого Пожарского, гетман Сагайдачный в 1618-м штурмовал Москву...

Короче, если 7 ноября не подходит для всенародного праздника, то уж 4 ноября тем паче, как говорится, не в тему. Зачем менять шило на мыло?


Обломов, или С лёгким паром!

Что же касается Дня народного единства как такового, тут я обеими руками за. Только не надо его увязывать ни с какими событиями. А просто, душевно, по-человечески. Как тост Полиграфа Полиграфовича Шарикова: «Желаю, чтобы все!». Тем более, судя по опросам, идея сама по себе, без экскурсов в далёкое прошлое, вроде бы начинает постепенно проникать в сознание россиян.

Народ согласен попробовать объединиться на уровне знаменитого лозунга кота Леопольда: «Ребята, давайте жить дружно!».

Людям среднего и пожилого возраста довелось уже хлебнуть социального, интеллектуального, культурного неравенства, и потому их вера во всеобщую «братскую любовь» сильно пошатнулась. И всё же ВЦИОМ решил полюбопытствовать, что же могло бы объединить российский народ, кроме водки, балалаек, матрёшек и медведей.

Оказалось, главными символами для россиян являются народ (10 %), любовь к родине и патриотизм (8 %), государственные флаг (8 %) и герб (7 %). По 5 % назвали мощь и величие страны, широкие просторы и президента Путина.

Ну, допустим. А как насчёт важнейшего исторического события? Здесь единство выглядит более впечатляющим – победа в Великой Отечественной войне (69 % опрошенных). На втором месте с громадным отрывом – Новый год (7 %), на третьем – присоединение Крыма (6 %).

Кстати, о Новом годе. Главным фильмом, который сплотил нацию, назван «Ирония судьбы, или С лёгким паром!» (11 %). Затем следуют «Операция “Ы” и другие приключения Шурика» (8 %), «Москва слезам не верит» (6 %), а также военные фильмы (6 %).

Раз уж речь зашла о войне, отметим, что среди книг самым объединяющим россиян назван роман Льва Толстого «Война и мир». Произведения Александра Пушкина уступают толстовским в три раза (4 %). Далее (по 2 %) следуют «Тихий Дон» Михаила Шолохова, пушкинский «Евгений Онегин», «Преступление и наказание» Фёдора Достоевского, «Мастер и Маргарита» Михаила Булгакова и Конституция РФ (что уже само по себе забавно).

А какое музыкальное произведение служит духовной скрепой для нашего народа? По мнению 16 % россиян, это – гимн России. Вторую строчку занимает песня «День Победы» (10 %), третью – «Катюша» (7 %). Творчество Олега Газманова назвали 4 % россиян; песню «Священная война» – 3 %.

Главным объединительным блюдом россияне считают салат «Оливье» (49 %). Более четверти опрошенных (28 %) на второе место ставят салат «Селедка под шубой», еще 25 % назвали пельмени. На четвёртом месте борщ – так считают 18 % опрошенных.

А главным литературным персонажем, в котором отразились типичные черты российского человека, участники опроса назвали Илью Ильича Обломова (4 %) – героя романа Ивана Гончарова. Следом за ним следуют Павел Корчагин, Алексей Мересьев и сказочный Иван-дурак (по 2 %).

Тут, как говорится, без комментариев. Иван-дурак, Обломов, «Оливье».

С лёгким паром, господа!