В минувшую пятницу российский премьер пошел на рекорд. Начав рабочий день на Черноморском побережье, в пострадавших от наводнения Джубге и Новомихайловке, Владимир Путин закончил его ближе к полуночи в здании администрации Ростовской области. Здесь он провел  совещание по итогам сельскохозяйственного года.

А МЕЖДУ началом и концом премьерского рабочего дня была еще поездка в Октябрьский сельский район. Там Путин вместе с первым вице­премьером Виктором Зубковым, министром сельского хозяйства Еленой Скрынник и донским губернатором Василием Голубевым побывал в хозяйстве «Краснокутское», где подходит к концу уборка подсолнечника. Заглянул и еще на одно предприятие — на ставший визитной карточкой района мясоперерабатывающий комплекс компании «Евродон», специализирующейся на индюшатине. Судя по всему, увиденное там настолько впечатлило премьера, что на совещании он охарактеризовал «Евродон» как «действительно эффективное и современное хозяйство, инновационное производство, без всякого преувеличения». Эту оценку тут же подхватил его первый зам Виктор Зубков, курирующий российский АПК:

— Это залог модернизации агропромышленного комплекса и, конечно, обеспечения импортозамещения…

ЗУБКОВ произнес ключевое слово — «импортозамещение». И уже по тому, что практически сразу после этого по еле заметномук знаку Путина трансляция совещания по внутренней телесети была прервана, можно было судить, о чем пойдет дальше речь на совещании. Именно об импортозамещении — этом  опорном пункте  принятой  в начале года «Доктрины продовольственной безопасности Российской Федерации». А поскольку совещание  чуть ли не вдвое превысило обычно отводимые Путиным на подобные мероприятия час­полтора, нетрудно догадаться о накале разговора за закрытыми дверями конференц­зала.

В свое время, еще будучи президентом, В. Путин заявлял, что ему стыдно произносить цифру импорта. Похоже, от чувства стыда не избавился он, и вернувшись в премьерское кресло.  В самом деле: если по нормам «Доктрины продовольственной безопасности» отечественный производитель обязан обеспечить не менее 95% зерна и картофеля, 80% сахара, растительного масла и рыбы, 85% мяса, 90% молока, то как можно назвать сегодняшнюю ситуацию, при которой только доля импорта сливочного масла и сыра достигает, по разным данным, 37­40%, а по мясу и мясопродуктам Россия устойчиво зависит от импорта уже лет 15, не меньше? Точных цифр не называют, но очевидно, что по этой статье доля в 25% превышена значительно. А именно такой процент импорта принято считать пороговым значением. После наступает импортозависимость.

Было время — и  сам 

В. Путин говорил о 70 процентах продовольствия, привозимых в наши крупнейшие города из­за рубежа. Изменилась ли радикально эта ситуация к последнему кварталу 2010 года, спустя 9 месяцев после принятия «Доктрины»? Если учесть, каким летом одарила нас природа, и не утихшие еще отголоски финансового кризиса, то вполне можно утверждать: даже подвижки, достигнутые на ряде направлений АПК, даже такие прорывы, как названные в пятницу Путиным 77­78% роста производства мяса птицы и 39% ­ свинины, общей ситуации пока не переломили.

Кто­то из великих, по­моему, Черчилль некогда произнес уничижительную фразу: «Страна, зависимая от импорта продовольствия, не может считаться серьезным военным противником». Думается, сегодня на положение в аграрном секторе российской экономики правительству приходится смотреть именно под таким углом. И соответственно спрашивать. И про вкладываемые в развитие сельскохозяйственных отраслей суммы. И про отдачу от многочисленных льгот и преференций. И про разного рода фирмы и фирмочки, облепившие, как ракушки, наш агропром. И  еще про многое другое, что имеет вполне конкретное денежное выражение…

Совсем не исключено, что именно такие вопросы прозвучали поздно вечером на совещании в пустом и гулком здании донской администрации. И заданы были в предельно жесткой форме — сообразно текущему моменту. Сановникам пришлось нелегко, отвечая на них. Чему косвенное подтверждение — вид министра сельского хозяйства Е. Скрынник,  по окончании совещания загрустившей под дверями кабинета донского губернатора, где в этот момент шла встреча В. Путина с В. Голубевым.

ПРЕМЬЕР расспрашивал губернатора о его первых шагах  в должности главы донского края, о ситуации в экономике, о подготовке к зиме. Видимо, опираясь на свой богатый опыт, советовал не слишком полагаться на доклады с мест… А еще стремился уточнить для себя некоторые положения, только что высказанные В. Голубевым в его выступлении  на совещании. Область, как известно, сумела выстоять в драматической ситуации минувшего лета, собрав около 7 млн. тонн зерна, что заметно превышает средний приемлемый уровень. Сейчас донские власти обратились к правительству с просьбой рассмотреть возможность софинансирования новой формы поддержки селян. Речь  идет о возмещении затрат по уплате процентов, предусмотренных договорами лизинга на приобретение племенного скота и оборудования для животноводческих комплексов. И еще одну проблему обозначил В. Голубев: необходимо ускорить принятие целевой программы по ликвидации африканской чумы свиней, свирепствовавшей в этом году  на ряде территорий Юга России. Судя по тональности беседы с премьером, проблемы, поставленные донским губернатором, были услышаны.

ПОКА ЖЕ г­жа Скрынник, несмотря на сложность ситуации в возглавляемой ею отрасли, имеет не только поводы для расстройства. Есть основания быть довольной решениями, принятыми в Ростове. Правительство продлевает мораторий на экспорт зерна до 1 июля 2011 года. (Любопытно, что впервые идея моратория получила огласку тоже на донской земле: нынешним летом в раскаленном от июльского зноя Таганроге об этом спорили на совещании, проведенном президентом Медведевым). Кроме того, по ходатайству губернаторов сохраняются пока льготы на перевозку зерна.

Предприятиям АПК будут предоставлены бюджетные субсидии на приобретение удобрений — не  менее 1 млрд. рублей. Еще миллиард  выдадут хозяйствам, сократившим из­за погоды посевы озимых. Снизив финансовую нагрузку на них, власть  так пытается стимулировать увеличение посевных площадей весной. Планируется, что выделенные деньги пойдут на организацию сева, в том числе и на закупку семян.

Таковы решения, о которых премьер постарался объявить во всеуслышание. Но и то, что говорилось за закрытыми дверями, так или иначе со временем  получит огласку. Жизнь даст все ответы. В том числе ответит, кого аграрный вопрос испортил, а кого, возможно, подвиг на большие дела.