Прочитал в вашей газете интервью с губернатором В.Ю. Голубевым и во многом с ним согласен. Особенно, что касается профессионализма в работе.

Только, к сожалению, у нас в районе он не в чести. У местных руководителей свое понятие профессионала — это молчаливый, угодливый, исполнительный и не имеющий своего мнения человек, готовый по первому зову выполнить любую волю своего господина.

Я работал редактором районной газеты «Степная новь» в Зимовниковском районе ровно 10 лет, получил журналистское образование в нашем родном РГУ, поскольку первое образование — военное и далекое от той профессии, в которой сейчас работаю. Звезд с неба не хватал, наград журналистских не имел, но старался честно, в меру своих способностей и сил выполнять свою работу, которая мне очень нравилась.

За эти годы вместе с коллективом мы обновили материальную базу редакции, улучшили, насколько это было возможно в наших условиях, содержательную и внешнюю модель газеты.

В прошлом году к руководству района пришла новая команда во главе с молодым энергичным Виктором Грянниковым.

Новые требования, новые задачи. Проводником идей и «видений» главы района стал его заместитель по социальным вопросам Леонид Дубинский. 

Административный ресурс давления на муниципальную газету используется по полной программе. Главное — пиарить себя. Способы при этом разные, чаще всего регулярные напоминания о своих замечательных делах и ни слова разумной и конструктивной критики в свой адрес от кого бы то ни было. При этом грубо нарушается законодательство о СМИ. Чего только стоят одни визы Л. Дубинского на служебных документах, поступающих в редакцию, цитирую: «Лазареву В.В. В печать на первую страницу…, На бесплатной основе…, Максимально отредактировать и уменьшить…, Отредактировать и опубликовать…, Бесплатно на 2-3 страницу…, Максимально упростить и использовать в печать…», ну и так далее, подобных документов предостаточно. Одно время Леонид Андреевич по требованию главы района лично проверял газетные полосы, перед тем как я их подписывал в печать, ну так, на всякий случай. Ничего не напоминает? А Вы, Василий Юрьевич, о профессионализме…

Невыносимые условия для работы созданы. Что делать дальше? Когда находишься в положении стороннего наблюдателя, то ответ отыскать несложно: если нет этого самого собственного желания уволиться, то надо продолжать работать. Но так ли легко такому совету последовать?

Я боролся долго и упорно, стал конформистом, выполнял все требования руководства, даже самые нелепые, а потом просто устал. Написал заявление… Но осадок в душе, конечно, остался, потому что и желание, и силы работать были.

Финансовые претензии — это самый действенный рычаг, который используется, когда надо «убедить» редактора освободить должность.

Знакомые слова: сейчас проведем финансовую проверку, мало не покажется! И проводили. За минувший период после выборов — около десяти различных финансовых проверок по самым разным основаниям, сопровождавшихся «добрыми, отеческими наставлениями»

Л. Дубинского, проверяющим из райфинотдела: «Ройте, ищите, копайте, найдите на редактора хоть что-нибудь!» И унизительно контролировали: куда ездил на служебной машине, где был, с кем встречался, о чем разговаривал. В сельской местности люди друг о друге знают все: у кого радость, у кого беда, кому помощь требуется. Поэтому то, что у редактора какие-то проблемы появились, заметили быстро. Но проверки особых результатов не принесли, только и смогли предъявить использование машины в «личных целях» и насчитали перерасход топлива, которое нам никто не лимитировал, да по Распоряжению Главы района удержали 12000 рублей из моей зарплаты за этот перерасход. Ведь я по всем вопросам финансово-хозяйственной, журналистской работы действовал в рамках законодательства РФ. Уволить меня по какой-то статье не было оснований.

История — вещь упрямая. Ее не оспоришь. И она доказывает, что убравший редактора или не сумевший построить с ним конструктивных отношений глава обязательно проигрывал на следующих выборах…

СМИ, особенно местные, играют роль универсального средства саморегуляции общественных процессов в российской провинции. Они — готовый механизм становления и развития институтов гражданского общества и должны соответствовать своему предназначению.

А с кадрами у нас — большая проблема, молодые журналисты в районках работать не хотят, опытные сотрудники не имеют возможности пройти переподготовку, обучение. В результате происходит неравноценная смена поколений: уходят журналисты, их место занимают непрофессионалы. Сделают ли они газеты лучше, современнее? Большой вопрос. Для этого одной только лояльности по отношению к местной власти маловато.

И что будет, если ситуация с назначениями и увольнениями в районах настоящих профессионалов выйдет из-под контроля? Редакция является муниципальным предприятием, собственник и учредитель — администрация района. В такой ситуации исполнительная власть считает, что присвоила себе право диктовать, что печатать, а что — не обязательно, самостоятельность редактора не просто ограничена, а урезана  до абсурда. Такова система взаимоотношений власти и прессы у нас не только в районе, но, наверное, и по всей России. нужна ли она нам всем? Я твердо уверен — нет. Надо менять систему в корне, выходить на новый уровень отношений Власть — Пресса. Не сможем сделать это цивилизованно, значит, придется забыть о гражданском обществе и о подлинной демократии в целом, о чем так часто в последнее время любит говорить наш президент.

Владимир Лазарев,
член Союза
журналистов России