Нынешним летом была в командировке в Октябрьском районе. В администрации зашла речь о строительстве. Глава района Евгений Петрович Луганцев спросил: какие дома в ближайшей перспективе надо строить на селе, чтобы не отстать от жизни.

— Конечно, «умные», энергосберегающие, — взялись перечислять мы.

— Дома должны быть с плоскими крышами, — неожиданно сказал Луганцев. — Чтобы на них удобно было приземляться. Через пятнадцать лет мы все по воздуху передвигаться будем!

Я хорошо представляю реакцию наших читателей. И хочу сразу предупредить: не надо саркастически улыбаться. Из собственного опыта знаю: у Луганцева — чутье и очень быстрая реакция на все новое. Обычно его идеи, которые поначалу кажутся фантазиями, спустя время воплощаются в жизнь.

В УЧХОЗЕ «ДОНСКОЕ» нового директора, у которого за плечами к 1983 году были пара лет работы слесарем-сборщиком на «Ростсельмаше», армия, Донской сельскохозяйственный институт и опыт агронома отделения, рабочие восприняли настороженно. Молодые руководители по тем временам были редкостью. А его «программное выступление» и вовсе озадачило. О чем это он? Бригадный подряд, механизация животноводства, статус учебно-опытного хозяйства… Спустя время все оказалось выполнено. Луганцев развивал все отрасли, которые изучали в его альма-матер — Донском сельскохозяйственном институте, — и овцеводство, и птицеводство, и свиноводство, и молочное животноводство, и овощеводство, и сады. При Луганцеве начали застройку улицы Южной в поселке учхоза, более 70 семей вселились в новые квартиры, в которые, кстати, вскоре провели газ. «Донское» стало одним из лучших хозяйств в районе. А директора наградили орденом «Знак почета».

В 1987 году Луганцева избрали председателем исполкома райсовета. А 24 декабря 1991 года — двадцать лет назад — он был назначен главой администрации Октябрьского сельского района. Страну трясло, экономика рушилась. Закрывались предприятия и шахты, а в районе проживало более восьми тысяч шахтеров. Зарплату, детские пособия, пенсии не выплачивали по полгода… Что делать? Глава пошел к людям. Честно говорил о положении района. Одних просил набраться терпения, других — помочь тем, кому не на что хлеба купить. Откликнулись сельхозпредприятия: продукты людям везли, даже голодные воинские части кормили. В администрации каждый день решали «стратегическую задачу»: какому предприятию при появлении денег «наличку» давать в первую очередь, а какое еще продержится…

Через 5 лет были первые демократические выборы. Имея серьезных соперников, Луганцев получил 78,1 процента голосов. Кстати, это был самый скромный его результат: все последующие выборы он набирал больше 90 процентов.

В КАМЕНОЛОМНЯХ есть крохотный рынок. Под самым боком у администрации два-три пенсионера торгуют продуктами со своих подворий — десяток яиц, бутылка с молоком, зелень. Обустроенный, как положено, капитальный рынок недалеко — через дорогу. Теперь и магазин «Магнит» рядом открыли, а стихийный рыночек живет. Что по всем правилам должна сделать власть? Прогнать стариков с этого места. То есть лишить их крошечного дохода, который им позволяет выживать, помогать внукам. На большой рынок они торговать не пойдут… И останется у человека обида на власть, на несправедливую, по его понятиям, жизнь. Тому, кто живет на крошечную пенсию, не стоит рассказывать о прелестях цивилизованной торговли, не поймет.

— Не должно быть в районе людей, обиженных на власть. А запреты вводить — просто. Труднее создать условия, при которых бы люди могли сами обустраивать свою жизнь, — говорит Луганцев.

Подворовые обходы в Октябрьском районе работники администрации и социальных служб начали проводить еще лет семь-восемь назад, причем — каждый квартал. Кому необходимо — помощь материальную оказывали, на работу устраивали, консультировали, чтобы не оставался человек один на один со своей бедой. Потом — сами же люди подсказали — стали проводить обходы раз в полгода…

В КАМЕНОЛОМНИ с удовольствием идут развивать свой бизнес и крупные, и мелкие предприниматели. Им тут нравится. И кредиты на развитие дает районная власть. Причем под процент, в который даже люди, знающие Луганцева, верят с большим трудом. Всего 3,5 процента?! Это нонсенс! Но именно при такой марже и «Фонд местного развития и поддержки предпринимательства» существует, и его кредитный портфель растет.

Я хорошо помню, как в Октябрьском районе разрабатывали программу привлечения инвесторов. Для первого — Вадима Ванеева, ныне генерального директора компании «Евродон», изобрели «сопровождение инвестиционного проекта чиновниками районной администрации», по максимуму убрали все ведомственные и прочие барьеры. А потом опыт распространили на всех остальных, кто брался за новое начинание. Именно для того, чтобы сократить затраты времени и нервов на оформление документации для реализации проекта. Ведь факт, что процедура оформления земель, на которых должен строиться объект, иногда занимает больше времени, чем само строительство (кое-где все так и осталось по сей день)!

Первая, подготовленная по всем правилам инвестиционная площадка со всей инфраструктурой и коммуникациями именно в Октябрьском районе появилась. Теперь на ней уже производят продукцию несколько промышленных предприятий.

У Луганцева — талант располагать к себе людей. Если у инвесторов и возникают сомнения по поводу целесообразности вложения денег в район, то после общения с главой — исчезают сомнения, а не сами инвесторы, как это бывает в других местах.

ЛЕТОМ двухтысячного года профессор Николай Зеленский пригласил меня на опытное поле Донского аграрного университета.

— То, что вы увидите, настоящая сенсация!

Термин «агроландшафтное земледелие» мне в то время был знаком, как говорится, «постольку-поскольку». Да и среди собравшихся на совещании под открытым небом аграриев, как я поняла, было мало его активных сторонников. Правда, один точно был. Главы районов, их замы по сельскому хозяйству, руководители предприятий, фермеры слушали высокого широкоплечего Луганцева примерно так, как в свое время Герберт Уэллс внимал «кремлевскому мечтателю».

Их реакция вполне понятна: народ тогда думал, как бы ему выжить, а тут — сохранение плодородного слоя почвы, травосеяние какое-то! Одиннадцать лет назад глава Октябрьского района из очень скромного районного бюджета компенсировал 20 процентов затрат тем хозяйствам, которые занимались севом многолетних трав, залужением, выделял средства на обновление лесополос и посадку новых. А уже в 2005 году в районе была поставлена задача: вообще остановить деградацию плодородного слоя земли. Для этого уже несколько лет с помощью ученых Донского аграрного университета, Донского зонального научно-исследовательского института сельского хозяйства и других внедряется система ландшафтного земледелия.

— Именно эта работа и позволит оставить нашим детям и внукам не истощенные, а плодородные земли, на которых они будут трудиться, и которые будут их кормить, — уверен Евгений Петрович.

Ну, а что касается самих детей и внуков, тут тоже есть программа — демографическая. Базисное ее положение: каждая молодая семья — а их каждый год в Октябрьском районе более 700 зарождается — должна иметь собственную квартиру или дом.

— Для молодых мы должны строить ежегодно около 70 тысяч квадратных метров жилья, — заявляет глава, рассчитывая, что средний дом должен быть не меньше ста квадратных метров. — А пока строим всего 13 тысяч. Вот где резерв!

ЛУГАНЦЕВ не только никогда не уходит от решения острых вопросов, он их сам и поднимает. Сегодня в Ростовской области учащиеся и студенты проходят наркотесты. А в Октябрьском районе власти о необходимости тестирования на употребление наркотиков заговорили еще 5 лет назад, хотя сделать это казалось просто нереальным. Наркоторговцы чувствовали себя вольно даже на народных гуляньях, а в тихих улочках находились «точки», где дозу выдавали через форточку. С 2003 по 2006 год из-за употребления наркотиков в районе умерло более 500 человек, а статистика по наркозависимым не отражала реальной картины.

— Мы не можем точно сказать, сколько молодых людей могут в ближайшем будущем пристраститься к наркотикам, — констатировал тогда Луганцев. — Значит, мы должны привлечь на свою сторону практически всю молодежь! Наш путь — индивидуальная работа с каждым трудным подростком. За их семьями в районе закреплены люди, пользующиеся в районе особым уважением — депутаты районного собрания, сельских поселений. Действенная мера — профилактика во всех без исключения учебных заведениях: для этого отведены специальные дни, когда там работают психологи, врачи, представители правоохранительных органов.

И преподавание основ православной культуры в школах здесь внедрили первыми. Луганцев с работниками отдела образования ездил за опытом в те регионы, где уже сложилась практика преподавания нового предмета, что-то отвергал, что-то брал на вооружение, потом подготовили педагогов, нашли необходимые пособия.

— Мы должны создавать ту самую новую среду, в которой будем жить мы и наши дети, — говорил глава, когда в районе только обсуждалась проблема введения нового предмета в школьную программу. — Нужно научить детей самостоятельно делать выбор между плохим и хорошим в пользу хорошего, потому что оградить их от дурного мы не сможем никогда.

Не знаю, насколько это удалось. Скажу одно: в этом районе на улицах дети стали первыми здороваться со старшими…

НАВЕРНОЕ, самое важное и значимое из сделанного в последние годы — Стратегия развития района до 2020 года. Когда Луганцев начинал эту работу, шел 2007 год, и никто не знал: зачем нужна району какая-то Стратегия и что она вообще из себя представляет. Есть районный бюджет, есть областные власти, которые в нем дыры залатают. В некоторых районах и сегодня еще уповают на то, что придет «умный дядя» и разработает для них Стратегию, как аспиранты пишут студентам дипломы. Луганцев такое дело посторонним поручить не мог. Он привлек специалистов, они обучили работников администрации, которые потом все включились в процесс.

Сегодня Стратегия есть и работает на улучшение качества жизни людей, в первую очередь, за счет того, что район превращается из аграрного в аграрно-индустриальный. Уже создан промышленно-индустриальный комплекс, и доля производства промышленной продукции возросла с 5% в конце 90-х годов до 33% в текущем году.

Но Луганцев все равно недоволен: в реализации Стратегии должны принимать участие все жители района. А большинство пока пассивно.

Как расшевелить людей? Придумали: надо вовлечь их в решение посильных проблем. Нашли самых активных и авторитетных людей в каждом поселении, для их обучения пригласили специалистов московского Центра инноваций муниципальных образований, подготовили свыше 50 активистов — мастеров сопровождения местных инициатив. Теперь в каждом населенном пункте есть человек, который сможет довести любую инициативу от идеи до внедрения. Вокруг них формируются инициативные группы, которые встречаются с людьми, выявляют первоочередные проблемы, разрабатывают проекты их решения. Районные власти гарантируют софинансирование проектов.

А ЧТОБЫ каждый чиновник был заинтересован в результате, знаете, что Луганцев придумал? Систему сбалансированных показателей, по которой и будет оцениваться работа каждого муниципального служащего. Ведь ни для кого не секрет, что именно чиновник часто становится камнем преткновения для всех благих начинаний. С составлением планов и принятием программ на любом уровне — проблем нет. Есть большие проблемы с их выполнением.

— У меня 523 наказа от жителей района. За каждым работником аппарата закрепляется ответственность по выполнению конкретной задачи. Как она решается, что сделано, где пробуксовка — всегда можно проконтролировать, — наметил свою внутреннюю стратегию Евгений Петрович.

В России опыта работы муниципалитетов по системе сбалансированных показателей пока нет. Но в Октябрьском районе берутся это дело освоить. Сделать так, чтобы чиновник получал денежное вознаграждение, исходя из результатов своей работы, а не просто так, потому что он занимает какую-то должность в аппарате…

Вот и заложен «очередной кирпич» в прочный фундамент будущего района, в котором, вполне возможно, будут строить дома с плоскими крышами, и люди будут жить долго. Потому что им хорошо и спокойно на своей земле.