«Смотрите, что делается на улицах! Идет революция! Идем к революции!..». Десятилетиями кружит романтические головы старая песня рок­группы «Jefferson Airplane». Но так ли прекрасна и радостна революция, как о ней поется? Или все эти уличные радости – лишь минутное опьянение, за которым следует тяжелое и затяжное похмелье?

И самое главное: грозит ли России революция — «цветная» или какая-­то другая? Этими вопросами задались на своей очередной встрече эксперты регионального филиала Клуба политического действия «4 ноября». На его заседание на этот раз были приглашены политтехнолог, историк и публицист Юрий Гиренко, председатель комитета по молодежной политике при донском правительстве Сергей Чуев и координатор «Молодой гвардии» по ЮФО Екатерина Стенякина.

Наверное, нет ничего неожиданного в том, что тема революции зазвучала именно сейчас. Стоит учесть, что за три дня до встречи в клубе по Ростову, как и по всей России, прокатилась очередная волна демонстраций и митингов самого разного толка. В эти дни и вырвалось на поверхность то, что до того муссировалось только по интернетовским виртуальным «кухням». То самое «джефферсоновское»: «Идет революция!» Вот только стоит ли рваться к ней навстречу?

Здесь все три эксперта, приглашенные за заседание клуба, были единодушны: свой лимит революций Россия исчерпала, и доводить дело до взрыва сегодня – значит, разрушать страну. И Ю. Гиренко, и С. Чуев, и Е. Стенякина согласны с мудрым Николаем Бердяевым, заметившим, что «народ, попавший во власть революционной стихии, теряет духовную свободу, переживает болезнь, ведется нечеловеческими элементарными духами». 

Но отчего вдруг возник призрак новой революции на российских просторах? Как ее «нечеловеческие духи» проникают сегодня в страну? Сами? Или кто­то им услужливо распахивает двери? И если согласиться, что в России грядет новая революция, то каковы ее движущие силы?

Юрий Гиренко уверен, что такие силы на данный момент не сформировались:

— Чтобы прошла «цветная» революция, необходима обиженная часть элиты, которая хочет получить власть. У нас сейчас — это бывшие вице­премьеры и даже один премьер­министр. Есть и достаточная масса недовольных людей в столице. Но она принципиально никого не хочет поддерживать. В Москве «ходить на Болотную» — это модно, но быть при этом за Немцова, Навального — это уже нет. Отсутствие у оппозиции лидера — это важнейший сдерживающий фактор для России. Но, с другой стороны, как показала столичная Поклонная гора, власть в состоянии поднять несколько тысяч человек. Поэтому, чтобы произошла «цветная» революция в Москве именно сейчас, пороху не хватает…

При этом «ростовчанин в Москве» Гиренко убежден: «цветную» революцию в чистом виде социальной революцией считать нельзя:

— Это всего лишь определенная политтехнология по захвату власти…

Но только ли «цветной» может быть революция? Опыт всех четырех русских революций убеждает: в нашей стране революционные процессы и протекают нетипично, и к результатам приводят, мягко говоря, неожиданным. Поэтому Екатерина Стенякина призывает приглядеться к феномену арабских революций, считая, что этот мир значительно нам ближе. С одной стороны, происходят они в патриархальных и достаточно авторитарно устроенных обществах, а с другой, запускаются с помощью такого ультрасовременного инструмента, каким является Интернет — не случайно же события в странах арабского Востока получили название «твиттерных» революций:

— Все эти революции со звучными именами «оранжевых», «тюльпановых», «бульдозерных» и т.п. — уже отработанный сценарий. Новый сценарий — это арабские революции, движущей силой которых стала молодежь – наиболее динамичная часть общества. Но и наиболее опасная. Молодым людям пока еще нечего терять. За спиной — ни семьи, ни карьеры. Они верят в некие романтические идеалы и готовы на бой за мифические блага. Но именно их и не получают в случае победы. Достаточно вспомнить пример Украины, где большинство участников «оранжевой» революции оказались выброшены на улицу…

Иными словами, участники и идейные вдохновители «цветных» революций — совершенно разные группы, с несхожими интересами. И Интернет только «заводит» массы, выполняя роль «кухонных» дискуссий 80­х годов прошлого века. А сами революции, как и прежде, совершаются отнюдь не в виртуальном мире. Для того массы по­прежнему выводят на улицу. Как видим, люди на улицу пошли… Они приходят на Болотную площадь и проспект Сахарова в столице, на промерзшую Театральную площадь Ростова. Выходит, до баррикад остался всего лишь шаг?

Если даже и шаг, то не факт, что его хотят совершить. Как заметила Е. Стенякина:

— Основная масса идет на митинги за диалогом…

И это очень важный момент, который стоит понять власти, если она хочет и способна не довести дело до реального революционного взрыва. Едва ли продуктивно искать вдохновителей и организаторов наших нынешних беспокойных событий за рубежом. Хотя, разумеется, там есть силы, готовые воспользоваться ситуацией. Только конспирология всегда была удобным и соблазнительным средством быстрого объяснения любых проблем. И добавим: столь же быстрого от них ухода… А вот диалог, понимание явно назревших перемен и конкретные шаги к их осуществлению — это как раз то, что может власть противопоставить вирусу революции.

— Разнообразные «оранжевые» сценарии рассчитаны как раз на неадекватность власти, — замечает в этой связи Сергей Чуев. — И если власть наша до сих пор оказывалась адекватной, чему свидетельство — ее поддержка лозунга «За честные выборы», то, естественно, возникает задача вывести ее из такого состояния…

Удастся ли это? С. Чуев такую опасность не исключает. Однако и не преувеличивает:

— Можно показывать разные ролики в Интернете, играть словами, делать демотиваторы и писать красивые лозунги. Но, по большому счету, мы видим, что большинство людей поддерживает Путина. Митинг в Ростове показал, кто есть кто: 250 человек — «против» и 3000-4000 — «за»…

Модератор дискуссии — известный ростовский политтехнолог Сергей ­Смирнов в суждениях более сдержан:

— Поддерживают­то молча… И потом нельзя говорить от имени всех. Надо говорить от имени себя. Не принимаю лозунгов типа: «весь средний класс — против Путина» или «весь Новочеркасск — за Путина». Поэтому с большой осторожностью отношусь к заявлениям многих своих друзей: «среди моих знакомых никто не голосовал за «Единую Россию». Это неправда хотя бы уже потому, что я голосовал. И один из немногих, кто об этом говорит открыто. А сколько людей предпочли об этом факте умолчать?

Пожалуй, стоит согласиться с опытным политтехнологом: говорить о массовой фальсификации выборов только на основе подобных заявлений, значит, подменять анализ эмоциями. А эмоции легко могут стать неконтролируемыми.

Конечно, сейчас никто в стране не желает революции. Из этого и стоит исходить власти. Но успокаивать себя этим фактом — по меньшей мере, наивно. Человек, когда кидает камушек в горах, наверное, и в мыслях не держит низвергнуть вниз лавину. Однако лавина низвергается…

Так и с революцией. В какой­то момент события выходят из­под контроля не только власти, но и самих революционеров. А наутро все с горестным изумлением обнаруживают себя и свою страну отброшенными на полвека назад. Если вообще обнаруживают такую страну на карте.

Нет, какие бы красивые названия революция ни носила, какие бы пышные и яркие цветы ни красовались на ее знаменах, надо помнить одно: это цветы зла.