Некогда шахтерский город Донецк, построенный рядом с казачьей станицей Гундоровская как промышленный спутник, перестал быть шахтерским. От шахт остались только терриконы и проблемы — ведь горожанам нужно где-то работать… Поэтому решение властей добиваться признания Донецка моногородом для получения федеральной поддержки никого не удивило. И у мэра Донецка появился помощник, отвечающий за это направление работы, — Виктор Шубин.

Виктор Васильевич двенадцать лет возглавлял город Гуково. Под его руководством были сделаны решающие шаги по признанию Гуково моногородом, разработаны проекты строительства новых предприятий и подписаны соглашения о намерениях с инвесторами. Сейчас Донецк в деле развития промышленности «обходит Гуково на повороте». Какие проекты дали Донецку преимущество?

— Кадры решают все. Сказано не нами, но сказано верно. Мэр Донецка Юрий Тарасенко — человек целеустремленный. Он объединил в команду сильных профессионалов. Темп работы этой команды иногда, казалось, зашкаливал за уровень человеческих возможностей. Кроме того, удалось наладить устойчивые деловые отношения с областными министерствами, в первую очередь с министерством экономического развития в режиме «онлайн». Если же говорить о возможном и невозможном, то для каждого предел возможностей разный. Интересующиеся могут прочесть книгу одного из вдохновителей развития шахтерских территорий нашей области, профессора Григория Дончевского — «Поссибилитика, или искусство овладения невозможным». Согласно его теории, руководитель территории, пытающийся добиться успеха только предоставленными в его распоряжение ресурсами, так и будет ходить по кругу, как цирковая лошадь, и никогда ничего нового не создаст. В лучшем случае сохранит то, что было создано до него. И только тот, кто пытается достичь невозможного, разрывает этот круг, и невозможное становится возможным. Так поступил в свое время Евгений Луганцев, и Октябрьский сельский район изменился до неузнаваемости. Так поступает сегодня руководство города Донецка. В результате в комплексном инвестиционном плане моногорода Донецка предусмотрено создание Агро-технопарка, сталелитейного завода, коренное техническое перевооружение и реконструкция кирпичного завода. Подписаны соглашения о намерениях с тремя инвесторами, ведется работа по отводу земельных участков.

— Сроки — немаловажная часть каждого проекта. Когда будут забиты «первые колышки», когда предприятия начнут работать, когда появятся первые рабочие места?

— В отношении сроков, хотя прогнозы — занятие неблагодарное, осмелюсь предположить, что при существующих темпах работы строительство начнется в следующем году — ведь немало времени уйдет на проектирование. А первые рабочие места уже появились. Приступил к работе руководитель строительства сталелитейного завода Николай Исаев — в недалеком прошлом заместитель мэра города Донецка.

— Что самое сложное в продвижении проектов практически «с нуля»?

— Самым сложным, на мой взгляд, является определение источников финансирования на подведение элементов инженерной инфраструктуры к инвестиционным площадкам. Дело в том, что по программе «Моногород» федеральное финансирование предусмотрено не в полном объеме. Некоторые направления, как, например, дорожное строительство, в соответствии с новым законодательством возможно только за счет средств дорожного фонда, наполняемость которого не позволяет решить проблему на сто процентов. А без подведения инженерных коммуникаций сложнее привлекать инвесторов. Ну и, конечно, индивидуальная работа с инвесторами очень непроста. Каждому нужно доказать, что именно на этой территории он сможет получить самое эффективное производство, получит режим наибольшего благоприятствования, сумеет использовать местные особенности.

— Еще на заре создания программы развития моногородов говорили о Донбасской агломерации. Какими вы видите перспективы этого проекта?

— Идея Донбасской агломерации возникла у нас как альтернатива программе «Моногород». Дело в том, что по критериям федерального министерства регионального развития такие города, как Новошахтинск, Донецк, Зверево, в то время моногородами не признавались, хотя проблемы в связи с закрытием шахт у них были такими же, как у классических моногородов. В настоящее время победила точка зрения по созданию на таких территориях кластеров, опять-таки с финансовой поддержкой за счет федеральных средств. Мне известно, что руководство области активно ведет работу по этому направлению с федеральными структурами.

Я верю, что шахтерские территории нашей области смогут получить новое развитие, что их население будет жить достойно, работая на современных предприятиях с высоким уровнем заработной платы. Предпосылки для этого имеются, определенные шаги в нужном направлении сделаны. Нужно только не сбиться с дороги.