На очередном приеме у Ольги Борзовой, депутата Госдумы, заместителя председателя Комитета по вопросам семьи, женщин и детей, собрались и те, кто уже бывал у нее раньше, и новички, попавшие сюда впервые. И каждый — со своим наболевшим.

— Что случилось, что привело вас ко мне? — участливо спрашивает Ольга Георгиевна. После чего звучат исповеди. Иногда сопровождаемые слезами. Ситуации, с которыми приходят к ней, и правда, непростые.

…Вот, например. Как быть женщине с несовершеннолетним сыном, если бывший муж, с которым давно ничто не связывает, но жить все вынуждены под одной крышей, болен туберкулезом? Подолгу лежит в тубстационаре, выпивает, из медицинских выписок следует, что у него то «BK+», то «BK-» (то опасен в плане заражения, то не опасен). И в итоге нет оснований для оформления льготы на отдельное жилье. Ольга Георгиевна мгновенно «схватывает» ситуацию и тут же расписывает дальнейшие действия: какое заявление в органы соцзащиты следует написать, что запросить в облтуббольнице, дает распоряжение помощникам: направить обращение от своего имени. Объясняет: в зависимости от полученного медзаключения можно будет решать вопрос либо со льготой, либо с помещением больного в интернатное учреждение.

…— Ольга Георгиевна, я вам, как доктору, больше всех доверяю! — с чувством восклицает 89-летняя вдова ветерана войны уже после того, как познакомила О. Борзову с принесенными медицинскими документами, рассказала о пройденных консультациях и вникла в ее рекомендации — наблюдаться у специалиста, не спешить с операцией.

О. Борзова тем временем успела перезвонить главврачу 10-й поликлиники, в которой старушка наблюдается, и попросила взять над той шефство, что ей и было обещано.

К Ольге Борзовой обращаются в основном с проблемами со  здоровьем — ее ведь хорошо знают в нашей области как врача,  и она тут же старается по максимуму помочь практически, конкретно. Звонит  в горздравуправление, медико-социальную экспертизу, облминздрав — спрашивает, направляет, информирует, составляет запросы. Но бывает, что реагирует эмоционально.

…— Мы отказались от бесплатных лекарств, — призналась  женщина, чей муж-инвалид прошел через операцию на сердце, имеет ряд сопутствующих патологий и, как обнаружилось, страдает еще и серьезным  хроническим заболеванием. (Как со всем этим букетом можно было отказываться от ДЛО?!). Ему сейчас требуются дорогие медикаменты. Супруги хотят, чтобы им как-то возместили траты, но  поздно, поезд ушел. В мэрии, куда они обращались, им сказали, что теперь покупка лекарств будет  за свой счет.

— Бывают ситуации, когда горой становишься за своих больных, поскольку нельзя не помогать людям, — размышляла вслух О. Борзова, рассказывая, что недавно удалось троих инвалидов отправить в Москву, добиться для них квот, диализа, пересадки почки. — Но и с другой стороны тоже требуется проявление гражданской порядочности, сознательности. Никогда еще государство не тратило таких громадных средств на медикаменты (42 млрд. — на льготные, 46 млрд. — на дорогостоящие). Есть у инвалида право на дополнительное лекарственное обеспечение — не надо им бездумно разбрасываться. К тому же порядок таков, что если уже вышел из программы ДЛО, то вернуться в нее крайне сложно, почти невозможно…

И все-таки Ольга Георгиевна постаралась помочь супругам-«лекарственным отказникам»: дала помощникам поручение подготовить письмо, сама созвонилась с горздравуправлением — может, найдутся какие-то остатки финансирования, «губернаторские» деньги.

— Пусть «Единая Россия» форсирует принятие закона о детях войны, — напутствовал О. Борзову пришедший к ней на прием последним ветеран труда Александр Дмитриевич. — Ведь нас так мало осталось, а с каждым годом становится все меньше. Надо бережно относиться к людям старшего поколения,  пока мы еще здесь с вами…

Ольга Георгиевна пообещала передать это пожелание в Москву.