Когда власти разного уровня нарушают права граждан, то многие даже не пытаются перенести тяжбу с чиновниками в суд, заранее уверенные в своем поражении. А если и судятся, то явно находятся в неравном положении с властью. Как можно уравнять потенциалы сторон и защитить права людей, рассказал председатель Верховного суда РФ Вячеслав Лебедев, прибывший с рабочим визитом на Дон.

Он участвовал в семинаре-совещании для судей общей юрисдикции «Государство и гражданин. Роль суда в разрешении конфликта по делам, возникающим из публичных правоотношений, и по делам об административных нарушениях», состоявшемся в Ростовском областном суде. Главной темой обсуждения стал вопрос о развитии административной юстиции в России.

Никто не спорит — если процедура спора гражданина с государством станет прозрачной, это пойдет на пользу не только рядовым гражданам, но власти и правосудию, вера в которые весьма пошатнулась в глазах общества. Судя по тем цифрам, которые приводились на семинаре-совещании, 37% респондентов не доверяют ни государству, ни судам. А более 40% считают судейское сообщество одним из самых коррумпированных в России. В первом полугодии нынешнего года суды ЮФО рассмотрели 260 тысяч дел с жалобами граждан на действия чиновников. Не радует и статистика обращений россиян в Европейский суд по правам человека. В 2011 году из 120 дел, рассмотренных против России в Страсбурге, в 33% из них зафиксировано «необеспечение справедливого судебного разбирательства».

С точки зрения самих судей, происходит это еще и потому, что сегодня вопросы защиты нарушенных прав граждан размещены в трех кодексах — уголовном, гражданском и административном. Но гражданский кодекс, например, сам по себе не может регулировать отношения человека и государства. Зато предоставляет широкую возможность для трактовки и разного толкования вопросов защиты прав граждан. Ситуация выглядела бы иначе, если бы был принят закон об административном производстве, внятный и хорошо прописанный, отметили участники семинара-совещания.

Свое мнение на проблему высказал — достаточно откровенно и резко по нынешним временам — председатель Верховного суда РФ Вячеслав Лебедев: «Когда у нас будет закон, который позволит любому гражданину на равных судиться с государством, мы обеспечим реальное развитие гражданского общества — защитим права людей, наведем порядок в среде чиновников, которые должны быть под контролем общества. Однако административная юстиция развивается в России неудовлетворительно, поскольку до сих пор нет законодательной базы для ее нормальной работы. Законопроекты, позволяющие реализовать ее, давно лежат в Госдуме — один 10 лет, другой 7 лет, — но до сих пор не рассмотрены, поскольку есть лица и группы лиц, не желающие развития в стране административной юстиции, которая бы помогла человеку судиться с государством. И удручает то, что у меня нет оппонентов, которые бы выступили против закона об административной юстиции, которые бы сказали: нам не нужен закон, упрощающий споры человека с властью. На словах все соглашаются! Но дело стоит…»

Журналисты живо заинтересовались выступлением председателя Верховного суда РФ и забросали его вопросами.

— Кого Вы подразумевает под «группой лиц», препятствующих принятию закона об административной юстиции? О какой ветви власти речь?

— Я имел в виду всех — и законодательную, и исполнительную, и других… Не лукавьте — вы все прекрасно знаете этих людей, они всем хорошо известны. Кем не принимаются законопроекты, о которых я говорил? Законодателями Государственной Думы. Вы посмотрите, как принимаются у нас законы — лежат без движения годами. Потому я и говорю, что если бы регламент законотворческой деятельности в той же Госдуме и Совете Федераций был бы закреплен Федеральным законом, который бы предписывал рассмотрение поступившего законопроекта в конкретно обозначенный срок — ну, скажем, в течение трех-четырех месяцев, то все было бы по-другому. И мы бы были уверены, что через этот срок наш законопроект будет предложен на рассмотрение в комитеты, потом — на пленарное заседание Госдумы. И я как председатель Верховного суда, инициировавшего законопроект, приду и буду его докладывать. У нас все три ветви власти независимые. Потому, если законопроект не понравится в Госдуме, пусть отклонят его! В этом случае мы продолжим работу над ним, исправляя, дополняя, изменяя, наконец, его концепцию, но в любом случае будем двигаться вперед. Но сегодня этого нет, законопроект лежит — и все. И ничего не поделаешь, поскольку регламент законотворческой деятельности большинством голосов изменен…

— Почему так важно принять законопроект об административной юстиции именно сейчас?

 — А вам разве не хочется, чтобы чиновники не допускали злоупотреблений, чтобы человек был доволен властью? Любая справка, которую надо получить в муниципальном органе, представляет сегодня проблему для людей. Прежде чем добыть необходимый документ, вы так находитесь по кабинетам! И придете к мысли, что решать дело надо по-другому. Что люди вынужденно и делают, разлагая наше общество… А в суд идти не решаются, не осмеливаются бороться с властью. Если бы законопроект был принят, то такие вопросы решались бы через суд. Представьте, если бы каждое судебное решение, вынесенное судом не в пользу чиновника, прикладывалось к его личному делу, то как затруднился бы его карьерный рост! Чиновник, на которого граждане не раз подавали в суд и который каждый раз проигрывал дело, не смел бы надеяться, что пойдет вверх по карьерной лестнице. А у нас все наоборот: чиновник отвратительно работал на одном месте, а его переводят на более высокую должность…

— Как Вы считаете, появится ли в России когда-нибудь такой «неудобный» закон?

— Президент Путин собирается внести законопроект об административном производстве на рассмотрение в Госдуму.

— Вы говорили о необходимости общественной экспертизы в законотворческой деятельности. Что именно Вы имели в виду?

— В условиях Российской Федерации назначить общественную экспертизу можно только законом. Примем такой закон — тогда процедура законотворчества перестанет быть скрытой, келейной, лоббированной. У нас же часто принимаются законы, которые не устраивают часть общества, а порой и все общество, начинаются возмущения. Зачем доводить до этого? Лучше сразу все обсудить и снять все вопросы. Иногда при принятии закона даже нет тайного умысла — принять закон, который бы ущемил какую-то группу лиц. Законодатель всегда хочет, как лучше, но иногда глаза его «замыливаются». И тут важно послушать сторонних людей. Площадкой для обсуждения могут стать Госдума, Общественная палата. Но в любом месте о законопроекте должны иметь право высказаться министерства и ведомства, общественные организации. И не просто высказаться, но и внести свои поправки. Тогда закон будет максимально приближен к реальной жизни.