Ирак является самой опасной страной в мире для журналистов, если судить по количеству случаев их гибели при исполнении профессиональных обязанностей в различных странах за последнее десятилетие. «Обогнали» его только Пакистан и Сирия. Но от этого для журналистов Ирак не стал менее интересным. И когда у нас появился шанс все увидеть своими глазами, мы не могли им не воспользоваться.

Советник Посольства Республики Ирак в России по вопросам образования и культуры господин ­ТУАЙМА Муттаир Хуссейн обещал принять представителя «НВ» в своем московском офисе «в любое время». Обещание он сдержал.

— Господин Туайма, скажите, пожалуйста, чем вызвано ваше желание дать интервью ростовской региональной газете «Наше время?»

— Ничего особенного в этом нет. Мы заинтересованы в контактах с российской прессой, которая работает на достаточно широкую читательскую аудиторию. Дело в том, что сейчас наши страны постепенно возвращаются к отношениям интенсивного и многостороннего сотрудничества, как это было во времена СССР. К сожалению, освещение этого процесса в российских СМИ имеет недостаточный характер. Я могу назвать всего несколько печатных изданий в Москве, которые в последнее время хоть как-то высказались на данную тему. Это на всю огромную Россию. И в этом смысле региональная пресса нас также интересует.

— Насколько мне известно, вы регулярно совершаете поездки в российскую провинцию…

— По программе министерства образования и научных исследований Ирака мы устанавливаем контакты с российскими вузами. Нас приглашают их руководители, мы приезжаем в российские города и с ними встречаемся. Подписываем договоры о сотрудничестве, об иракских студентах, которые будут получать образование в этих вузах.

— Сколько студентов из Ирака на сегодняшний день учится в российских вузах? В каких городах, регионах?

— Практически по всей России, в том числе в Ростове-на-Дону. Их количество — около трех с половиной тысяч человек. Нас в полной мере устраивает качественный потенциал обучения в российских вузах. Российская сторона идет нам навстречу, выделяя по бюджетной квоте 300 мест для студентов из Ирака. Это число превышает те квоты, которые предоставляют для нашей учащейся молодежи другие страны мира. Многие студенты после обучения чувствуют к России привязанность, не теряют установленных здесь контактов. Для некоторых ваша страна становится второй родиной. Скажу также о межвузовских связях с целью обмена опытом. В прошлом году представители более пятидесяти российских вузов посетили Ирак по учебным, научным вопросам. В свою очередь в России побывали восемнадцать наших преподавателей.

— Вы лично бывали в Ростове и нашем регионе?

— Да. Не так давно посетил Южный федеральный университет, а также Южно-Российский технический университет в Новочеркасске. Мы подписали договоры о взаимных контактах.

— А что намечаете в ближайшее время?

— У нас запланированы конференции на базе вузов — в Москве, Ростове-на-Дону, Челябинске, в Мордовии. Также в плане — развитие отношений по линии журналистики между Ираком и Россией.

— В октябре прошлого года в Москве состоялась встреча президента Российской Федерации Владимира Путина с премьер-министром Ирака Нури аль-Малики. Означает ли это новый этап сотрудничества между нашими странами?

— Скажу как представитель своего ведомства. Среди результатов этой встречи – договоренность о повышении квоты на обу­чение иракских студентов. Также возможность для стажировки наших молодых и не только специалистов по энергетическим и неф­тегазовым специальностям.

— Еще не забыта прошлогодняя история с группой российских путешественников-мотоциклистов, которые были задержаны на территории Ирака. Кажется, им даже угрожала смертная казнь…

— Нет, это преувеличение. Но в том, что с ними случилось, эти взрослые люди виноваты сами. Вначале они были остановлены на севере Ирака. К ним приехал российский консул и порекомендовал изменить планы. Они не послушали его и направились по дороге к Багдаду. Потом выяснилось, что визы у них фальшивые. Мотоциклисты были арестованы. Да, какое-то время эти люди провели в некомфортных условиях и лишились своего транспорта. Но потом были отпущены домой. Обо всем этом российские СМИ сообщали. К сожалению, ничего конкретного не было сказано о том, кто хлопотал об освобождении туристов. Я с первого дня был в курсе этой истории, встречался с министром культуры Ирака в Багдаде, просил помочь. К делу подключились влиятельные люди. В результате туристы были освобождены.

— А если приехать в Ирак, соблюдая все международные правила и иракское законодательство? В этом случае гражданину России будет угрожать какая-либо опасность?

— Никакой опасности. Иракцы очень дружелюбные и гостеприимные люди. В древности, как известно, наша страна была одним из центров мировой цивилизации. Города Кербела и Эн-Наджеф, например, постоянно принимают гостей, там проводятся международные фестивали. Туда приезжают паломники со всего мира, религиозные делегации. Всего мы принимаем гостей до десяти тысяч в год. Но пока туристов среди них — меньшинство. Хотя им есть на что посмотреть практически на всей территории Ирака. Совсем недавно наша страна пережила нелегкие военные и политические испытания, но все религиозные конфессии сохранили свои памятники. Организованный туризм из России в Ирак пока не налажен, но думаю, что это дело недалекого будущего. Кстати, уже возобновилось прямое пассажирское авиасообщение между Москвой и Багдадом. Приезжайте к нам в гости как представитель газеты «Наше время». Я уверен, что Вы найдете много интересного материала для публикаций.

— Спасибо за приглашение. Буду собираться в дорогу…