В последнее время все более заметную роль в экономике и социальной сфере южной части постсоветского пространства начинает играть наднациональная структура, получившая название еврорегиона «Донбасс». Очевидно, что подтолкнул ее развитие приход в эту ассоциацию приграничных территорий России и Украины Донецкой и Воронежской областей, после чего число членов еврорегиона удвоилось. Но правильнее, наверное, было бы говорить, что расширение еврорегиона произошло потому, что приграничные территории двух соседних стран почувствовали вкус к интеграции и ощутили реальную практическую пользу от нее.

Так или иначе, а в своем развитии структура сегодня явно получила второе дыхание, став тем необходимым звеном интеграционного механизма, интуитивная необходимость в котором ощущалась в приграничных областях едва ли не все постсоветские годы. Виктор Васильевич ШУБИН — один из активнейших сторонников идеи еврорегиона, почти три года назад, будучи мэром Гуково, закладывавший его фундамент, убежден: именно этот проект позволил восстановить разорванные в ходе всеобщей ломки производственные связи и дал депрессивным угольным территориям шанс найти себя в новой экономической реальности:

— Совсем не случайно именно Гуково, Донецк и Новошахтинск стали инициаторами и проводниками идеи создания еврорегиона «Донбасс». Ведь в первую очередь рыночный каток прошелся как раз по нашим монопрофильным территориям. В данном случае по районам, строго ориентированным на угледобычу. Сходная ситуация сложилась в соседних областях сопредельной с Доном Украины.

—  Сегодня, когда еврорегион «Донбасс» скоро отметит три года с момента своего создания, что дало его появление нашей области? И, в частности, вашему родному Гуково?

—   Получив от правительства статус моногорода, а с ним и подкрепленные материально определенные преференции, мы как бы смогли перевести дух и оглядеться. Сравнить свою ситуацию с ситуацией у соседей, выяснить, в чем нуждаются они, а в чем – мы. И, наконец, понять, чем мы сможем совместно заниматься в условиях становления рынка. При этом решили свои наиболее неотложные проблемы. К примеру, закончили строительство Гуково-Гундоровского водовода.

Импульс получило развитие малого и среднего бизнеса. После создания еврорегиона власть почувствовала: именно средний класс способен двигать реализацию проекта. И для малого и среднего предпринимательства открылись новые горизонты. В городе появился бизнес-инкубатор. И сегодня мы видим, как окреп и набрал силу этот сегмент местной экономики.

—  А если взглянуть шире — на весь Восточный Донбасс? Как здесь создание еврорегиона изменило лицо экономического района?

— Если говорить о пограничных угледобывающих территориях, то разительные перемены произошли в соседнем с Гуково Донецке. Являясь заместителем руководителя совместной российско-украинской рабочей группы по еврорегиону, я сегодня много времени провожу в этом городе. Когда-то Донецк дал первый на Дону пример банкротства — под натиском рынка не устоял Донецкий экскаваторный завод. А сегодня, получив наряду с Гуково статус моногорода, Донецк в рамках еврорегиона создал агротехнопарк. Перепелиная ферма, тепличное хозяйство, овоще­хранилища, консервный завод, предприятие по переработке зерна — недалек день, когда их продукция начнет поступать на рынок еврорегиона. Уже выделены 74 млн. рублей на соответствующую транспортную и коммунальную инфраструктуру. Как только она будет создана, можно будет ждать прихода новых инвесторов — в том числе и из областей — партнеров по ассоциации.

А пока в Донецке на средства украинских инвесторов создается предприятие по производству облицовочной плитки. Оно обещает составить реальную конкуренцию знаменитой шахтинской плитке. Заняла прочные позиции на российском рынке и уже выходит на Европу «Донецкая мануфактура М». Экскаваторный завод, некогда не сумевший вписаться в рынок, сегодня работает над выполнением заказа на полмиллиарда рублей. Ему остро не хватает квалифицированных рабочих. И это в городе, где еще недавно угроза массовой безработицы была более чем реальна.

—  Но в чем же все-таки суть этого объединения? Ведь те же экономические задачи области – партнеры по еврорегиону могли бы решать и самостоятельно.

— Весь вопрос, какой ценой? И в какие сроки? Ведь граница не только разделяет, но и дает новые возможности. И неразумно было бы эти возможности не использовать. Еврорегион «Донбасс» как раз и служит своего рода катализатором интеграционных процессов. С его помощью выстраивается активная линия взаимодействия как внутри ассоциации, так и вне ее, с территориями, входящими в состав других подобных объединений. В частности, с Харьковской и Днепропетровской областями, образующими наряду с Белгородской областью России еврорегион «Слобожанщина». Таким образом, на новом этапе воссоздаются разнообразные экономические, культурные и обычные человеческие связи. Смогли бы мы добиться всего этого, действуя каждый порознь, внутри своих территорий? Сомневаюсь.

—  Недавно в состав еврорегиона «Донбасс» вошла Воронежская область. В общем-то территория не угольная. То есть вышел еврорегион за донбасские рамки. Не размывает ли такое расширение те цели, ради которых весь проект затеивался?

—  Ничуть. Я вообще противник жестких границ между братскими территориями. И считаю, что чем больше сопредельных территорий будут охвачены подобными объединениями, тем проще и зажиточнее станет там жизнь людей, облегчатся условия для бизнеса. Тем скорее, на принципиально новом этапе, разумеется, мы вернемся к производственной кооперации, сулящей немалые преимущества нашим территориям.

—  А какие перспективы сегодня открываются перед еврорегионом «Донбасс»?

— Как вы понимаете, «Донбасс» —  не единственный еврорегион на постсоветском пространстве. Более того: он самый молодой, и при его создании мы внимательно изучали работу той же «Слобожанщины», еврорегиона «Карелия». Учитывался и опыт приграничного сотрудничества областей России и Белоруссии. А после того, как с созданием Таможенного союза более четко обозначились контуры общего рынка и экономического сотрудничества на евразийском пространстве, система еврорегионов обязательно станет важной частью всей структуры ЕврАзЭС.

Через еврорегионы будут легче перераспределять рабочую силу. Так можно будет решить и названную выше проблему со станочниками для экскаваторного завода в Донецке. И это делается уже сегодня: приглашаются станочники из соседних областей Украины. Так же, как и замена и ремонт оборудования на совместных предприятиях: не будь еврорегиона, пришлось бы эти вопросы решать чуть ли не через МИД, как это в свое время собирались сделать в «Гуковугле». Там потребовалось заменить вентилятор на одной из их шахт, расположенных на Украине. Как раз тут и оказался кстати наш еврорегион: обо всем договорились на межобластном уровне… Иными словами, мы видим, как на новом этапе возрождается система разделения труда – более разумная гибкая и эффективная, чем прежде.

Так что проект еврорегиона работает, и польза от его существования очевидна. Все прогнозы и все надежды, возлагавшиеся на этот проект, продолжают оправдываться. Могу сказать, что совсем не случайно первым международным документом, подписанным донским губернатором В. Ю. Голубевым, стало именно соглашение с Луганской областью. То самое, что положило начало еврорегиону «Донбасс». Он, по общему признанию, стал одним из наиболее активных в ряду четырех российско-украинских еврорегионов и превратился сегодня, после своего расширения, в ключевое звено механизма ускорения интеграционных процессов.