Вчера Ростовская область получила новый бюджет. Донской парламент голосами проправительственного большинства принял соответствующий закон. И это можно без преувеличения считать главным итогом вчерашнего пленарного заседания Законодательного собрания.




Надо сказать, ко второму чтению проект бюджета претерпел существенные изменения. Несколько выросли доходы. В 2014 году они запланированы в сумме 126,5 млрд. рублей — на 2,4 млрд. выше первоначального варианта. Что касается расходов, то они увеличились значительно — сразу на 10,5 млрд. И теперь их величина должна будет составить 138,8 млрд. Разумеется, сразу подскочил и дефицит: 12,3 млрд. против первоначальных 4 млрд. Согласитесь, разница более чем впечатляющая.

И вполне естественно, что у части депутатов такой рост вызвал тревогу. По всему чувствовалось: споры вокруг бюджета начались задолго до выхода на парламентскую трибуну заместителя губернатора — министра финансов области Лилии Федотовой. Не утихли они и в зале заседаний. То, что оппозиция не согласится с предложенным ей вариантом бюджета, было ясно заранее.

Обстоятельный разбор законопроекта, сделанный коммунистом Игорем Беляевым, отличался деловитостью и тщательностью. Депутат точно подметил уязвимые места законопроекта, которые, если не обратить на них внимание, могут составить угрозу для финансового, а следовательно, и для социально-экономического благополучия области.

Среди таких угроз — лавинообразный рост дефицита и рост государственного долга области. Они вполне могут заявить о себе в случае изменения финансовой конъюнктуры.

Характерно, что выступления и депутата Беляева, и руководителя фракции «Справедливой России» Сергея Косинова вовсе не были так безудержно идеологизированы, как спичи оппозиционных ораторов прошлого созыва. Похоже, многопартийность начинает-таки конструктивно заявлять о себе... Нечего и говорить, как от этого выиграла дискуссия. Она как бы приобрела нерв. Не путать с нервозностью.

Споры депутатские стали сегодня… более осмысленными, что ли, более деловыми. Сегодня очевидно, что в своем беспокойстве донские парламентарии безотносительно их партийной принадлежности едины. И понимаешь депутата- «единоросса» Адама Батажева, когда он поднимает вопрос о финансовом давлении области на Ростов и выражает озабоченность упорным невключением в бюджет статей по финансированию строительства двух новых корпусов на территории ЦГБ. Может, оттого, что сегодня приоритет в ущерб социальным объектам отдается спортивным сооружениям, связанным с грядущим мундиалем?

Все куда проще, считает губернатор. По мнению Василия Голубева, дело упирается исключительно в отсутствие должным образом выполненных проектов. А без проектно-сметной документации какое может быть финансирование?

— Немало примеров того, когда выделенные финансовые средства вовремя не осваиваются, — обозначил едва ли не главную сегодняшнюю беду губернатор. И добавил:

— Недавно мною было принято решение о перераспределении средств. Деньги забрали у тех территорий, которые их не освоили, и передали туда, где они, очевидно, нужнее, и где будет от них практическая польза...

Что ж, и такое отношение на местах к получаемым средствам тоже создает угрозу финансовому равновесию. И не случайно тема неосвоения средств постоянно звучала в процессе работы на бюджетом. Ведь на трудные времена сослаться легче всего. Гораздо сложнее противопоставить трудностям грамотные решения и упорство в достижении цели.

— При работе над бюджетом учитывалась необходимость сохранить его социальную направленность. Ради этого мы пошли и на рост расходов, и на связанный с ним рост дефицита. Мы хотели не просто добиться сохранения действующих льгот и социальных выплат, но и предусмотреть возможность их последующей индексации... — так пояснил суть бюджетной стратегии власти на недавней встрече с журналистами «Нашего времени» председатель Законодательного собрания области Виктор Дерябкин. Встреча эта проходила как раз на финише работы над бюджетным законопроектом

Иными словами, власть — как исполнительная, так и законодательная, образно говоря, сознает что почем. И готова заплатить вполне определенную цену за достижение поставленных целей. Понятно, что цена эта не беспредельна. Оттого и нуждается нынешний бюджетный процесс, рассчитанный на весьма ответственные предстоящие три года, в постоянном пристальном и жестком контроле. Тогда и бюджет-трехлетку удастся выполнить, как намечено. Соблюсти положительную динамику доходов и свести на нет бюджетный дефицит.

Но повторим: это при условии строжайшей финансовой дисциплины.