На исходе зимы на Ростов вновь просыпался снег. А вместе с ним в южной столице неожиданно объявился опальный президент Украины Виктор Федорович Янукович.

Возник, можно сказать, из недельного небытия. Как он сам заметил, «вполне живой». Хотя заметно похудевший и осунувшийся. Таким и предстал перед российскими и иностранными журналистами. Объяснил: Ростовская область, где живет его близкий друг, стала для него местом временного убежища. И это само по себе составило настоящую сенсацию двух последних дней зимы 2014 года.

BAM_0944.JPG

Правда, сенсацию единственную, потому что часовая пресс-конференция В. Януковича, которую он провел в пятницу вечером в ростовском конгрессно-выставочном центре «ВертолЭкспо», ничего особо нового к тому, что мы уже знаем об украинской драме, не добавила. Хотя при отсутствии у журналистов завышенных ожиданий сама по себе интерес вызвала. Вероятно, ее организаторы предчувствовали подобное двойственное отношение прессы, оттого и сделали все от них зависящее, чтобы журналистский интерес подогреть.

До последнего момента сохранялась неясность с местом встречи В. Януковича с журналистами. Простая процедура аккредитации по своей конспиративности приблизилась к проверке мандатов делегатов какого-нибудь нелегального большевистского съезда революционной поры. А досмотр непосредственно перед входом в «ВертоЭкспо» проходил, что называется, «по ВИП-программе» и отличался такой дотошностью, что задолго до начала пресс-конференции у ворот экспоцентра образовалась внушительная очередь из пишущих, говорящих и снимающих. Очередь по плотности оказалась вполне сопоставима с той, что можно наблюдать у входа в Кремль в дни президентских мероприятий. Пустили, однако, не всех, а тем, кого пустили, настойчиво порекомендовали избавиться от всего лишнего. Скажем, одного из коллег попросили выбросить… яблоко. Не иначе, из опасений, что тот захочет метнуть фрукт куда не надо…

Прознав накануне вечером о грядущем событии, на берега Тихого Дона слетелось более сотни российских и зарубежных корреспондентов. Ростовских журналистов было немного, но все основные СМИ южной столицы оказались представлены. Как ни странно, но обратился Янукович отнюдь не к прессе. «Уважаемых журналистов» он помянул лишь во вторых строках своего заявления. На первом месте почему-то оказались «уважаемые телезрители». Впрочем, простим ему это: и переволновался изрядно и, подобно многим сегодняшним политикам, иных СМИ, кроме ТВ, похоже, не знает…

Что примечательно, так это то, оказавшись за пределами своей страны, В. Янукович стал, наконец, давать четкие оценки как украинским событиям, так и их персоналиям. Ну, и свою вину в печальном развитии ситуации признал — хотя и не без оговорок. Попросил прощения и у народа, и у брошенных им на произвол судьбы и майдана бойцов «Беркута». У последних, правда, не сразу — как ни подвигали его к тому своими вопросами журналисты. И западных партнеров с их гарантиями назвал так, как они того заслуживают, — безответственными политиками и циничными обманщиками. А тем, кто правит нынче бал в Киеве, дал недвусмысленное определение: националистические, бандеровские и профашистские подонки.

К остальным же «детям майдана», занявшим сегодня посты в наспех сколоченном правительстве, предпочел обратиться с прочувствованным увещеванием:

— Уже сейчас конец ясен: никогда народ Украины не согласится с вами жить в такой стране. Уйдите и не допускайте еще большего беззакония и горя...

BAM_1010.JPG

Конечно, Янукович политик, пусть и не слишком удачный. И профессия обязывает говорить на определенном языке. Но нам-то с вами вещи и людей позволено называть своими именами, выражаясь попроще. Налицо жестокий факт: эти такие все из себя суперевропейские господа, провозгласив борьбу за идеалы демократии, выступили плечом к плечу с ее злейшими врагами — фашистами. А с такими, кем бы они ни представлялись, у нас в России никогда ни один приличный человек на одном гектаре не приземлится. Уж извините…

Да и так ли они «нежны и удивительны», те, к кому Янукович обратил из Ростова свои трогательные слова? Вон новоиспеченный премьер Яценюк обещает свергнутому им президенту обеспечить гарантии безопасности. Но —  в тюремной камере… Согласитесь: звучит довольно цинично. Хотя и не удивляет. Лишь подтверждает: украинский майдан растоптал соглашение, заключенное с президентом 21 февраля, не дав даже просохнуть чернилам, которыми его подписали. А европейские гаранты по ту сторону западной границы страны гарантируют сегодня лишь то, что ничего не гарантируют. Кроме собственной выгоды, разумеется.

По большому счету, нас сейчас не слишком волнует, кто, сколько и каким образом на Украине воровал. Кто и в чем больше виноват. Это внутреннее дело самих украинцев. Вот пусть сами и разбираются. Но не ценой крови и страданий соотечественников. Не ценой обожествления фашиста Бандеры. В этом смысле заключенное 21 февраля соглашение еще может составить основу для поиска выхода из украинского тупика. Вернуться к тому, что «давало какую-то надежду», призвал в Ростове В. Янукович. Эту позицию сегодня разделяет и российская дипломатия.

Увы, далеко не все ответы украинского президента звучали столь определенно. От одного Янукович не слишком виртуозно уходил —  к примеру, начисто отрицал наличие у него зарубежных счетов. И это как раз в то время, как было объявлено об их аресте в банках Швейцарии и Лихтенштейна... Другое топил в многословии. Так, долго и подробно описывал свои странствия по охваченной мятежом Украине. Столь же речист и бессодержателен был в описании своего отношения к Юлии Тимошенко. Или в ответе на вопрос, как дошла Украина до преддефолтного состояния… На третье давал неполный ответ. В частности, повис в воздухе вопрос, который задавали многие коллеги —  от «России-1» и Рейтера до «Нашего времени»: чего он ждет сегодня от России?

Россия, по оценке Януковича, «стратегический партнер, была им, есть и будет, в силу разных обстоятельств — экономических, в силу исторических связей и так далее». И действовать Россия имеет право в рамках тех соглашений, которые заключены у нее с Украиной.

Согласитесь, достаточно расплывчато. Поэтому следующий пассаж не может не удивлять:

—  Я считаю, что Россия должна и обязана действовать. И, зная характер Владимира Владимировича Путина, я удивляюсь, почему он так до сих пор сдержан, молчит. Это вопрос…

Если учесть, что с программой мер по урегулированию кризиса: реформа Конституции, выборы Верховной Рады, президентские выборы —  украинский президент, можно сказать, опоздал, то так и остается непонятным, какие шаги он хотел бы видеть со стороны России. А ведь, коль скоро В. Янукович оказался на российской земле и здесь сделал далеко идущее заявление о готовности «продолжить борьбу за будущее Украины против тех, кто страхом и террором пытается оседлать ее», совсем не лишне было бы знать, какие надежды он возлагает на «стратегического партнера» своей страны.

Впрочем, сегодня видеть Россию в качестве стратегического партнера желают даже господа из Киева. Мол, коль обещали деньги, так давайте. Соглашения надо выполнять… Странный, надо сказать, призыв, если учесть их собственное отношение к договоренностям.

Но бог с ними —  явными «калифами на час». У ростовской материализации Януковича при всем грустном ее характере есть один очевидный плюс. Позиционировав себя как законно избранного и не ушедшего в отставку главу государства, он лишь упрочил сомнения в легитимности нынешнего «майданного» режима в Киеве. Появились аргументы для рассмотрения вопроса о власти в международных судах. А прения, пусть и судебные, всегда лучше стрельбы на улицах…

Сам же Янукович при всем при том, что его по-человечески жаль, — это уходящая натура. Политик, списанный собственным безволием историей в тираж. Не станем заблуждаться насчет любви украинского народа к своему президенту. Но нам и незачем приветствовать его свержение. Каким бы неудачным руководителем для своей страны Янукович ни являлся, кровавым тираном он не был. Свергать же позволено только тиранов. Все остальное — только в рамках конституционного поля. На выборах или в ходе процедуры импичмента.

BAM_1105.JPG

— Будь я сейчас на Украине — поклонился бы каждому. Уверен, что для нынешней власти не существует украинский народ, для него он лишь щепки. Правда обязательно придет и она обязательно восторжествует…

Произнеся эти слова, Виктор Янукович покинул зал, где проходила пресс-конференция. На столе осталась лишь сломанная им в приступе смятения шариковая ручка. Пустое кресло и сразу четыре желто-голубых флага позади – как символы сегодняшней, остающейся без легитимной власти и готовой расколоться Украины.