Заметки с ежегодной пресс-конференции президента России

К журналистам Владимир Путин не опаздывает. Это такой же факт, как и известные задержки российского президента с прибытием на другие встречи – в том числе и с мировыми лидерами. Те опоздания почему-то вызывают умиление у коллег-журналистов. Но оно, скорее, от приятного осознания некой исключительности, которой каждый из них объясняет себе президентский респект журналистам. 


Про центнеры и километры

Как бы то ни было, а ровно в полдень 23 декабря Путин под заранее записанные фанфары (музыку явно стоило бы подобрать поблагозвучнее) предстал перед десятками теле– и фотообъективов и полутора тысячами пар пытливых журналистских глаз. Местом большой президентской пресс-конференции, как и все последние годы, стал зал столичного Центра международной торговли на Красной Пресне. Не самый удобный с точки зрения журналистов, но, видимо, устраивающий главу государства и, что немаловажно, его охрану.

К чести организаторов этого знакового действа следует сказать, что они стараются нивелировать несовершенства этого изначально не предназначенного для столь масштабных мероприятий места. Что требует и усилий, и времени на подготовку ежегодных путинских пресс-конференций. А на них с каждым разом прибывает все больше народу. Вот и на эту встречу Путина с прессой аккредитовались 1437 человек. Даже если учесть, что в связи  с переносом ее на сутки минимум сотни человек в зале недосчитались, это все равно можно считать очередным рекордом из серии тех, что так восхищают наших медийных гуру.

Готовиться к этой пресс-конференции, 12-й по счету, начали загодя. Дней за десять до «времени Ч» ТВ провело информационную артподготовку, пообещав ответы на все вопросы. А в течение недели непосредственно в ЦМТ, не прекращаясь, шла подготовка технических средств. Только в зале разместили 35 тонн оборудования и декораций: огромные полиэкраны, мощные усилители, выгородки…Протянули несколько километров проводов. Не всякий звездный концерт может похвастаться такой машинерией.

Сходство с концертом усиливали и пульты управления в зале и за подиумом. Так, для освещения применялись динамические фонари с дистанционно управляемыми лучами. Их, как правило, используют на концертах рок-звезд мирового класса. Установили больше сотни софитов – в основном светодиодных. И экономично, и не слепит глаза ни первому лицу, ни аудитории.

Тут же поставили полтора десятка стационарных камер. А еще в зале имелось не меньше десяти радиомикрофонов. Их проворные сотрудники в считанные секунды подносили прямиком к задающему вопрос. Два таких микрофона были у президента. Один – дублирующий. Для подстраховки на случай внезапной поломки основного. К слову, и этим приемом тоже пользуются многие артисты.

Если продолжать идти «тропой рекордов», то, наверное, можно было бы упомянуть все, что  выпила и поглотила в буфете оголодавшая спозаранку журналистская братия. Все эти ведра чая и кофе и центнеры бутербродов. Хотя, на мой взгляд, здесь особых изысков не отмечалось. Меню, по сравнению с прошлыми годами, не блистало разнообразием. Кризис все-таки, опять же санкции продлили аккурат накануне… Хотя столичных коллег и привели в восторг хачапури с осетинскими пирогами. Что можно посчитать известным триумфом политики импортозамещения.

Пресс-конвергенция

Как и год назад, В. Путин снова решил обойтись без традиционного вступительного слова. Сразу перешел в диалогу с журналистами. Ход просчитанный: ведь все, что хочешь сказать, можно сказать и в процессе ответов на вопросы. Особенно, если вопросы эти задаст кто-нибудь из кремлевского пула.

И такой человек отыскался: пресс-секретарь президента Дмитрий Песков предоставил слово одному из пуловских старейшин – корреспонденту «Маяка» Валерию Сапфирову. А тот, конечно, попросил обрисовать состояние российской экономики. Вопрос не только закономерный – в самом деле, чем еще открывать большую президентскую пресс-конференцию? – но и явно приятный главе государства. Сегодня и санкции явно не достигают цели, лишь усугубив кризисные явления у самих их авторов, и с курсом национальной валюты дела обстоят далеко не печально. Прогнозы на выправление ситуации в ближайшие два года, сделанные президентом в «турбулентном» декабре 2014 года, выходит, сбываются.

Не стану гадать, верил ли тогда Путин в то, что говорил под грохот лавины экономического обвала. Но убежден в другом: он знал, что не достичь цели не вправе. А значит, надо сделать все возможное и невозможное, но нужный результат получить. И вот результат получен:

–  В этой связи можно сказать, что в целом мы двигаемся в рамках плана, который был предъявлен обществу. Он реализуется и реализуется со знаком плюс в целом…

Подобное схождение идеи и практического результата  по-научному еще зовется конвергенцией. Обещаю, что это будет последний «умный» термин в данном материале. Но ведь приятный же… 

Вот и президент говорил об экономике явно не без удовольствия. Отвечал спокойно и даже как-то расслабленно. Валовой внутренний продукт от прошлогоднего почти 4-процентного спада движется вверх, к точке перегиба, обещая минус всего в 0,6 %. Зато рост в 4 % показывают многие отрасли реального сектора экономики. Сокращается отток капитала – еще один симптом наступающей стабилизации. Рекордно высок собранный урожай. И столь же рекордным, но низким – где-то 5,5 % – оказался уровень инфляции.

Безмолвный митинг

По мере того, как пресс-конференция набирала ход, обнаруживалось своего рода разделение труда между президентом и его пресс-секретарем. Если  Д. Песков давал слово, в основном, хорошо знакомым ему представителям кремлевского пула, то В. Путин присматривался к самодельным плакатам над головами журналистской братии. 

Традиции изготовления таких плакатов, единственная цель которых – привлечь внимание и получить возможность задать свой вопрос, восходит еще к первым президентским пресс-конференциям. Тогда вопрос, лозунг, призыв наскоро писались шариковой ручкой на презентованных пресс-службой главы государства больших календарях. Со временем все это стали готовить заранее и привозить с собой, поражая присутствующих изобретательностью и разнообразием сюжетов. 

В этот раз на одном цветном панно присутствовал даже сам президент в образе Супермена и надписью, сообщавшей, что «Путин – это космос». Путин, однако, на такой явный подхалимаж не среагировал. На других красовались просто лозунги: «Срок за шлепок!» (это о язвах ювенальной юстиции), «Есть вежливый вопрос!»,  «Шахматы», «Одаренные дети» и даже…«Татары».

Последний привлек внимание Путина:

– Здесь написано «татары»… Куда мы без татар… В чем проблема?

Журналистку, оказывается, волновала тема проблемных банков. Что вызвало веселое удивление главы государства:

– Причем здесь татары? Хитрая какая…

Но свой ответ растолковал. Суть его свелась к тому, что банки всякие нужны. И их должно быть больше – хороших  и разных.

А вот кортики морским офицерам запаса, как то год назад было обещано моему коллеге – севастопольцу Сергею Горбачеву, до сих пор не вернули. О чем Сергей, вновь прибывший на пресс-конференцию в полном облачении капитана первого ранга, не преминул напомнить Верховному главнокомандующему, подняв над головой соответствующий плакат. Не знаю, но мне почему-то кажется, что напоминание это до адресата дошло.

А плакаты все вздымались вверх. Множество плакатов… Тысячная аудитория принималась размахивать ими, как только чувствовала, что Путин заканчивает с очередным ответом. Нарушая, к неудовольствию телеоператоров, гармонию картинки. Чем-то это напоминало демонстрацию, безмолвный митинг. Который, впрочем, к концу пресс-конференции перестал быть таковым: народ перешел в отчаянную атаку, не жалея глоток и явно соревнуясь, кто громче заявит о себе. Говорят, некоторые впечатлительные девушки, потерпев фиаско с вопросом, потом рыдали у лестницы. И всерьез уверяли, что дома от них теперь отвернутся.

Каков вопрос…

Характерная черта этой пресс-конференции – полное отсутствие идиотских вопросов про кошечек-собачек и любимые котлеты вкупе с неуклюжими попытками сватовства к «самому замечательному жениху России». С первых же минут у главы государства выстроился серьезный и уважительный диалог с прессой. Диалог информативный – за что, вероятно, Путин и ценит такое ежегодное общение.

И еще одно, что отличало нынешний разговор президента с прессой. В нем снова стала преобладать внутриполитическая тематика. От Путина не только ждали ответы по наболевшим вопросам нашего бытия, но и ставили их перед ним. Не требуя немедленного ответа, в расчете на то, что власть задумается и сделает выводы. Давали, так сказать, информацию к размышлению. Коррупция и отношения с элитой, вертикаль власти и принципы федерализма, принятие решений и их исполнение, экология и так потрепавшая нервы в уходящем году проблема допинга… Журналистку пензенской «молодежки» всерьез обеспокоили болячки пенсионной системы. Казалось бы: где молодежь, а где пенсии… Но право же, понятно. И хорошо. Потому что поколение, которое не задумывается над своим будущим, потеряно для страны.

Из ответа президента на вопрос, связанный с недавней иркутской трагедией, стало ясно, что Путин воспринял ее очень по-личному. Так же, как и гибель в прошлый понедельник российского посла в Турции Андрея Карлова, с работой которого был хорошо знаком. И тогда чувствовалось, что глава государства у нас – это не только функция и уж тем более не робот, как предположил автор одного из вопросов, но и человек. Чем и силен. 

Ну а внешнеполитическую тему обозначали в этот раз преимущественно иностранцы. Причем повторяли то, что уже говорили в прошлые годы. Так, поляк, явно на что-то намекая, требовал вернуть обломки самолета их президента, разбившегося шесть с половиной лет назад под Смоленском. Соответственно, и ответ был тем, что и прежде:

– Послушайте, все же ясно… Чего спекулировать? Трагедия страшная. Мы сделали все, чтобы расследовать это… Не надо использовать это для нагнетания в межгосударственных отношениях, вот и все…

И Роман Цимбалюк из украинского агентства УНИАН не блеснул оригинальностью. Как всегда, потея и дрожа от собственной дерзости, сформулировал, на его взгляд, зубодробительный вопрос:

– Понимаете ли вы, что, если когда-то уйдете на пенсию, русские останутся для украинцев оккупантами?

И получил:

– Хорошо было бы добиться того, чтобы на Донбассе украинскую армию не считали оккупантами в своей собственной стране. Вот о чем нужно думать…

Напросился, в общем. И заработал, на мой взгляд, один из лучших президентских ответов на этой пресс-конференции. За что Роману отдельное спасибо.

Другой неслабый ответ прозвучал в диалоге с американцем Натаном Ходжем из «Уолл-стрит джорнэл». Тот поинтересовался на предмет досрочных выборов президента. На что услышал развеселившее всех:

– Какой страны?

А уже дальше пошел хорошо аргументированный разговор о ядерной триаде и о неизбежности сотрудничества великих держав в нынешнем стремительно меняющемся мире. Благо уходящий год не раз ставил политиков перед такой необходимостью. Вывод президента:

– Российская Федерация сегодня сильнее любого – внимание! – потенциального агрессора…

Новый год и новый день

К середине четвертого часа пресс-конференции, кажется, всем всё уже стало ясно. Как говаривалось прежде, «цели определены, задачи ясны». Остался лишь журналист «Блокнота», которому позарез нужно было выяснить, какую ошибку Путин считает самой большой за все время своего президентства.

Однако если знать Путина, такой вопрос можно было бы и не задавать. Не в правилах президента публично посыпать голову пеплом и тем более устраивать подобие душевного стриптиза. Это я понял еще в конце первого президентского срока Путина, когда он на такой же многочасовой пресс-конференции подводил итоги деятельности своей администрации.

С тех пор ситуация не раз менялась. Мир продолжал обновляться, двигаясь от кризиса к кризису. И не всегда эти обновления несли благо. До последнего продолжает собирать жертвы и нынешний год – пусть и поворотный для нашей страны, но очень уж жестокий. Вот и эти строки пишу под печальные новости с экрана телевизора: в Сочи разбился наш военно-транспортный Ту-154, летевший в Сирию. Погибло множество прекрасных людей. А сколько их ушло ранее в этом году…

Затянувшийся на два года кризис еще не преодолен – как бы того ни хотелось каждому из нас. Это чувствуешь даже в благополучной столице. Неподалеку от Центра международной торговли как стояло, так и стоит уже два года недостроенным некое круглое здание. И таких по Москве не одно. А что лучше состояния стройкомплекса характеризует ситуацию в экономике? 

Но сама атмосфера разговора с президентом подсказывает: что-то сдвинулось, и долгая депрессивная ночь на исходе. А новый год принесет и новый день.

Фото с сайта www.kremlin.ru