Многократная чемпионка страны по конкуру знаменитая донская наездница Наталья Симония при её авторитете и  заслугах  может выбирать себе лошадей самых престижнейших пород в мире. Но отдаёт предпочтение отечественным скакунам будённовской породы.

Причём любит выступать на питомцах совсем небольшой конефермы из села Развильное Песчанокопского района.

— Всё началось с  жеребца Грома,  ставшего нашей живой визитной карточкой, — рассказывает хозяин фермы Александр Бородин. — С тех самых пор крепко подружились с Наташей и ее не менее знаменитым мужем Харламом. Теперь она выступает на нашем же Аквамарине и не скрывает настоящего восторга от него. И выбор, и такой отзыв абсолютной чемпионки страны, как говорится, дорогого стоят…

О лошадях и конном деле Александр Иванович готов говорить сутками, хотя занимается серьезно этим самым конным делом  лишь с конца 2006 года. По образованию-то он — агроном. Окончил в своё время Сальский сельхозтехникум, потом учился в Краснодарском институте сельского хозяйства. Диплом защищал в уже Персиановском институте, где довелось завершать учёбу заочно, работая  рядовым агрономом. Трудился затем на весьма ответственных должностях. С первой половины пасмурных 90-х года фермерствовал, хлеб растил на 110 гектарах своей земли. В последние годы работает исполнительным директором агрокомплекса «Развильное». Во все времена не расставался Бородин с мечтой о собственных лошадях. Ведь ещё его прадеды, как подавляющее большинство жителей Дона в старину, имели своих лошадей. В семье вообще с незапамятных времен хранилось самое доброе отношение к этим умным трудолюбивым животным. Вот и всё детство прошло среди лошадей в селе Васильевка Целинского района, где имелось коневодческое хозяйство. В общем, лошади Александру Ивановичу Бородину фактически были «на роду написаны».

— Базу для конефермы я смог приобрести, когда начали распродавать остатки местного некогда мощного и богатого колхоза имени 1-го Мая. «Заплеменил» новое хозяйство, завёл чистокровных производителей. Первые были из Рязани с её единственным в стране институте коневодства, потом уже обзавелись собственными. Есть у нас и донская порода. Есть даже потомки легендарного жеребца Анилина и кони из кубанского конезавода «Восход», чьи скакуны еще в СССР считались самыми резвыми в стране. Повезло мне изрядно с соратниками-единомышленниками. Старший конюх, например, Вячеслав Михайлович Плациндра,  с детства занимается лошадьми, конным спортом. Выступал и в конкуре, и в гладких скачках. Специалист высочайшей категории. Его сын Михаил — действующий жокей, тоже работает на ферме. Здесь они держат и собственных лошадей…

Когда мы подъезжаем на хозяйской «Ниве» к пасущемуся на прибрежном лугу табуну, навстречу со всех своих четырех ног мчится рыжая молодая кобылка. Она первой получает припасённое Бородиным лакомство- кусочек рафинада. Не прочь его отведать и заволновавшееся большинство конского «электората», только несмышленые  жеребята опасливо прячутся за своих гривастых мам.

Почти дотемна с искренним интересом знакомлюсь с лошадиным царством. К лошадям ведь и у меня особое отношение. Мой дед по отцу — потомственный казак Тихон Иванов — когда-то держал их в своём хозяйстве. И просто рабочих, и строевых, как это было заведено на Дону.

«Выпусников» конефермы из села Развильное сегодня можно видеть в Москве, Нижнем Новгороде, Орловской области, Челябинске. Репутация у них всех — отменная. Например, авторитетная москвичка Елена Кочеткова готовится выступать в конкуре  на приобретённом здесь… мерине. На ферме почти десять лет «служил» он простым работягой, да вот  оказался пригоден для более славных дел.

Конкурных лошадей растят до определенного «товарного» возраста. Реализация их, по словам Бородина, — вовсе не главная цель хозяйства. Реальной выгоды эта деятельность ему не приносит. Конное дело вообще весьма хлопотно и затратно. Даже при том, что кормовые проблемы  лошадиного поголовья  полностью решает фермерское хозяйство Александра Ивановича.

— Требуются немалые средства. На регистрацию жеребят, пакет документов скаковых лошадей, ветеринарию, транспортировку на соревнования и обратно, участие в них, — объясняет Бородин. — Хорошо ещё, есть у нас удобный собственный автомобиль — «коневозка». Затраты, конечно, большие. Но ферма «затевалась» вовсе не для получения  неких суперприбылей. Спасибо, ещё случающиеся убытки невелики. Кстати, называют часто конное дело неким образом жизни. Может, у кого так и есть. Мне же общение с конём дарит удивительное состояние души. И ещё — уверенность в будущем.