С константиновским фермером Валерием Бирюковым я знакома еще с советских времен, когда Валерий Иванович сначала работал экономистом, а потом возглавлял партийную организацию здешнего колхоза «Ленинский путь» — одного из передовых по тем временам хозяйств в Константиновском районе.

Журналистские дороги нас часто сводили. У Валерия, имеющего высшее экономическое образование, всегда можно было проконсультироваться нашему брату-журналисту по проблемным вопросам развития села. Тем более что точка зрения Бирюкова не так часто совпадала с «генеральной линией» партии.

В годы перестройки Валерий принял для себя непростое решение уйти в фермеры. Что здесь сложного, подумаете вы, в то время многие сделали подобный шаг. Бирюков, как он и сегодня говорит, со своим экономическим подходом к делу никаких иллюзий не питал. Заранее просчитал все плюсы и минусы фермерского движения. Но «Ленинский путь» с приходом нового руководства приказал долго жить. Колхозники в одночасье могли остаться у разбитого корыта. А он все-таки мог сделать так, чтобы десятки его земляков, впрочем, как и он сам, могли получить работу.

Сегодня фермерское хозяйство Бирюкова располагает двумя с половиной тысячами гектаров земли. Считается оно одним из крепких и стабильных в районе. Работают в нем 15 человек. Хотя не так давно и количество пашни, и работников было большим.

— За прошедшее с 1998 года время, тогда образовалось хозяйство, — говорит Бирюков, — мы пережили и объединение, и разъединение. Но основной костяк коллектива остался. Хотя проблема с кадрами на селе по-прежнему стоит остро.

— А как ей не стоять, — продолжает он, — если резко упал престиж сельскохозяйственных профессий. Как это ни странно, но при существующей безработице мы испытываем острый дефицит механизаторов. Молодые ребята не хотят оставаться на селе, ведь работа здесь не из легких. А молодежь, не без участия телепропаганды, хочет все и сразу.

По мнению Валерия Ивановича, у нашего государства нет четкой программы развития села.

— А если и принимаются различные решения, то они в своем большинстве не доводятся до конца, — говорит фермер. — Сегодня у нас сложилось впечатление, что основная ставка делается на агрохолдинги. Но мы ведь это уже проходили в недалеком прошлом. Только назывались эти формы хозяйствования колхозами и сов­хозами. Было обезличивание всего и вся. У агрохолдингов один принцип: пришел, посеял, убрал, увез. Руководитель находится где-то далеко. Часто его рядовые работники и в лицо не знают. Главная цель — получение прибыли. Мы тоже работаем на прибыль, но стараемся не забывать об интересах людей. Помогаем им в разных жизненных ситуациях, потому что живем рядом и знаем горести и радости каждого.

— Выходит, холдинги не нужны? — засомневалась я.

— Нужны разные формы хозяйствования, — уточнил Валерий Иванович. — Только одним бизнесом мы село не поднимем. Поддерживать необходимо и мелких, и средних фермеров. И не словами, а конкретными делами. Вот часто фермерам ставят в упрек то, что они не занимаются животноводством.

Но давайте будем откровенными. Разве была продумана до конца программа по кредитованию личных подсобных хозяйств, занимающихся разведением свиней? Получил крестьянин кредит, набрал поросят, вырастил. А куда девать продукцию? Мясокомбинаты завалены импортным мясом. А тут еще африканская чума свиней. Говорят, а вы выращивайте крупный рогатый скот. Но и с его реализацией проблем не меньше. То же молоко девать некуда. Создается впечатление, что от различных программ развития села веет лишь кампанейщиной. Они должны продумываться до мелочей, чтобы человек не оказался у разбитого корыта. Государству стоит субсидировать поддержку на минимуме. Просчитать экономические показатели, определенный процент рентабельности и, конечно, гарантировать цену реализации продукции.

Гарантированная цена — самая наболевшая сегодня проблема. Крестьянин будет заниматься выращиванием сельхозпродукции, если ему это будет выгодно.

— Это касается как животноводства, так и растениеводства, — убежден Бирюков. — Вот «Наше время» недавно опубликовало Обращение Зернового Союза сельхозпроизводителей Ростовской области. Мы можем подписаться под каждым словом. Все правильно. Только очень хочется, чтобы эти хорошие мысли не остались на бумаге, а были подкреплены реальными действиями.

В фермерском хозяйстве Бирюкова уже началась жатва. Первые скошенные гектары озимой пшеницы дали неплохую для нынешнего года урожайность: где-то около 40 центнеров с гектара.

— Первые тонны зерна четвертого класса мы уже отвезли на ближайший элеватор по цене три семьдесят за килограмм, — сказал Валерий Иванович. — А если отсюда минусовать транспортные расходы, то останется три сорок — три пятьдесят. Но даже такая цена в массовую жатву хлебов разве удержится? В прошлом году она была гораздо меньше.

По мнению Бирюкова, государство должно гарантировать закупочную цену на зерно, чтобы сельхозпроизводители могли заранее рассчитать эффективность выращивания той или иной культуры. Сегодня приходится практически работать вслепую. И часто доходы не окупают расходы.

— Пора навести порядок и с сертификацией зерна, — говорит фермер. — Получается, на каждом элеваторе свои параметры качества. На одном оно может быть принято как продовольственное, на другом — как фуражное. Эти «двойные стандарты» выгодны только посредникам. Должен быть создан единый государственный центр. И выданный им сертификат считаться действительным документом на всех пунктах приемки продукции.

Наш разговор на «фазенде» фермера был долгим. К нему подключалось все большее число участников. Нерешенных вопросов много. Волнуют они селян.

Да и ливень прошел с утра, и вся техника, как и люди, были вынуждены «отдыхать».

Стоял на приколе и новенький комбайн «ACROS-530».

— Этот комбайн мы недавно приобрели по программе льготного кредитования, — сказал Бирюков. — Вот в вопросах приобретения сельхозтехники в нашей области существует реальная продуманная поддержка. Таких шагов от государства ждем и в решении других проблем…