В Волгодонском районе свиней практически не осталось: с 8,5 тысяч  голов число животных сократилось до двух тысяч. И те — поросята, до нового года дорастят их в личных подсобных хозяйствах — и баста. Объявляется технический перерыв: на год, а то и более, в зависимости от того, как эпизоотическая обстановка сложится.

Так что проедешь по хуторам и станицам из края в край, редко  в каком дворе визг поросячий услышишь. Здесь не бушевала «африканка». Она прошла стороной, наделала беды соседям. Но некоторые населенные пункты района попали во вторую угрожаемую зону, там поголовье пришлось ликвидировать. Местные власти решили не ждать, когда АЧС и к ним нагрянет, а призвали крестьян  ликвидировать поголовье и заняться выращиванием другой живности. Причем по этому пути пошли и коллективные, и личные подсобные хозяйства.

Ломка или перестройка?

— Осенью прошлого года, когда первый очаг АЧС вспыхнул в СПК имени Ленина Цимлянского района, а это рядом — прямо через Дон, мы попали во вторую угрожаемую зону, был объявлен карантин. Всякое движение — перевозка свиней и продуктов свиноводства — было запрещено, — говорит Михаил Голиков, начальник отдела сельского хозяйства администрации Волгодонского района.

На территории во время карантина проводились санация, дезинфекция всех животноводческих помещений. И пока резона завозить туда животных нет. Поэтому администрация района и приняла решение о снижении поголовья свиней. Но ведь им надо было найти альтернативу.

Если руководители коллективных хозяйств ликвидировали свиноводство со вздохом облегчения, то о хозяевах личных подсобных  такого не скажешь. Они были против. И потому члены районной комиссии по ликвидации и недопущению распространения  АЧС  обошли все подворья, проводили с людьми разъяснительные беседы, рассказывали и о новых правилах содержания свиней, которые предусматривают наличие санпропускников, спецодежды, дезковриков. Для ЛПХ такие дополнительные затраты — тяжелое бремя, и потому далеко не все владельцы ЛПХ, не попавшие во вторую угрожаемую зону, рискнули оставить у себя свинопоголовье. Во время обходов члены комиссии параллельно выясняли, чем готовы заниматься жители района вместо свиноводства.

Подсчитали, что нужно дополнительно 600 голов крупного рогатого скота: крестьяне готовы купить 160 дойных коров и 340 голов КРС мясного направления. Спросом пользуется птица: куры, гуси, утки, индюки.

— Страусов народ пока не заказывает, — шутит Михаил Васильевич, — не то у нас возникла бы серьезная проблема. Их негде взять.

Действительно, даже такой простой коллективный заказ выполнить не так просто. Но приобретение поголовья для населения уже началось, следующая проблема — обеспечить доступными кормами и искать рынки сбыта для всей произведенной продукции. И вполне возможно, что придется решать вопрос с ее переработкой. К примеру, те же гуси. Они свинье не могут стать полной альтернативой в чистом виде: ведь и спрос на них основной — в зимний период, перед Новым годом и Рождеством. А свиней каждый хозяин растит планово: августовских сдаст — ребятишек в школу соберет, в сентябре — на уголь, весной — на семена, саженцы деньги нужны. И если заменить те полтора — два десятка свиней, которых за год выращивает один хозяин, то ему придется к сезону спроса откормить сотен пять-шесть гусей. А как такое количество забить, ощипать, подготовить к продаже? А если целый хутор упор на гусей сделает? В массовости — масса плюсов. К примеру, тот же гусь в Москве продается втрое дороже. Хуторяне могут для сбыта объединиться, прибыль увеличится.

Но чтобы дело пошло, надо прорабатывать вопрос мини-  переработки гусей. То же самое и с овцеводством: сейчас шерсть практически никому не нужна, за килограмм копейки дают, стрижка овцы дороже обходится, чем продажа шерсти. 

— А мы думаем в станице Романовской организовать шубное производство, и не только из овчины. У нас кролиководческое производство на подходе, — обозначает стратегические направления Голиков. — Фермер берется в бывшем свинарнике обустроить кроличью ферму: завозит туда клетки и племенных животных. Стартовать собирается с 500 племенных маток, но планирует на перспективу 2-3 тысячи.

Вообще наш народ, «оторванный от родной стихии», на идеи горазд, лишь бы сложа руки не сидеть. Были даже предложения завести в районе бизонов, этот вопрос прорабатывается самым серьезным образом. Потому  что именно мясное скотоводство имеет здесь перспективу: в районе 22 тысячи гектаров пастбищ и 6 тысяч гектаров сенокосов. Люди за выпас скота — аренду пастбищ — платят в течение сезона небольшие деньги, и потому рентабельность скотоводства здесь достигает 70 процентов. А баранина, к примеру, стала пользоваться на рынках хорошим спросом. И выращиванием нутрий многие занимаются. Кто хочет работать и обеспечить семью — ищет способ это сделать.

А кролик — подспорье…

У Михаила Самсонова из хутора Морозова хозяйствовать на собственном подворье неплохо получается, и профессия у него для ЛПХ очень подходящая: ветврач.

— Мы занимались свининой последние 10-15 лет. Когда пошла косить животных «африканка», пришлось сменить направление деятельности, — приглашая на подворье, начал разговор Михаил Иванович.  — Главная проблема — это линия забоя птицы. Она должна где-то быть, потому что в домашних условиях это очень трудоемкая операция, требующая привлечения большого количества людей.

В семье Самсоновых Михаилу главный помощник и советчик отец — Иван Иванович, а в «группе поддержки» — жена Любовь Николаевна и старшая дочь Ксения. Планы — увеличить стадо гусей с 250 до 1500 голов. Потому что и мясо пользуется спросом, и для пуха в городе Шахты есть приемные пункты, где дают за килограмм  пуха 230-240 рублей. Да и птица неприхотливая, водоем неподалеку, инкубатор собственный, и прививки никому поручать не надо. Какая помощь этой сельской семье сегодня нужна от государства? Хозяин планирует строить помещение под маточное поголовье, но кредит ЛПХ дадут только  300 тысяч. По нынешним временам — маловато.

— Но рук не опускаем. Главное, чтобы наладили забой и реализацию. У нас есть оптовые покупатели, но они — непостоянные, завтра может и не быть, тогда куда нам девать свою «альтернативу»?

Есть и еще у молодых селян загвоздка: такое хозяйство требует внимания с раннего утра до позднего вечера. Отдохнуть — некогда. Спасибо говорят Самсоновы своей соседке — тете Кате Чеботаревой, которая их выручает…