Заметки с V конференции Российского аграрного движения.

Прежде чем подняться на трибуну ростовской конференции РАД, премьер-министр Владимир Путин решил лично оценить виды на урожай. И пока в редакции «Нашего времени» верстался предыдущий материал о конференции РАД, вертолет премьера уже садился неподалеку от села Пешково, что в Азовском районе, между луковыми и хлебными полями СПК «Заветы Ильича».


«Заветы Ильича» премьеру Путину

Это солидное хозяйство, которому в нынешнем году уже 80, многое видело на своем веку и сегодня продолжает развитие сразу по нескольким направлениям. И не без успехов: только зерновых собирают в «Заветах» по 45 центнеров с гектара. Сейчас вот активно развивают животноводство: коренным образом реконструировали фермы, закупили в Германии коров голштино-фризской породы, благодаря чему надои молока поднялись почти до 4,5 т на одну корову.

Как всегда в эту пору на юге, в «Заветах Ильича» началась уборка урожая. В поле, куда направился Путин, его, конечно, ждали, и чайный стол на полевом стане накрыли на славу: черешня с добрую сливу величиной, ярко-оранжевые абрикосы, сладости…

Злые языки, правда, утверждали, что все это садовое великолепие — иноземного происхождения. Трудно сказать, но едва ли премьера, одобрившего эмбарго на ввоз в страну  европейской плодоовощной продукции, стали бы теми самыми запретными плодами кормить. Как бы ни были они сладки…

На остроту вопросов, что прозвучали во время полевого чаепития, определенная заданность всей встречи в поле повлияла мало. Селяне быстро перешли от дежурных тем к тому, что действительно их волнует: цены на горючее, судьба будущего урожая. Продавать, не продавать зерно? А если продавать, то по какой цене? Председатель СПК Сергей Понкратов не прочь был бы получить субсидию за сохранение поголовья скота. Из его пояснений было неясно: дошли ли до хозяйства деньги, направленные  на эти цели из госбюджета в область? Так или иначе, а премьер тут же предложил сидевшему рядом донскому  губернатору Василию Голубеву проследить за этим.

Не избегали председатель СПК, представители сельской династии Сага и другие механизаторы и довольно специ­фических тем. Так, подняли неожиданный вопрос нехватки бензина старых марок, с более низкими октановыми числами, на котором до сих пор работает немалая часть из имеющихся в хозяйствах техники. Всех волнует, и что ждет село после присоединения к Всемирной торговой организации. Ведь тогда то же зерно придется продавать по жестко оговоренной и не самой высокой цене. Как и другую продукцию.

— Меня самого беспокоит этот вопрос, — заметил в ответ Путин. — По зерну-то мы достаточно конкурентоспособны: производим на мировой рынок чуть-чуть поменьше, чем весь EC. США, ЕС и потом мы… Переговорщики у нас оговаривают хорошие условия  по субсидиям, и это даст нам возможность при необходимости увеличивать субсидирование. Разница в субсидировании у нас и на Западе, конечно, колоссальная. Даже боюсь сказать сколько. В сорок раз в целом!

Из этих слов только одно следует: как не торопилось раньше правительство в ВТО, так и не будет. Хотя, конечно, и плюсы от присоединения к ВТО  имеются. В частности, членство в этой организации позволило бы нам легче решить вопрос с организацией промышленной сборки зарубежной сельхозтехники — по образцу и подобию того, что имеется сегодня в сфере автопроизводства. Судя по всему, премьер к подобной идее подходил уже давно, а сейчас она захватила его всерьез:

— Мы хотим, если иностранный производитель приходит к нам, чтобы он производил не менее 300 тыс. автомобилей, чтобы локализация, то есть производство комплектующих на территории России, составляла не менее 60%. Конечно, часть производственных мощностей должна быть на нашей территории, а иначе нам неинтересно…

Дело того стоит: ведь это новые рабочие места, в том числе и для селян, новые финансовые возможности для развития социальной сферы — прежде всего на селе. Последней теме, судя по всему, сегодня придается все большее значение: не случайно же первый вице-премьер Виктор Зубков, выступая при открытии ростовской конференции РАД, среди приоритетных задач подъема села первой назвал именно развитие социальной сферы. А уже потом модернизацию, рост производства и т.д.

О сельской «социалке» много говорилось за чайным столом на полевом стане. О том, как дорожают вода, электричество, другие услуги ЖКХ, и как душат эти цены селян в благополучном хозяйстве всего в какой-то полусотне километров от Ростова. Что же тогда говорить о классической сельской «глубинке», там, где хозяйства еще не в состоянии платить людям те 11-15 тысяч, что платит своим 80 работникам Понкратов?

Земля тревоги нашей…

«Глубинка» подала голос уже непосредственно на конференции. Волгоградцы обратили внимание премьера на необходимость вплотную заняться телефонизацией села, сибиряки говорили о важности инфраструктурного обеспечения строящихся повсеместно столь популярных сегодня агропромышленных биокластеров. Прежде всего, это дорожная сеть, ЛЭП, локальные очистные сооружения, газификация и многое другое, без чего любой возводимый чудо-кластер останется набором дорогостоящих, но абсолютно бесполезных сооружений.

А Михаил Чернов, руководитель хозяйства и председатель регионального комитета Национального союза зернопроизводителей с соседнего Ставрополья, сравнив свой край с локомотивом, что двигает весь агропром, выразил тревогу: мол, при такой цене на воду для орошения и при такой волоките с подключением к газу ставропольский локомотив ничего никуда не вытянет…

Ответ не замедлил себя ждать. Премьер сообщил, что сейчас кабинет изучает вопрос  административного обуздания аппетитов естественных монополий: они смогут поднимать свои тарифы не выше уровня инфляции.

Еще ставропольцев серьезно волнует земельный вопрос. Конкретно: невозможность выкупить землю у тех, кто и не думает ее обрабатывать. Их поддержали аграрии из Тверской области, пожаловавшиеся на свои власти, взявшие курс на изъятие земель сельхозназначения под строительство.

Судя по всему, сообщенная информация особой новостью для премьера не стала. Путин отреагировал быстро и пообещал уже в ближайшее время реализовать некие решения, конкретизировать которые не стал, заметив лишь:

— Проблема очень острая, и ее нужно решать так, чтобы не обижать собственников этих паев, и так, чтобы это не мешало развитию хозяйств. Безусловно, речь идет о неиспользуемых землях сельхозназначения. Нужно ограничивать время, когда какие-то компании, особенно перекупщики, держат эти земли, не используют по прямому назначению. Нужно просто изымать эти земли…

И с тверскими властями премьер намерен, по его словам, «поработать»:

— Мы сейчас принимаем решения о том, чтобы разрешить строиться на сельхозземле только тем, кто на ней работает. Посмотрим — это может быть еще и связано с деятельностью федеральных органов, как это ни печально…

А наши земляки-дончане никак не могут включить механизм госгарантий крупных кредитов под масштабные проекты двух свинокомплексов. Препятствуют ограничения, заложенные в Бюджетный кодекс и устанавливающие определенный размер залоговой массы. Мнение премьера: пора предоставить соответствующие права субъектам Федерации:

— У них деньги есть на эти цели…

Этот вопрос был одним из тех, что обсуждался на встрече премьер-министра с донским губернатором. Путин спрашивал о текущей ситуаций в экономике области, о подготовке к уборке урожая. Отдельно премьера интересовало, как обстоят дела с реализацией программ по здравоохранению и образованию. В частности, каковы планы по повышению зарплаты учителям.

Ответ В. Голубева, уверенно пообещавшего стопроцентное выполнение достигнутой по этому вопросу договоренности с Минобразования, явно удовлетворил премьера. А когда губернатор сообщил о планах подтянуть с 1 сентября учительскую зарплату к среднеэкономическому уровню и плюс к тому к началу следующего года добавить педагогам еще денег, обычно сдержанный Путин пожал главе области руку.

Методы и результаты

Характеризуя по просьбе «Нашего времени» ситуацию в агропромышленном комплексе, первый вице-премьер Виктор Зубков, возглавивший теперь РАД, заметил:

— К счастью, проблем у отрасли становится все меньше. Когда мы 4-5 лет назад собирались на подобные конференции, число их исчислялось десятками. Сегодня же вопросов десять было поставлено серьезных. Не больше…

Не согласиться с первым вице-премьером нельзя: сокращение числа проблем — верный признак того, что отраслью занимаются. Тому подтверждение и характер всех последних визитов В. Путина на Дон. В последние два с половиной года он приезжает в область исключительно по «аграрным» поводам. Два визита на «Ростсельмаш», проведение прошлой осенью в Ростове совещания по итогам засушливого лета 2010 года… Преодолению последствия засухи был посвящен и приезд в самый разгар прошлогоднего июльского пекла президента Дмитрия Медведева…

Выстояв в прошлую засуху, сегодня селяне нацелены на сбор 85 млн. тонн зерна. Из них семь миллионов будут собраны на Дону. Закрепившись на мировом зерновом рынке, Россия, по словам Путина, готовится начать экспорт продукции животноводства. Пусть медленно, но на прилавки страны возвращаются отечественные продукты.

Прозвучавшие на конференции цифры обязывают ко многому. В иное время могли бы и сомнения вызвать. У нас ведь любят выказывать скепсис по разным поводам. Однако на этот раз в кулуарах ростовской конференции сомневающихся слышно не было. И отнюдь не потому, что овладели вдруг делегатами шапкозакидательские настроения. Просто до тонкостей знающие свою отрасль профессионалы не могли не оценить тенденций. И точно просчитали результат.

Фото с сайта donland.ru