— Должно быть, в том счастье у нас на Земле, чтобы забыть самого себя. Тот счастлив, в ком полнота, согласие и жажда жить для тех, кто дает эту полноту, согласие, радость, — так отвечает главный герой фантастической повести Алексея Толстого «Аэлита» на извечный вопрос о том, что же такое счастье.

Юрий Чуваркин с любимой женой Александрой неземным именем «Аэлита» назвали когда-то свое фермерское хозяйство. А еще раньше, в далекой юности, когда Юрий стоял каждый вечер под окнами студенческого общежития, где жила его ненаглядная Шурочка, любила эта пара любоваться на звездное небо. И самую скромную далекую небожительницу они тоже стали втайне от всех величать Аэлитой, решив сделать ее своим талисманом, чтобы звездочка всегда освещала их путь.

После получения дипломов с сельскохозяйственными специальностями молодожены приехали осваивать вполне земные профессии агронома и механика в одно из коллективных хозяйств Мартыновского района.

Пусть звезда принесет удачу

Шли годы. Росла семья. Вот уже и дочери стали невестами. Все, казалось, так будет всегда: дружба и взаимопонимание, работа, требующая полной отдачи времени и сил, забота о благополучии детей и их воспитании. В начале девяностых Юрий Васильевич трудился уже главным агрономом в другом хозяйстве этого же района — Сальском племсовхозе. Нагрянувшая перестройка, а с ней и кардинальные перемены на селе поставили все с ног на голову. Некогда гремевший в районе совхоз постепенно умирал. На одном из собраний было принято решение о реформировании хозяйства.

— Юрий после этого собрания пришел домой сам не свой, — вспоминает Александра Николаевна. — Было страшно на него смотреть. Стала его успокаивать: ничего, руки-ноги есть, голова на месте. Справимся. Будем заново учиться хозяйничать самостоятельно. А хозяйство наше назовем именем нашей звезды. И она нам обязательно принесет удачу.

Их земная «Аэлита» расположилась на пустующих землях поселка Гром — гора. Кто когда-либо бывал в Мартыновском районе, наслышан про местный пионерский лагерь. Вот по соседству с тем лагерем и появился в девяностые годы железный вагончик новоявленных фермеров Чуваркиных. Рядом с ним примостился трактор да бочка с водой.

Юрий в то первое фермерское лето сутками пропадал в поле. Домой наведывался на несколько часов. Александра, научившись водить машину, привозила мужу обеды и ужины. Приходилось и запчасти доставлять для постоянно ломающейся техники.

Изрядно вымотавшись из-за частых поездок, на семейном совете Чуваркины приняли решение стать настоящими помещиками: строить на своей земле дом-поместье.

— В то время сериал по телевизору шел. «Санта — Барбара», — улыбается Юрий Васильевич. — Смотреть его не было времени, а вот титры, шедшие в начале фильма, мне запомнились. Дом такой красивый с арками. Вот я и решил у себя подобный построить, чтобы дети и внуки в нем жили большой дружной семьей.

Чудо-усадьба

Через два десятилетия трудно представить владение «Аэлита», а именно так зарегистрирован адрес проживания разросшейся семьи Чуваркиных, некогда пустующим полем на семи ветрах. Здесь сегодня расположилась чудо-усадьба, куда даже из рядом расположенного лагеря детишек на экскурсии водят.

И большущий дом с арками, как мечтал Юрий, радует глаз. Стали жить в нем вместе с отцом и матерью семьи дочерей с детьми. По мере прибавления семейства количество комнат неизменно росло. Благо, простора в степи хватало. Строй — пристраивай!

И сад вокруг зеленеет. И аллея из хвойных деревьев ту усадьбу окружает. А цветов сколько! А кустарников разных! Чистота всюду. Иногда даже не верится, что все это великолепие в нескольких километрах от ближайшего поселка расположено.

И сауна в доме есть. И тренажеры для укрепления здоровья домочадцев. И водяную скважину здесь пробили свою. А воздух какой! А птицы экзотические! Гуляют павлины и карликовые петушки, фазаны в гости заходили. Их хозяева недавно решили на волю отпустить. Все во владении сделано основательно и со вкусом. Чтобы душа радовалась, как говорят Чуваркины.

В семье старшей дочери Наташи три дочери. Недавно сын появился. Приемный. Прочитали в местной газете о неблагополучной семье и решили усыновить мальчонку. Если бы историю эту мне никто не рассказал, я бы никогда о ней не догадалась — так похож Гриша на папу Андрея. И сестры в нем души не чают. И бабушка с дедушкой готовы об его успехах часами рассказывать.

У младшей дочери Юлии с мужем Анатолием дочь и сын. Вот и посчитайте, сколько человек живет в доме, который построили Юрий с Александрой. Да только не старайтесь, потому что здесь обычно в гостях то один, то другой родственник или просто знакомый. Для всех место находится у гостеприимных хозяев.

Глядя на спокойную доброжелательную Александру Николаевну, понимаешь, как много зависит в этой семье от ее тихого голоса. А ведь чуть больше десяти лет назад чуть не погасла для нее та звездочка Аэлита. Тяжелая болезнь приковала женщину к больничной койке. Она впала в кому, и местные врачи потеряли надежду на выздоровление пациентки. Только Юрий не верил в страшный диагноз. Возил докторов из города, искал по аптекам лекарства, делал своей Шурочке массажи и рассказывал хуторские новости. Однажды заметил, что жена отвечает глазами. А через месяц она смогла пошевелить пальцами. Потом стала садиться. Спустя еще время встала на «ходунки». А потом к ней вернулся и голос.

Односельчане выздоровление Александры и сегодня считают чудом. Только она уверена, что своей жизнью обязана мужу и родным.

Сделано по уму

Землички, как любовно называет свои сельхоз­угодья Юрий Васильевич, в «Аэлите» около трехсот пятидесяти гектаров. Да еще пастбищ сто гектаров. Сеют здесь перспективные сорта зерновых и масличных культур, не забывая и о кормовых. Чуваркин с самого начала своего фермерства понял, что без животноводства ему не обойтись. У него и сегодня есть свое молочное стадо и крупный рогатый скот. Плюс небольшая свиноферма.

Все животноводческое поголовье здесь ухоженное и упитанное. Молоко Юрий Васильевич по утрам во­зит в районный центр. Там у него свои постоянные покупатели. Пробовал заключить договор с заготовителями, да в цене не сошелся. А еще в «Аэлите» делают сметану и творог, масло и брынзу. Вся продукция пользуется большим спросом из-за высокого качества, ведь в фермерском хозяйстве используют современные технологии.

В советские времена такую постановку дела непременно назвали бы передовым опытом и возили бы сюда делегации. Хочешь — капельное орошение показывай. Хочешь — электропастуха демонстрируй. Можешь на высокоудойных буренок дать полюбоваться. Все у Чуваркиных по уму сделано.

Мне даже о проблемах как-то не хотелось расспрашивать. Но Юрий Васильевич, как истинный деловой человек, их стороной не обошел. Рассказывал, что и сельхозтехнику ему пора бы обновить, и неувязки с получением кредитов на приобретение дизтоплива нынешней весной были, и с системой субсидирования приобретения элитных семян он не совсем согласен.

— Фермеров загнали в кабинеты, — с досадой говорил Чуваркин. — Чтобы получить кредит, нужно чуть ли не каждый день бывать в различных районных организациях. Работать некогда. А не лучше ли оказывать господдержку заводам-поставщикам, чтобы цены для сельхозпроизводителей были приемлемые? Еще госзаказ нужен, тогда крестьяне не будут бояться сеять те или иные культуры.

— А как к продвижению семейных молочно-товарных ферм относитесь? — поинтересовалась я.

— Дело неплохое, — ответил Юрий. — Только вот опять тот же госзаказ нужен, и цена на молочную продукцию не должна быть заниженной. Иначе держать дойное стадо будет просто невыгодно.

Сам же он еще и птицеводством решил заняться. Их большой семье лишняя копейка не помешает. И для развития «Аэлиты», и для обеспечения будущего ее земных жителей понадобится.