Двадцать лет назад молодой специалист с «красным» техникумовским дипломом принял кардинальное решение в своей жизни – взял и не вышел после отпуска на работу на молочно-товарную ферму, где был бригадиром… Рушилась крепкая система хозяйствования. Винсовхоз «Шаминский» по уши погряз в долгах. И ждать его окончательного краха было не в характере Геннадия Гончарова.

Начинающий предприниматель занялся производством и переработкой подсолнечника. В декабре девяносто второго он с группой единомышленников организовал частное предприятие с немудреным названием «Семя».

— Конечно, вначале было очень тяжело, — вспоминает Геннадий. — В первые месяцы взяли кредит на огромную по тем временам сумму. Построили ангар. Поставили линию по переработке подсолнечника и производству растительного масла. И дело пошло, зарабатывать стали неплохо.

Пока совхоз приходил в упадок, «Семя» через год запустило вторую линию по производству масла. Еще через год у частников появилась своя мельница. Позже открыли пекарню, макаронный цех. Стали производить крупы.

— За 5 – 6 лет мы развили несколько взаимосвязанных отраслей хозяйства, — рассказывает Гончаров. — Сначала занялись зерноводством, потом овощеводством. Стали получать неплохие урожаи.

Непростое решение

Рядом зарастали сорняками совхозные поля, ведь на соблюдение агротехнологии нужны были деньги. А их в коллективном хозяйстве катастрофически не хватало. Вот и предложил тогдашний глава района возглавить винсовхоз Гончарову.

Геннадий сначала отказался.

— Но потом все-таки согласился, — вспоминал он. — Просто людей стало жалко. А тут в совхозе решили разобрать капитальное здание винцеха на стройматериалы, чтобы потом продать и погасить часть долгов по зарплате. Подъехали и ко мне. «Будешь покупать кирпич?», — говорят. А я как узнал, откуда его будут брать, за голову схватился. Тогда и принял решение расширить свое предприятие.

Мы не будем искать причины развала целой системы сельхозпроизводства в нашей стране в конце прошлого века. Тем более что до сих пор, по-моему, не найдено однозначного ответа. Только в отдельно взятом винсовхозе «Шаминский» его труженики тогда дружно проголосовали за раздел земли на паи. Большинство из них так же дружно сдали свою землю в аренду ЧП «Семя». Так и появился в Шаминке нынешний агрохолдинг, состоящий из двух агропредприятий: ООО «Исток-1», производящего сельхозпродукцию, и ООО «ДиМакс», занимающегося ее переработкой. Его генеральным директором и стал Гончаров.

Когда я позвонила перед приездом в Семикаракорский район Геннадию Петровичу, чтобы договориться о встрече, он откровенно признался, что хозяйство у него довольно известное, и реклама ему не нужна.

— А я и не собираюсь делать вам рекламу, — сказала я. — Вон в засушливый нынче год полеводы жалуются на серьезный недобор урожая, а у вас урожайность гораздо выше среднерайонного показателя. Наверное, можете поделиться с другими опытом.

Шаминцы делятся секретами

У Гончарова действительно есть чему поучиться. И прошедшая жатва одно из подтверждений тому. С одного гектара здесь сумели в среднем получить по 48, 7 центнера озимой пшеницы, по 40 центнеров ячменя. Сейчас полным ходом идет уборка овощных культур.

— В чем секреты? — переспрашивает у меня Геннадий. — Да нет никаких секретов. Все, как у всех. Главное — соблюдение технологии. Правильный севооборот, качественные семена, достаточное внесение удобрений, обработка посевов от болезней и вредителей…

Действительно, на первый взгляд, прописные истины. Только все ли их выполняют?! А шаминцы не только боронят, прикатывают, подкармливают свои посевы зерновых и овощей, но еще многие поливают. Куда ни кинешь взгляд — всюду дождевальные установки различной модификации.

О погубленной в конце девяностых мелиоративной системе Гончаров не может говорить без боли, ведь в нашей зоне рискованного земледелия просто не обойтись без орошения.

— У нас на поливе находятся почти все поля, — говорит он. — В прошлом году мы приобрели 5 оросительных установок, в предыдущем — 8. Строим новую насосную станцию. Но нужен государственный подход к проблемам мелиорации. В одиночку таким хозяйствам, как наше, не справиться с ремонтом и реконструкцией сетей.

Здесь ко всему подходят по-хозяйски. Гончаров на первое место ставит рентабельность. «От разумного до сверхразумного — наш принцип», — говорит директор. Сеют то, что востребовано на рынке и что необходимо для соблюдения севооборота. Например, горох. Он — хороший предшественник для многих культур. Из овощных отдают предпочтение моркови, столовой свекле, картофелю и луку. Выращивали бы и сахарную свеклу, рассказывает Геннадий, да реализация ее будет обходиться в копеечку. Транспортные расходы слишком велики.

Когда коснулись в разговоре других проблемных вопросов, то директор не обошел вниманием и растущие цены на топливо и энергоносители, и непростые отношения со страховыми компаниями, и низкую стоимость килограмма зерна.

— Опять фермеры вынуждены придерживать зерно в складах в ожидании большей цены, — сетовал он. — А с кредитами все равно расплачиваться надо. Как тут угадаешь, как правильно поступить?

«Спорительница хлебов»

В «ДиМаксе» и «Истоке» трудится большая часть населения хутора, только постоянных рабочих более 150 человек. Предприятие Гончарова берет на себя львиную долю социальных проблем в Шаминке.

— И школе помогаем, и детсаду, — говорит Геннадий Петрович. — Водоснабжение практически на себя взяли, уборку мусора. Кадры готовим для сельхозпредприятия, направления даем на учебу. Проще сказать, в чем мы не помогаем.

Несколько лет назад на средства предприятия был возведен православный храм в честь иконы Богородицы «Спорительница хлебов». А не так давно на въезде на поля ООО «Исток-1» также по инициативе Геннадия установлен и освящен киот с иконой Божьей Матери «Спорительница хлебов».

— Не жалеете, что двадцать лет назад вы круто изменили свою жизнь? — спросила я у Геннадия, когда он показывал мне свои владения.

— Нисколько, — уверенно ответил он. И добавил: — Мы привыкли ни на кого не надеяться. Разве что на бога.