А что до последнего времени сдерживало расширение площадей под картофелем в нашем регионе?

Продолжение. Начало в № 387

Не хочу «жуковский», «импалу» — хочу!

Конечно, первое, что приходит в голову — конкуренты с низкими ценами, которые в любой момент могут обвалить рынок, сбив оптовую цену.

В разгар уборки раннего картофеля в КФХ Николая Юзефова на складе, где шла сортировка, расфасовка и отгрузка картофеля, я наблюдала такую картину.

На-экспериментальном-участке-за-две-недели-до-уборки.jpg

У весовой большая очередь из фур, обычных грузовиков, «газелей», за соблюдением которой внимательно следит весовщица. Водители подсчитывают, когда же наступит их черед. Вдруг одному позвонили. По реакции понимаю, что появилась возможность приобрести картофель по более низкой цене. Очередь из фур редеет. И конкурент — вовсе не Польша, не Белоруссия даже. А Краснодарский край. Там начали копать новый ранний сорт картофеля, весьма продуктивный и пользующийся большим спросом. Да еще на рубль дешевле — объемы позволяют. Хорошо, Юзефов в качестве своего картофеля уверен, цену не снижает. А другого производителя такой демпинг мог бы и подкосить.

С-поля-картофель-сразу-идет-на-переборку-и-упаковку.jpg

А достать популярный семенной материал очень непросто. В прошлом году из-за карантинных болезней Россия сама закрыла рынок для импорта семян картофеля. Если таковые попадают к нам окольными путями или кто-то успел купить не менее продуктивные сорта у местных производителей, тот — на коне.

—  Семенного материала своего у нас вполне достаточно, — утверждает Рустам Негуч. — Есть хорошие отечественные сорта, к примеру – «жуковский». Или уже завоевавший наш рынок — Центральный и Южный регионы — «ред скарлет». А гоняются за «импалой», другими новинками. Хотя мы поставками семенного материала не занимаемся, в день приходит на него 20-30 заявок.

Так что назрела необходимость в производстве собственных семян, не уступающих по качеству европейским. Но это — перспектива, над которой надо работать, к которой надо готовиться.

На сколько тянут отходы?

По мнению ведущего сотрудника Всероссийского НИИ фитопатологии кандидата биологических наук Алексея Филиппова, проблема не только в том, что не развито семеноводство. Не развита и переработка картофеля. Оттого и возникает потребность в огромных его объемах.

Руководитель-ООО-Задонье-Наталья-Киришан-и--заместитель-главы-Семикаракорского-района-по-сельскому-хозяйству-Юрий-Батиенко.jpg

Картофель теряем не только в поле из-за болезней и вредителей, неправильного применения технологии, но и при хранении, даже — при потреблении. Сколько полезного продукта хозяйки выбрасывают вместе с картофельными очистками? Тысячи, сотни тысяч тонн в год. А ведь производство картофеля может быть безотходным.

Алексей Филиппов объясняет это отсутствием государственной программы производства этого продукта. Объемы производства картофеля напоминают движение качелей: картофель то в избытке, то его недостает. Все зависит от цены и спроса, а они непостоянны и не системны, так как фактически отсутствует система переработки. Для многих потребителей замороженный, уже очищенный картофель, который только остается бросить на сковороду, — диковинка. А ведь это и есть путь к безотходному производству.

– Ситуация такова: если государство поможет построить хранилища, морозильные камеры, которые требуют больших вложений, а отдачу дают не сразу, обойдемся мы без европейских и прочих поставок, — уверен заместитель главы Семикаракорского района Юрий Батиенко.