В Кутейниковском сельском поселении Зимовниковского района животноводам в нескольких хуторах теперь негде пасти скот. 

Здесь на птичьих правах пасется до осени племенное дойное стадо Пашаева.


Про домик в деревне и корову с золотыми рогами 

После окончания ветеринарного техникума в Дагестане Кибадулла Пашаев по распределению шесть лет работал ветврачом в Заветинском районе. Потом его пригласили в колхоз Харьковский Зимовниковского района, где он и обосновался на всю жизнь. Работали с женой на ферме. Он – по своей специальности, Ширин – дояркой. Семерых детей подняли. Те, как гусята, один за другим по заносам, по слякоти каждый день за два километра в школу ходили. И это не мешало хорошо учиться: пятеро – с высшим образованием, по городам разъехались. Старший в Москве живет и работает. Мы с ним по случаю познакомились – приехал с сыном в отпуск отцу помочь. 

Хутор Трудовой, где 35 лет живет с семьей уроженец Дагестана Кибадулла Пашаев, в конце весны – начале лета представляет собой идеальное место для съемки рекламного ролика «про домик в деревне» и натуральное молоко. Над пастбищем стоит пряный аромат – цветут степные травы, которые придают натуральному живому продукту неповторимый вкус. 

Разномастные буренки спокойно пасутся, периодически отдыхая в тени деревьев, – на краю пастбища есть небольшая рощица, а в балке протекает речушка, над которой у Пашаевых небольшой огород. В загоне для скота – мехдойка. Под навесом просыхают на солнышке сорокалитровые фляги. Продукцию Пашаевых ждет Семикаракорский сырзавод. В месяц семья сдает 6 тонн молока. На первый взгляд – мирная жизнь животноводческой точки. Но хозяева – в большой тревоге.

Семья Кибадуллы ПАШАЕВА 35 лет занимается животноводством в Зимовниковском районе.
Семья Кибадуллы ПАШАЕВА 35 лет занимается животноводством в Зимовниковском районе.

– Вчера в очередной раз приехали законные арендаторы пастбища и загнали коров к нам во двор, мол, нет им хода на наши земли, – рассказывает Кибадулла. – День промаялась скотина, сегодня с утра снова выгнали пастись. А чем кормить? Не одна, не две головы – стадо целое. Выход один – прямо с дойки везти коров на мясокомбинат. Но для меня это – нож в сердце. Мы телочек красной степной породы малышами покупали в племенном хозяйстве в Орловском районе, выкармливали по всем правилам зоотехнической науки, чтобы получились из них продуктивные животные. Весь свой многолетний опыт, знания в этих животных я вложил. Первотелки дают от 18 до 23 литров молока. И жирность высокая. Разве можно таких – на мясо?

Как же получилось, что готовое племенное стадо, на которое в других районах люди берут государственные гранты – деньги немалые, причем – без возврата, а власти такие семейные животноводческие фермы позиционируют как большое достижение, в Зимовниковском районе никому не нужно? И почему сам хозяин о пастбище для живности не позаботился? 

– Так я несколько раз обращался к главе сельского поселения и главе района с тем, чтобы пастбище в аренду взять. Ответ был один: не сдаем. Мы 30 лет скот пасли на этом месте, налог за землю платили. О том, что пастбища с 2018 года без торгов отдали в аренду казачьему обществу, мы узнали уже после того, как все договора были заключены.

– А куда вам с готовым молочным стадом деваться, не сказали?

– У меня есть земля, но – пашня, 160 гектаров. Эту землю в аренду сдаю, получаю зерно. Без зерна молочное стадо точно так же не прокормишь, как и без пастбища хорошей продукции не получишь. Так нам и полученного за аренду земли зерна иногда не хватает, докупать приходится. Да и пасти на пашне скот никак не получится – семь километров в одну сторону гнать надо. Сколько молока дадут коровы при таком ежедневном «марафоне»? Был готов часть пашни поменять на пастбища – отказали. Семь человек в районе на совещании по моему вопросу подумали и предложили – сын свидетель: покупай пашню поблизости и там паси скот. Что мне на это надо было ответить? Так и сказал: «Можно, конечно, для дойного стада вместо пастбища пашню купить или в аренду взять. Но тогда литр молока должен стоить, как минимум, 500 рублей, а не 15-18. И рога у коров должны быть золотые».

Сегодня жизнь дойного стада Пашаевых держится на волоске – доброй воле новых арендаторов: разрешили пасти скот до зимы, а следующий сезон – уж извиняйте.

Пашаевы – не одни такие. Неподалеку есть практически опустевший хутор Ново-Лодин, где обосновались выходцы из Чечни. У тех скот пасется по заброшенным подворьям – они здесь считаются пастбищем. А пастбища вокруг хутора охраняет от скота электропастух, их тоже общине в аренду отдали. 

Живность – вне закона.
Хозяин – тоже

Когда конфликт вышел за рамки хутора, на совещании, в срочном порядке проведенном в администрации Зимовниковского района (туда приехали из Волгодонска представили дагестанской диаспоры, животноводы без пастбищ), последним объяснили: вопросом занимается районная прокуратура. Найдет она нарушения в том, что сделала власть, все вспять повернется. Нет – будут искать для Пашаева (о других речи не шло, с ними обещали разобраться в индивидуальном порядке) варианты. Но нарушений прокуратура не нашла. И где теперь оставшимся не у дел пастбища искать? Администрация района передала казачьей общине почти 400 гектаров пастбищ вокруг хуторов Харьковский, Трудовой, Ново-Лодин и Калинин. С 2015 года есть в России такой закон, чтобы пастбища без торгов казачьим общинам отдавать. И других пастбищ в округе нет. Теперь вокруг пригодной для скота земли натянута проволока, скот на ней не пасется. За исключением пастбищ вокруг хутора Трудовой: там ходит небольшой гурт нового арендатора – голов 25-30 и панаевские буренки на птичьих правах – до осени. 

Для общественного стада в хуторе Харьковском (в нем на сегодняшний день осталось всего около 30 голов вместо бывших когда-то 150) оставили более 100 гектаров под пастбище. Но туда Пашаевым хода нет. 15 голов, как от личного подсобного хозяйства, еще можно пасти (у Кибадуллы два взрослых сына, вроде как от трех семей можно было бы 45 голов гонять, так нет, он ведь теперь – ИП), так что остальных куда хотите, туда и девайте. Но почему бы казачьей общине этим пастбищем не пользоваться, а часть все же оставить Пашаеву? Но этот вопрос даже не обсуждается. 

В районе совещания проходят чуть не каждую неделю, но ничего не меняется. Получается, что по закону пашаевским буренкам реально до осени жить осталось. 

Решили мы сами поискать, где и как закон о передаче земли в аренду без торгов применяется. И с удивлением обнаружили, что предусмотрены не только случаи предоставления земельных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности, в аренду без проведения торгов казачьим обществам для сельскохозяйственного производства, сохранения и развития традиционного образа жизни. По закону на это же имеют право – заключать договор аренды без проведения торгов – и другие граждане. К примеру, те, кто раньше участком пользовался и платил аренду. А Пашаев за последних три года – с 2016 по 2018 год – заплатил сельскому поселению около 70 тысяч рублей. Но – без договора аренды. Причем платил поквартально, без задержек. Напомним, что два сына Пашаева, живущие в хуторе – инвалиды детства (но с живностью управляются, и отец для них все дело с дойным стадом и затевал). 

Платили за пользование пастбищами и живущие в хуторе Ново-Лодине чеченские семьи, практически все – многодетные. Фактически эти хутора и стали животноводческими точками, поскольку вокруг них уже не первый десяток лет осевшие в них люди пасут скот. 

А Земельный кодекс РФ, глава V.1 Статья 39.6 гласит, что без торгов участок имеет право получить в аренду конкретный арендатор, пользовавшийся земельным участком, предназначенным для ведения сельскохозяйственного производства, который надлежащим образом такой участок использовал. Но там есть оговорка: при условии, что заявление о заключении нового договора аренды такого земельного участка подано этим арендатором до дня истечения срока действия ранее заключенного договора аренды такого земельного участка. А Кибадулла Пашаев по поводу аренды обращался к главе поселения в 2016 году, когда земли были в распоряжении поселений, и после 2017 года – к главе района неоднократно. Писали заявления и чеченские семьи. 

Более того, территории, на которых земельные участки могут без торгов предоставляться казачьим обществам, так же, как и другим гражданам, должны быть определены публично. Как минимум об этом надо было предупредить тех, кто здесь по сложившемуся порядку пользования пас скот. А в Зимовниковском районе все сделали по-тихому. И собственников скота поставили перед фактом: с пастбища вон. 

Зато теперь имеем громкое дело. Люди сразу двум президентам обращения готовят – Владимиру Путину и Рамзану Кадырову.

Мы будем следить за развитием ситуации. 

Видео автора