Как «Ростсельмаш» получил подножку от своего белорусского партнера. Завод «Гомсельмаш» без предупреждения и в одностороннем порядке нарушил заключенный с ростовскими комбайностроителями контракт на поставку комплектующих для ростовских кормоуборочных комбайнов.

В разгар сезона необходимые детали и узлы перестали поступать в Ростов.

По оценке, содержащейся в официальном сообщении, распространенном  руководством «Ростсельмаша», представители «Гомсельмаша» «имеют какой­то собственный бизнес­этикет, где данное слово, подписанный контракт ничего не значат. Кроме того, белорусские сельхозмашиностроители своими щупальцами опоясали Россию, вползая, ввинчиваясь в российский бизнес, демпингуя и создавая псевдопредприятия за счет российских налогоплательщиков, штампуя примитивные аналоги».

Как видим, заявление очень резкое и для такого рода документов даже излишне эмоциональное. Сам заголовок его — «Белорусская диверсия» ­  не оставляет сомнений насчет состояния, в котором пребывают ныне отношения между партнерами. Лучше всего они описываются словами «недобросовестная конкуренция». Как отмечают на «Ростсельмаше», именно конкурентные мотивы движут белорусскими коллегами, которые «самостоятельно долгие годы поставляли свои кормоуборочные комбайны». Однако, по мнению ростовских комбайностроителей, в последние годы российские аграрии все чаще отдают предпочтение машинам с маркой «Ростсельмаша». Вот в Гомеле и не придумали ничего лучше, как подставить своим ростовским партнерам ножку…

Надо сказать, «Ростсельмаш» в свое время не слишком охотно пошел на сотрудничество с гомельскими комбайностроителями. По мысли руководителя отдела рекламы и PR «Ростселшьмаша» Татьяна Закаблуковой, партнерство с «Гомсельмашем» ростовчанам едва ли не навязали «некоторые российские чиновники». В списке поставщиков «Ростсельмаша» белорусское предприятие сохранялось «только благодаря политическим договоренностям между правительствами двух государств». После случившегося остается мало сомнений насчет дальнейшей судьбы этих партнерских связей.