Витрина, за которой стоит Ирина, — настоящий рай для сладкоежек: торты, печенье, конфеты, пряники, сдоба — всего около полутысячи наименований продукции. Такого ассортимента я не видела ни в одном магазине, только на рынке в селе Песчанокопском.

— Мне полкилограмма «Мишек», два «Рошен», разных. И вот это печенье, наверное.

— Это новое, очень вкусное. Возьмите — попробуйте.

Сладкие новинки Ирина предлагает своим покупателям почти еженедельно. Ее сестра Ольга лично ездит закупать сладости на базы. Она знает, что одни клиенты любят что-нибудь новенькое, другие — консервативны. Сестры стараются угодить и тем, и другим. Ирина выучила вкусы многих селян почти досконально, поэтому почти у каждого третьего спрашивает: «Как всегда?» После одобрительного кивка взвешивает без дополнительных указаний конфеты с печеньем. Ничего не путая, попутно спрашивает и про детей, и про маму, и про собачку, и обязательно улыбается.

— Здесь еще две девочки работают, — рассказывает Ирина, — у нас с ними девиз: дом — это дом, работа — это работа. Поэтому на работу мы свои тяготы никогда не переносим — нельзя.

С людьми работать непросто. Нужно успеть переключиться с настроения на настроение. Одни приходят, чтоб купить конфеты на День рождения, другие — на поминки. Работа забирает много сил. С домашней работой справляется только благодаря дочерям. Их у Ирины — три. В самые тяжелые моменты, например, на Новый год, когда покупателей много, они помогают маме и на рынке. Если чем-то и избалованы школьницы, то только сладостями:

— Я иногда забываю принести конфеты с работы, — рассказывает Ирина. — Девочки просят, а мне приходится отсылать их к Оле. Хорошо, мы живем в нескольких шагах друг от друга. Мы, как близнецы, — не расстаемся.

Сестры, в самом деле, кажется, друг без друга существовать не могут. Ольга старше, серьезная и рассудительная. Она и делает то, что старшим положено — все продумывает, организовывает: закупает товар, планирует расходы, покупку оборудования, занимается административными делами. Ирина кажется более эмоциональной, разговорчивой, улыбчивой. Она как душа этого семейного союза. У такого продавца раз что-нибудь купишь, к другому потом вряд ли пойдешь.

— Ольга тоже торгует, — рассказывает Ирина. – По четвергам она выезжает в Красную Гвардию в Краснодарский край. Там ее все очень любят. Даже подарки дарят. Она порядочная, совестливая. Когда только начинала торговать, ей было неудобно деньги с людей брать. Поэтому она не любила в Песчанке торговлю вести — здесь же все свои. А в Красной Гвардии ей легче было.

До 93-го года Ольга работала в лаборатории, проверяла овощи. Потом ее сократили. По примеру многих сокращенных она решила пойти на рынок.  Сначала торговала всем подряд: рыбой, сыром, колбасой, конфетами — что можно было достать. Не так-то просто это было. Приходилось приезжать за товаром еще ночью, иногда переплачивать. Цены быстро росли. В общем, почти 10 лет Ольга особой прибыли не получала, но альтернативы в работе не было. А этим делом все-таки семью могла прокормить.

Ольга вовлекла в свою деятельность мужа. Владимир работал агрономом в плодосовхозе. Зарплату не платили по полгода, а Ольге товар возить было не на чем. Каждый день нужно было ехать в какое-нибудь село. Постоянного места на рынке у Ольги тогда не было. На семейном совете они с мужем приняли решение объединиться. Потом пришла Ирина. Так до сих пор и работают.

— Хорошо, наверное, вместе, — высказываю предположение, почти уверенность. — Положиться друг на друга можете. Дети к вам придут работать?

— Не хотелось бы, — отвечает Ирина. — Слишком тяжело не иметь ни выходных, ни праздников. Ведь когда вся страна отдыхает, нам приходится работать. В этот период мы получаем самую большую выручку. Отдохнуть позже тоже не можем: товар слишком быстро приходит в негодность.

— В сентябре у меня дочь в Питере замуж выходит, — рассказывает Ольга. — Хочется поехать и Ире тоже, но вдвоем оставить торговлю мы не можем. Сестре, думаю, придется остаться. Так что, сами понимаете, не очень хочется, чтоб и у наших детей вся жизнь за прилавком прошла. А положиться друг на друга мы, конечно, можем.