После разрушительной перестройки от былой технической базы сельского хозяйства советской империи сегодня мало что осталось. Потому, даже просто увидеть теперь в провинциальной глубинке ремзавод, где капитально ремонтируют двигатель тяжелого грузовика всего за одну рабочую смену, для помнящего былые времена репортера — нешуточное везенье.

— Качество всех выполняемых нами работ мы гарантируем любому заказчику. Оно у нас, несомненно, лучше, чем у заводов-производителей, — уверяет генеральный директор предприятия Василий Селютин.

Василий Яковлевич у «командного руля» с 1984 года. Подотчетное ему ремонтное хозяйство было в ту пору районным подразделением «Сельхозтехники». В 1993 году преобразовали подразделение в самостоятельное открытое акционерное общество с длинным и достаточно сложным названием — «Песчанокопсагроремтехсервис». Специализация — ремонт автомобильных двигателей, узлов и агрегатов к ним, ремонт и техническое обслуживание энергонасыщенных тракторов, холодильного оборудования и кондиционеров, комбайнов семейства «Дон». Находится предприятие на земле самого южного района Дона, в древнем селе Развильном. Здесь, кстати, с советских времен сохранилась еще и совершенно «эксклюзивная» в нашей области межколхозная строительная организация, о чьей деятельности и судьбе «Наше время» уже рассказывало своим читателям.

— Раньше каждый район имел такую собственную строительную структуру, теперь осталась она одна-одинешенька на весь Дон, — объясняет Селютин. — А вот предприятия, подобные нашему, в области еще кое-где сохранились. В Зернограде, например, автотранспортное хозяйство, где директором Василий Иванович Свердлов, в Сальске еще есть ремзавод такого же профиля…

В конце 80-х завод удалось основательно перевооружить уникальными станками и оборудованием из оборонной промышленности. Трудилось тогда здесь несколько сотен человек, имелись свое мощное подсобное хозяйство, детский комбинат. Автомашины капитально ремонтировали, комбайны, трактора. Одних только двигателей до полутора десятков за одну рабочую смену в строй возвращали.

 Постоянно сотрудничали с «Ростсельмашем», я и по сей день предпочитаю именно его продукцию. Было время, Нина Васильевна Переверзева испытывала каждую новую модификацию комбайна в поле, мы тут же устраняли замеченные ею недостатки, улучшали узлы, агрегаты, экспериментировали, — рассказывает Василий Яковлевич. — Сейчас-то окрестные хлеборобы, кто покрепче, обзавелись импортными тракторами, комбайнами. Обслуживание же, наладка, регулировка сервисными службами зарубежных производителей влетает в серьезную «копеечку». Да еще западные фирмачи по любому поводу предъявляют претензии, недовольство высказывают. Не лучше ли работать на отечественных сельхозмашинах? И, конечно, — «патриотичнее», хоть это слово, к сожалению, уже забывать стали…

Времена для ОАО «Песчанокопскагроремсервис» — суровые. Специализированный цех, к примеру, в котором одновременно можно ремонтировать сразу десять комбайнов, прошедшей зимой простоял впустую. А его в ущерб себе все же отапливали, поддерживали в рабочем состоянии. Последний раз там кипела работа два года назад, когда ремонтировали сельмашевские комбайны, принадлежащие ЗАО имени Кирова. Капремонт каждого обошелся заказчику тогда всего в 350 тысяч рублей.

Сегодня в штате предприятия — всего 56 человек. Большей частью — профессионалы, мастера со стажем в десятки лет. Не уходят с завода те, у кого, по словам Селютина, есть какое-никакое личное подсобное хозяйство, сад, огород.

 Из мастеров нашей специализации, — рассказывает шлифовальщик высшего разряда Евгений Дорофеев, — остались только мы с моим напарником Владимиром Богдановым. С удовольствием работали бы хоть в три смены, и молодежи свой опыт с большой бы охотой передавали. Да вот только работы-то почти и нет. Выживаем действительно за счет домашних «промыслов». Я, например, чтобы семью прокормить, держу небольшую звероферму, развожу нутрий…

Пару лет назад случилась на предприятии беда. Сгорела часть производственных помещений, погибло ценное оборудование, пришли в негодность многие уникальные станки. Последствия устраняли своими силами, фактически оставшись без собственных оборотных средств. Основное производство все же восстановили.

— Принято у нас равняться во всем на западные «продвинутые» страны, — рассуждает генеральный директор Селютин. — А нашлась бы какая тамошняя фирма, что в подобной ситуации смогла бы восстановиться? Западу такое и не снилось! Меня, признаться, вовсе не это волнует. Восстановиться-то мы восстановились, а вот сколько так продержимся, это вопрос вовсе не праздный. И меня не собственное будущее тревожит — за людей переживаю, чье настоящее мастерство, того и глядишь, окажется никому не нужным…